Андрей Владимирович Добрынин. Стихотворения 2017 года.




* * *

Обмануть, надругаться и бросить –
Вот о чём помышляет мужик.
Я об этом всем девушкам юным,
Как отец, говорю напрямик.

И поэтому лишь справедливо
Мужика обобрать догола –
Я девчонкам внушил эту мудрость,
И теперь их дорога светла.

Вдоль дороги развешены деньги
На рогах разветвлённых мужских –
Их срывают мои ученицы
И ховают в бюстгальтеры их.

Превратиться в жену и мамашу
Не спешат ученицы мои,
Ибо мрём-то мы все в одиночку,
Будь то даже и в лоне семьи.

И девчонки при помощи дилдо
Утоляют семейственный зуд,
И сигают потом за деньгами,
И когтями пространство секут.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.01.2017 год

* * *

Во сне я иногда летаю,
А наяву – могу разбиться,
Ведь стали что-то староваты
Российские стальные птицы.

Трудовики ползут по грунту
В своих мучительных заботах,
А собственники мчатся в небе
На новых личных самолётах.

Не так давно и мы летали –
Увы, теперь всё это в прошлом,
Но я пространство мировое
Не оскверню ворчаньем пошлым.

Без Бога ведь и прыщ не вскочит,
И собственник не народится,
И, даже устарев предельно,
Не упадёт стальная птица.

А значит, ежели молиться
И усмирять позывы плоти,
То и летать, пожалуй, можно
На самом дряхлом самолёте.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.01.2017 год

* * *

Меня избаловали бабы –
Уж больно были хороши;
Не из-за них ли стали слабы
Конструкции моей души?

Не из-за них ли тщился денег
Я так и сяк раздобывать
И всякий честный современник
В итоге стал в меня плевать?

Я к бабам бросился – едва ли
Я мог иначе поступить;
«Прочь, аферист!» – они сказали,
И как тут было не запить?

И запил я – и пью доселе,
А денег мне дают все те,
Кто баб сумел узнать на деле,
В моральной ихней наготе.

Я обаятельный бездельник,
А не конторский жалкий раб,
Ведь не скудеет кладезь денег –
Мужская злоба против баб.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.01.2017 год

* * *

Птичий грипп подцепив в магазине,
С коим сладить не всем по плечу,
Заявил гражданин Апфельсинер:
«Медицины бесплатной хочу».

Перепутал рамсы Апфельсинер,
Охренел, потерял берега,
Ибо рынок любой медицине
Доставляет большие блага́.

Ибо рынок в любой медицине
Создаёт положительный сдвиг –
Если был бы борцом Апфельсинер,
Он бы правило это постиг.

Он бы вспомнил врачей из Европы,
Их доходы, и виллы, и баб,
Ну а он из-за птичьей хворобы
Весь раскис и духовно ослаб.

Он запел как холопские массы,
Словно низшие люди точь-в-точь,
И за это из списков «Парнаса»
Был безжалостно выкинут прочь.

В Апфельсинере вдруг приоткрылось
Супротивное нам существо,
И поэтому засеребрилось
От слюны всё надгробье его.

Да, он помер от птичьего гриппа,
И частенько не в офис, не в клуб, –
Мы приходим на кладбище, ибо
Сладко плюнуть на вражеский труп.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.01.2017 год

* * *

Казалось мне, что времени – в избытке,
Я веселился, а трудяга тлен
Ел поедом мои живые нитки,
И расползался жизни гобелен.

Ведь гобеленов истинных не вяжут
Среди сует, забав и пития, –
Конечно, знатоки иначе скажут,
Они – художники, не то что я.

Я в их работах наблюдаю дыры
И цокаю с насмешкой языком,
И в бледной тишине своей квартиры
Усиленно орудую крючком.

Да, я стоял среди равнины голой,
Пустив на ветер половину лет,
Но, к счастью, Бог мне дал хоть невесёлый,
Однако очень правильный совет:

«Отбрось всё то, что вредно для работы,
И гобелен получится таков,
Что и со мной свести позволит счёты,
И посрамить чванливых знатоков».

        Андрей Владимирович Добрынин 04.01.2017 год

* * *

Нам было весело за водкой,
Нас тешил собственный цинизм,
И тут хромающей походкой
Ввалился глупый терроризм.

Он начал изрыгать угрозы,
Он начал всячески пужать,
А мы из глаз роняли слёзы –
Уже до слёз мы стали ржать.

И враг на нас махнул рукою
И рьяно принялся за тех,
Чья жизнь была совсем другою –
В ней был нечастым гостем смех.

Ответом их немой надежде
Враг сделал пули и тротил,
А мы смеёмся, как и прежде,
Смеёмся из последних сил.

Над тем, что Бог для мира – отчим
И нет любви на небесах, –
Да, и над этим мы хохочем,
Хохочем с ужасом в глазах.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.01.2017 год

* * *

Словно вчерашний – помнится так
Вечер давнишний тот:
В подъезд я сунулся, но мертвяк
Навстречу выпал на лёд.

Добрый соседушка, друг семьи –
Его я сразу узнал;
Он принимал безналичку – и
Дельцам отсчитывал нал.

Он брал за это процентик свой,
Но бизнес в прошлом, увы,
Для тех, кто рухнул с лишней дырой
В области головы.

Да, тем, кто рухнул с лишней дырой,
Становится наплевать
На то, как ладить с детьми, с женой
И сколько кому давать.

Издал мертвяк, лежавший на льду,
Долгий беззвучный крик:
«Берите всё! А я побреду
Голеньким на пикник,

По мягким розовым облакам,
На сладкие звуки арф,
Оставив вам, земным дуракам,
И деньги, и прочий скарб.

Можете грызться из-за него,
Как грызся и я, пока
Не изменил моё естество
Стрелок нажатьем курка».

        Андрей Владимирович Добрынин 05.01.2017 год

* * *

Одобряю тебя, невезенье –
Сокруши человеку карьеру,
Чтобы тот самомненье утратил
И в себя нерушимую веру.

Чтоб искал утешения в чарке
И бродил, на шнурки наступая,
Каждый день в вечереющем парке,
Как Адам, удалённый из рая.

Человека, в противность Адаму,
Пусть с презреньем покинет супруга,
Пусть гудки завывают упрямо,
Коль захочется вызвонить друга.

И в своей правоте неизменной
Человек лишь тогда усомнится,
И мой образ, простой и смиренный,
Лишь тогда ему сможет присниться.

В этом сне из глубин листопада
Я навстречу иду по аллее;
В этом сне удивляться не надо,
Если встречный посмотрит жалея.

В этом сне пониманье – не чудо
И останется, сколько ни снись я;
В этом сне даже кажется, будто
Сон является подлинной жизнью.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.01.2017 год

* * *

Желаю я пить помаленьку,
А как мне прикажете пить –
Прикажете с бешеной скоростью
В бухле сображалку топить?

Нет, так я бухать не желаю –
Чтоб все осуждали меня;
Желаю я пить потихонечку
На склоне житейского дня.

Желаю я пить помаленьку,
Чтоб дни незаметно текли,
Чтоб я не заметил мгновения,
В которое сдрисну с Земли.

Но тело своё я оставлю –
Оно ведь желает пожить,
Чтоб всех быстропьющих товарищей
Башкой об косяк приложить,

Чтоб вышибить демонов пьянства
Из этих молодчиков вон,
Чтоб тихо шептались товарищи:
«Стал слишком уж правильным он».

Так будет свирепствовать тело,
Но я на своих небесах
Вдруг цыкну – и тело повалится,
И лопнет у всех на глазах».

        Андрей Владимирович Добрынин 06.01.2017 год

* * *

Я пишу в нарастающем темпе,
Потому что я скоро умру,
И за это я высмеян теми,
Что давно охладели к перу.

Охлажденцам одно остаётся:
Отпускать свои шуточки, но
Коль кастрат над мужчиной смеётся –
Это тоже, пожалуй, смешно.

Да уж, евнухи – странные люди,
Потому-то я с ними и крут –
Им ведь хочется к странной причуде
Приравнять мой божественный труд.

Но кастрат остаётся кастратом,
А самец остаётся самцом –
Этот факт ни смешком подловатым
Не изменишь, ни едким словцом.

Созиданье – серьёзная штука,
А не тема паскудных острот,
Потому я и вышел из круга
Чересчур остроумных господ.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.01.2017 год

* * *

Сквозь мир, прокалённый морозами,
Озлоблен судьбою своей,
Я плёлся и сыпал угрозами
По адресу важных людей.

Но важные люди не слышали,
Какую я чушь говорю,
Они ведь затем и барыжили,
Чтоб жить в персональном раю.

В раю – минимальная слышимость,
Поэтому рай знаменит,
Поэтому там и недвижимость
Высо́ко на рынке стоит.

В пределах селенья подобного
Всегда нерушимый покой,
Не слышишь там возгласов злобного
Седого смутьяна с клюкой.

Там группы белеют скульптурные
И баньки дымят по садам;
Конечно, события бурные
Возможны, но только не там.

В подобных селениях праведных
Спокойно и тихо пока,
Хотя на столичных окраинах
Стучит метрономом клюка.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.01.2017 год

* * *

Упал со стула, покатился,
Об стену треснулся башкой
И плачем искренним залился
Над тем, что я дурак такой.

Навряд ли умник стал бы пивом
В желудке разводить коньяк,
Но ощутить себя счастливым
Без пива я не мог никак.

А счастье разве что мелькнуло –
И скрылось, помахав рукой,
И тут же я упал со стула,
Об стену треснувшись башкой.

И, ошарашен этой взбучкой,
Я всхлипывал и мыслил так:
«Коль счастье помахало ручкой,
То это нехороший знак».

        Андрей Владимирович Добрынин 10.01.2017 год

* * *

Студёный закат догорает,
Во тьму погружается мир,
А Дума вовсю принимает
Закон об изъятье квартир.

Космический холод густеет
И меркнет над крышами свет,
И бизнесу Дума радеет –
Конечно, себе не во вред.

Радеет как брату родному,
Порой переходит на крик,
Дабы изгонялся из дому
Любой неимущий должник.

Вращаются сферы закона,
Холодные, полные зла,
И бледная высь небосклона
Враждебна крупицам тепла.

Вся стужа на нас ополчилась,
Мой брат на другом этаже,
А милость, последняя милость
Погасла у мира в душе.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.01.2017 год

* * *

Говорили о вечности море
И любой абрикосовый лист;
Говорил я красавице Оле,
Будто я горнолаз и тундрист.

Говорил про далёкие страны,
В коих будто бы я побывал, –
Не хотел, как самцы-грубияны,
Я использовать пошлый навал.

Но внезапно нахмурилась Оля,
«Я – географ!» – сказала с тоской,
И донёсся от близкого моря
Звук хихиканья – внятный такой.

«Всё вы врёте, – она заявила, –
Как не стыдно в такие года», –
И с удобного кресла вскочила,
И ушла неизвестно куда.

Ни к чему бесполезные споры –
Пусть идёт, молода и глупа,
Просто ей в настоящие горы
Не открылась доселе тропа.

Там живут благородные йети,
С дикобразами дружат они, –
В эти горы, в урочища эти
Ухожу я в тяжёлые дни.

Ну а Олечка, эта лахудра,
Пусть шагает, от гнева сопя,
Ибо ей настоящая тундра
До сих пор не открыла себя.

В эту тундру сейчас я поеду
На волках, чтобы как-то остыть,
Чтобы Олю противную эту
С неохотой, но всё же простить.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.01.2017 год

* * *

Не любил я говорить о главном,
Более любил – о мелочах,
Эти маленькие разговоры
Делали уютным мой очаг.

Говорили о людских причудах
(Это – наилучшая из тем),
О собаках, кошках, – да о многом,
Но о главном – никогда. Зачем?

Главное вдруг надвигалось тучей,
Било громом, рушилось дождём,
После – повисало тишиною,
Что же было говорить о нём.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.01.2017 год

* * *

Прошлое пляшет, смеётся, глумится,
Знает, что я его вряд ли достану,
И, чтобы горечью меньше томиться,
Я прибегаю, конечно, к стакану.

Но возлияния не защищают,
Как и поэзия не защитила,
И настоящее сохнет, нищает –
Жирное прошлое жрёт его с тыла

И, ухмыляясь, рыгает в лицо мне –
Вот, мол, как славно ты по́жил, писака.
Я уничтожил бы всё, что я помню,
Все эти образы – детища мрака.

Но – ибо горе соперникам Бога! –
Меч-кладенец, то есть слог, затупился,
И одинокое пьянство убого,
И чудотворный стаканчик разбился.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.01.2017 год

* * *

«Меся проулками в пургу
Тяжёлый серый снег,
Куда он движется, скажи,
Тот хмурый человек?»

Скажу: он движется туда,
Где сыр и колбаса,
Где рынок сотворил свои
Благие чудеса.

«А почему тот человек
Глядит угрюмо так?»
Да потому, что он дурак,
Стареющий дурак.

Он хочет сыра, колбасы,
И шпрот, и кренделей,
Но у него на всё про всё
Лишь сотни две рублей.

Телепатически сейчас
Я передам ему,
Что мир таков, каков он есть,
И злиться ни к чему.

Что злятся только дураки,
А умный взял винца,
Хватил из горлышка – и вмиг
Светлее стал с лица,
И заурчал себе под нос:
«Тари-ра умца-ца».

        Андрей Владимирович Добрынин 15.01.2017 год

* * *

Кот всю ночь в меня когти просовывал,
Я подушечкой был для когтей,
Не ропща, – возражений и ропота
Он не любит, мой кот Тимофей.

Он лишь взором, лишь телепатически,
Но внушительно мне говорит:
«Вспомни, сколько единственной матушке
Причинил ты ужасных обид!

Если хочешь, и прочее мерзкое
Я немедля напомню тебе», –
И, едва попытавшись противиться,
Я терплю пораженье в борьбе.

Я былые свои преступления
Вспоминать не могу, не могу! –
Вот поэтому и подчинился я
Своему шерстяному врагу.

Если честно – я в некоей степени
Подчинению этому рад:
Значит, совесть не пропил я, граждане,
Не такой уж я, в сущности, гад.

А другие в такой ситуации
Телепатов хватают за хвост
И с балкона швыряют их яростно
В направленье мерцающих звёзд.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.01.2017 год

* * *

Предпочитаю на яхте кататься,
А не лежать на поверхности тахт –
Плавать близ берега и насмехаться
Над дурачьём, не имеющим яхт.

Собственно, яхты за этим и строят –
Чтоб с них показывать «накось» и «во».
Яхты, конечно же, дорого стоят,
Но удовольствие стоит того.

Если ж на яхтах не рявкать, не ухать,
Не демонстрировать с гоготом уд,
То не нужна мне подобная рухлядь –
Пусть они пропадом все пропадут.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.01.2017 год

* * *

Я весь мир завоевать желаю,
Чтобы в нём порядок навести –
Например, чтоб кал своей собаки
Каждый был обязан погрести.

Чтобы каждый приобрёл совочек
И мешочек для подобных дел,
И следил бы за своей собакой,
А иначе – сразу же расстрел.

Пусть следит хозяин за собакой,
А за ним войска должны следить.
Главное – расстреливать почаще,
Вредных разгильдяев не щадить.

Я пишу вам это из кутузки,
Где сижу и обвиняюсь в том,
Что валялся утром на газоне
Пьяный и обляпанный говном.

А говно-то ведь собачье было –
Так-то, братцы, то-то и оно,
Видите, как ловко извернулось,
Как по мне ударило говно.

Ничего – мы вместе одолеем
Этот откровенный беспредел.
Главное, друзья – не колебаться
И почаще применять расстрел.

А покуда я лежу на лавке
И упорно бодрствую во тьме,
И модель собачьего совочка
Терпеливо создаю в уме.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.01.2017 год

* * *

Те люди, что юнцу хвалили
Его наивные стихи,
Все постепенно перемёрли,
Но смерть не смыла их грехи.

Юнец не слишком благодарен
За то, что стал поэтом он
И очень многих благ житейских,
Как все поэты, был лишён.

Он был лишён любви взаимной
И понимания людей, –
Проклятье же всем тем, кто хвалит
Стихокропание детей!

Увы, поэты незлобивы:
Им причинили страшный вред
Те похвалы в начале жизни,
А всё же злобы в душах нет.

Ведь по-хорошему бы надо
Слова такие подобрать,
Чтоб те, кто портил жизнь чужую,
Не торопились умирать,

Чтоб знали: будут жечь проклятья
И под могильным бугорком
Тех, что при жизни обладали
Не в меру длинным языком.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.01.2017 год

* * *

Когда-то он решал вопросы,
Он крупным менеджером был –
Тогда народ к нему тянулся,
Тогда народ его любил.

Но вычеркнуло увольненье
Его из перечня живых.
Народ немедленно влюбился
В администраторов других.

Теперь народ с другими ездит
На шашлыки и пьёт вино, –
Вот сказка старая, которой
Быть новой вечно суждено.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.01.2017 год

* * *

Известно, что мужчин в невротиков
Упорно превращают бабы.
Измученные раздражением,
Невротики бледны и слабы.

Однако вспышки раздражения
Их в революцию толкают.
Есть бабы – значит, есть невротики,
И, значит, смуты не стихают.

А будь посимпатичней Крупская –
Как Мерилин Монро, к примеру, –
Да разве Ленин стал бы вспучивать
Над миром красную химеру?

Нет, он бы Крупскую обхаживал,
У той же, видимо, была бы
Сестра – гораздо жизнерадостней
И краше, чем другие бабы.

Сестру сосватали бы Троцкому,
И он бы не борцом идейным,
Не яростным смутьяном сделался,
А добрым, пухленьким Бронштейном.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.01.2017 год

* * *

Я таращусь в трюмо с удивлением:
Как ты, дед, затесался сюда?
С молодым и напористым гением
Не сравниться тебе никогда.

Это я – молодой и напористый,
У которого всё впереди,
Так что нос фиолетовый пористый
Убирай и скорей уходи.

Убирай эту рожу отёчную
И вали с этой рожей отсель,
А меня наслажденья порочные
Ожидают, – красотки и хмель.

А меня ожидают овации
Нынче ночью в богемных кругах,
Так что, дед, выходи из прострации,
Двигай прочь на артрозных ногах.

И тускнеет ничьё отражение,
Расплывается в гнусном смешке,
И слеза совершает скольжение
По его недобритой щеке.

        Андрей Владимирович Добрынин 21.01.2017 год

* * *

Мне приснилось, что все передохли –
Люди, кошки, собаки, дрозды,
И растения разом засохли,
Несмотря на обилье воды.

Я на улицу вышел и крикнул:
«Эгегей! Отзовись, кто живой!» –
Но никто из подохших не пикнул,
Из засохших – не дрогнул листвой.

Выходило, что Бог отозвался
Наконец на молитвы мои,
То есть я наконец-то остался
Одиноким во всём бытии.

Все подохли, засохли, заткнулись
И не смогут меня раздражать,
Вдоль прекрасных безжизненных улиц
Даже листья не будут шуршать.

Я молился усиленно Богу –
И увидел молитвы плоды,
И на склады припомнил дорогу,
Где имеется вдосталь еды.

        Андрей Владимирович Добрынин 21.01.2017 год

* * *

Желаю, чтобы на носилках
Меня по городу носили
И чтоб вино в больших бутылках
Мне непрерывно подносили.

Чтоб шашлыки мне подносили,
И пироги, и мёд, и сласти,
Чтоб откровенно лебезили
Передо мной народ и власти.

Чтоб умоляли: «Ради бога,
Прочтите нам стихотворенье!» –
А я в ответ взирал бы строго
И демонстрировал презренье.

В ответ хрипел бы я со злобой:
«Вы все – скупые пидорасы,
Вы обещали харч особый,
А где, к примеру, ананасы?»

И в массах тут же побежало б:
«Харч… Пидорасы… Ананасы,,,» –
А я ещё немало жалоб
Обрушил бы на эти массы.

И ананасы принесли бы,
Прося униженно прощенья,
И я, бесстрастный, словно рыба,
Прочёл бы два стихотворенья.

То, что необходимей хлеба,
Я дал бы, облечённый властью,
И плебс катался по земле бы
И бился в судорогах счастья.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.01.2017 год

* * *

Скакала девушка в кубанке
И лишь одним движеньем глаз
Мужчин рубила, словно саблей –
Таков уж был у ней приказ.

Ей сообщили Бог и Правда,
Что мужиков жалеть нельзя,
И вот она по жизни скачет,
Всех мужиков подряд разя.

Но вдруг наткнётся на поэта
Она и пролепечет: «Ах!» –
Увязнет взор её бедовый
Навек в поэтовых глазах.

Увозит на свою квартиру
Подобных девушек поэт;
Скакала девушка в кубанке –
И вот уже не скачет, нет.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.01.2017 год

* * *

Я сижу и толкую с друзьями:
«Много баб развелось бородатых,
Иногда отличить невозможно,
То ли это мужик, то ли баба.

“Гражданин!” – обращаешься к бабе,
А она огрызается злобно;
“Слышь, мужик!” – обращаешься к бабе,
А она начинает ругаться.

А ведь мы-то ничуть не повинны
В том, что бабы теперь бородаты,
И ботинки тяжёлые носят,
И ругаются громко и грязно.

Мы ведь их никогда не просили:
“Отпусти, дорогая, бородку”, –
Мы на баб вообще не влияли,
Бабы сами ввели эту моду.

Бесполезно стыдить или спорить –
Слушать нас не намерены бабы,
Но зато они запросто могут
Нос расквасить и вышибить зубы.

Дали бабам когда-то свободу –
И теперь вот плоды пожинаем,
Даже выйти на улицу страшно –
Там горланят нетрезвые бабы.

“Как тут быть?” – вы вопрос задаёте;
Что ж, я вам без увёрток отвечу:
Надо мыться, друзья, ежедневно
И в носках не расхаживать смрадных.

Мы должны одеваться со вкусом,
Дорогими духами душиться,
И приёмы кокетства освоить,
И смеяться особенным смехом.

Надо в бабских сердцах заскорузлых
Оживить позабытые чувства,
Чтоб не ярость мы бабам внушали,
Как теперь, а любовь и желанье.

Пусть изящество, слабость и нежность
Нас от баб отличают отныне,
Но и скромность, – мы бабам не вправе
Отдаваться по первому знаку.

Коль над бабами властвовать хочешь,
Надо их помурыжить, помучить –
Так, чтоб жёсткие бороды бабьи
От желанья торчком становились».

        Андрей Владимирович Добрынин 24.01.2017 год

* * *

Не мочитесь на рельсы контактные,
Это гибельно, – я не шучу,
Ибо вдарит разрядом чудовищным
Вас немедленно через мочу.

Вы начнёте трястись и приплясывать
И выкрикивать разную чушь;
Все подумают – это припадочный
Муж ревнивый, объевшийся груш.

И про вас полноватые тётеньки
С одобрением скажут: «Ведь вот
Как бушует любовь настоящая
И каких достигает высот.

Ну а мой-то за годы сожительства
Превратился в пузатую тлю,
И его не волнует, по-моему,
Сплю я с Эдиком или не сплю».

        Андрей Владимирович Добрынин 24.01.2017 год

* * *

Не хватай мои деньги руками,
Жадноглазый плебей-коммунист.
Ты подумай своими мозгами:
Я ведь, в сущности, тот же артист.

Я бухгалтером был в коммунхозе
И с бумажной возился трухой,
А теперь я – докладчик в Давосе:
Это фокус, причём неплохой.

Ты родительской почвой кичился,
Благодатной землицей своей,
А теперь – гоп-ля-ля! – очутился
Нищебродом унылым на ней.

Сделай то же со мной! Не умеешь,
Не рождён ты артистом, дружок,
Вот поэтому хрен ты имеешь,
Ну а я – с курагой пирожок.

А ещё – с земляникой, и с вишней,
И чаи духовитые пью,
И глядит, улыбаясь, Всевышний
С небосвода на дачку мою.

Здесь шумел заповедник, однако
Ныне я отдыхаю в тиши, –
Тоже фокус! Учись, коммуняка,
Или жалобы сдуру пиши.

Остаётся таким неумёхам
Только слать по инстанциям вздор –
Эти кляузы вскоре со смехом
Мне приносит ловкач-прокурор.

Местный батюшка с ним прибывает,
Чтоб вкусить от достатков моих,
И Всевышний с небес пригревает
И артиста, и этих двоих.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.01.2017 год

* * *

«Тупость с малолетства мне была присуща
И всегда мне в жизни очень помогала.
Если начинали размышлять: а кто бы
Мог поднять вот это непростое дело,
То рукой махали, до меня дошедши,
Говорили: этот точно всё развалит.
И пока мудрилы штурмовали сопки,
И пока мудрилы в бездны погружались,
Я, в тылу пригревшись, тихо кашеварил,
А крупы излишки продавал налево.
Но потом настала бурная година,
Стала в это время требоваться тупость,
И меня из тыла выдернули срочно,
Говоря: “Вот этот точно всё развалит”.
Я служил достойно – люди это знают,
Все свои проекты развалил я честно…»

Что-то зашуршало и переключилось,
И сказал весёлый басовитый голос:
«Поблагодарим же дорогого гостя,
То была программа “Слушаем Чубайса”».

        Андрей Владимирович Добрынин 26.01.2017 год

* * *

Он кинжалом немецким владел,
Пистолетом – австрийским травматом,
Был поэтому дерзок и смел,
Объяснялся со встречными матом,

Много злобы и кряжистых сил
Накопил, упражняясь в качалке,
И с собою в машине возил
Боевые японские палки.

А уж денег имел – не сочтёшь,
Ибо сил не накопишь без денег, –
Согласитесь, что был он хорош,
Наш ершистый, лихой современник.

Но какой-то припадочный дед,
Мстя за внучку, помятую спьяну,
В ход пустил именной пистолет, –
И никто не сказал старикану,

Что в итоге зависнет кредит,
Что в районе пойдут переделы…
Старикашка пальнул – и сидит
За допущенный акт беспредела.

Пусть сидит! Ибо он растоптал
Всё прекрасное – бани, качалки,
И ножи, и другой арсенал,
И крутые японские палки.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.01.2017 год

* * *

Жить мне стало как-то несподручно,
Как-то неудобно стало жить,
Я порой уж толком и не знаю,
Как себя мне на ночь уложить.

Постоянно что-нибудь мешает,
Постоянно где-то холодит.
А в былые годы – как приткнулся
Молодой писака, так и спит.

Думаешь: за что мне эти муки,
За какие лютые грехи?
Правда, именно в часы бессонниц
Зачастую пишутся стихи.

Впрочем, недоволен я не только
Старческим убожеством своим –
Я стихами также недоволен:
Правды, правды не хватает им.

Ноет печень и суставы ломит,
Всё прогнило, что ни назови,
А стихи рождаются – о море
И о счастье истинной любви.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.01.2017 год

* * *

«Мало пьёшь, потому и болеешь», –
Так я женщин пугаю порой,
А ведь женщины мнительны страшно,
И с паническим возгласом «ой»

Напиваются женщины тут же,
От вина веселей становясь,
И, конечно, я с ними вступаю
В результате в интимную связь.

Кто для женщин герой и владыка?
Не актёр, не эстрадный певец,
А угрюмый народный целитель,
Малограмотный хам и подлец.

Я целителем сделался, ибо
Я хитрее библейской змеи,
И нахлынуло счастье, как море,
И все женщины стали мои.

Я командую голосом грозным:
«Ну-ка пейте!» – и женщины пьют,
А мужчины меня ненавидят,
Обещают, что скоро убьют,
А покуда от ревности лютой
Даже больше, чем женщины, пьют.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.01.2017 год

* * *

Были яркими римские зрелища,
Веселили усталых людей –
Например, пожираемый тиграми,
Так забавно вопил иудей.

Изрыгал он угрозы нелепые,
Гневом бога напрасно грозил,
И, конечно, мотив безнадёжности
В жалких выкриках этих сквозил.

Ибо тигры о боге не ведают,
Ибо зрелища хочет толпа,
Ибо есть лишь стеченье случайностей,
Есть не бог, а слепая судьба.

Замолчал иудей погибающий –
Он, конечно же, слышать не мог
В полумраке казарм гладиаторских
Пробегавший порой шепоток.

Там шептались германцы угрюмые,
И один приговаривал: «Гут,
Подождём, наберёмся терпения,
Я ведь знаю, что наши идут».

        Андрей Владимирович Добрынин 30.01.2017 год

* * *

Я ничего не понимаю
Из декламаций поэтических,
Но средь поэтов наблюдаю
Всё больше лиц идиотических.

Похоже, все писать стремятся
В припадке умопомрачения;
Молю судьбу: пусть прекратятся
Их поэтические чтения.

Вот поэтесса: вся – горенье,
И даже не волнует секс её;
Молю судьбу – пускай на сцене
Её повалит апоплексия.

Молю: пусть резко участятся
Такие случаи прискорбные,
Пусть наконец засуетятся
Медслужбы наши непроворные.

Полдюжины поэтов здравых
Насчитываю в общей сумме я,
А остальных, за шкирку взяв их,
Пусть исцеляют от безумия.

        Андрей Владимирович Добрынин 31.01.2017 год

* * *

Я так считаю: Богу – богово,
А мне, пожалуйста, моё,
Ведите мне девчонок в логово,
Несите пищу и питьё.

Я – Капитал, имею право я
На всё, что только в мире есть,
Мне нынче левые, и правые,
И всякие – воздали честь.

В Орду тянулись Ярославичи,
А нынче Русь ко мне пришла,
И не из страха, а желаючи
Объедков с барского стола.

Сперва поклоны бьёт великие
И стоя слушает потом,
Как я о праве и религии
Толкую ей с набитым ртом.

        Андрей Владимирович Добрынин 31.01.2017 год

* * *

Поклон неведомому Богу
Я всякий день передаю,
Дабы хоть как-то, хоть немного
Обезопасить жизнь свою.

Гонцами служат мне синицы,
И трясогузки, и дрозды,
Ведь им не внове из столицы
Летать неведомо куды.

Взяв груз моих надежд и страхов,
Они отсутствуют полдня,
Чтоб шумом крылышковых взмахов
Затем приободрить меня.

И, по балкону маршируя,
Мне трясогузка говорит:
«Коль призову тебя к труду я,
То нас обоих Бог простит».

И сообщает мне синица,
По раме клювиком долбя:
«Коль будешь истово трудиться,
То грозный Бог простит тебя».

        Андрей Владимирович Добрынин 01.02.2017 год

* * *

Кругом расчётливые психи,
Они глядят из-подо лба,
Шаги их плавны, речи тихи
И шишковаты черепа.

И в каждой шишке спит желанье
И потихонечку свербит,
И каждый псих блудливой дланью
Залезть мне в торбу норовит.

Они считают, что богач я,
И норовят меня надуть,
Чтоб накопить себе на дачу,
Ну и ещё на что-нибудь.

Но не наступит всё же счастье –
Пусть шишка дачи замолчит,
Однако шишка сладострастья
Буквально криком закричит.

Но тут уж я не помогу им
И кинусь прочь, в вечерний сад,
И психи с напряжённым хуем
Мне вслед с укором поглядят.

Ведь я им должен был отдаться
Всем существом и всей душой,
А значит, буду впредь скитаться –
Повсюду лишний и чужой.

И, озираясь воровато,
Нигде забыть я не смогу,
Что перед психами, ребята,
Любой из нас в большом долгу.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.02.2017 год

* * *

Никто меня не уважает –
Ведь я поэт, пишу стишки,
И несерьёзность выражают
Мой нос, и уши, и зрачки.

Работодатель мне, бывало,
Глядел в зрачки, в густую тьму,
И то, что смутно в ней мерцало,
Весьма не нравилось ему.

И отводил работодатель
Свой взор, обиженно сопя,
Сутулился, лишался стати
И начинал жалеть себя.

«Поэт меня не уважает, –
Он думал, горбясь за столом, –
И, видимо, изображает
Под непочтительным углом.

Я это чую – и зарплату
Ему не выплачу вовек,
Ведь он фальшивый, нагловатый
И несерьёзный человек».

        Андрей Владимирович Добрынин 03.02.2017 год

* * *

Надо как-то мудрости набраться,
Идиотам впредь не отвечать,
Только грозно шевелить бровями,
Багроветь – и всё-таки молчать.

Будут веселиться идиоты,
Будут калом мазать мой костюм,
А потом и сомкнутые губы,
И нависший лоб, где столько дум.

Да, кривляться будут идиоты,
Будут обо мне частушки петь,
Но, житейской мудрости набравшись,
Даже сладко это всё терпеть.

Оскорбления преодолею
И глумление перенесу,
Но не стану ввязываться в драку,
Но ни слова не произнесу.

Пусть на мне плевки и кал засохший
Вскоре образуют мумиё,
Но лишь Бог карает идиотов,
Это Божье дело, не моё.

Промолчу – хотя и шепчет кто-то
(И с годами шёпот всё слышней),
Что сильнее Бога идиоты,
И притом значительно сильней.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.02.2017 год

* * *

Я ехал, ехал сквозь года –
И промелькнули те года,
Я ехал, ехал много лет –
И промелькнуло много лет.

И наконец приехал я,
Разделся и помылся я,
Покушал хорошенько я,
И вот читаю книжку я.

Безумцы под окном кричат:
«Чего сидишь? Давай езжай!»
Я улыбаюсь – пусть кричат,
Пусть бесятся, а мне их жаль.

Они свихнулись на езде,
Им места не согреть нигде,
Их гонят – и летят они,
Мелькают попусту их дни.

Но, видимо, им дней не жаль,
Свелась к мельканию их жизнь.
Ты хочешь ехать? Поезжай,
А я приехал, отвяжись.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.02.2017 год

* * *

Да, и во время льда и снега,
Во тьме, что ухает метелью,
Свербит твоё баранье эго,
Желая самок и веселья.

Юнец, в твоей бесценной жизни
Веселье – главная забота,
Ты, видимо, помог отчизне,
Горбом веселье заработал.

Ах, ты доселе не работал?
Тогда, дружок, ступай налево –
Там для тебя безликий кто-то
Уже открыл ворота хлева.

В хлеву не то, что под забором –
Найдётся с кем совокупляться,
С кем блеять музыкальным хором
И с кем ритмически топтаться.

А главное – во мглистой прели
Не видно тех глядящих строго
Людей, которые воссели
В лазури одесную Бога.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.02.2017 год

* * *

Увы, былое не вернётся –
И всё-таки оно со мной,
Как кошка в сумке, и несётся
Из сумки заунывный вой.

Былое воет, ибо жаждет
Разумным и счастливым стать,
Хотя и невозможно дважды
Былое нам переживать.

И все стремления былого
Меня лишь утомляют зря;
Оно – простите злое слово –
Мертво, по правде говоря.

Мертво, – но после первой рюмки
Проклятый груз минувших лет
Завозится в сердечной сумке,
И сумки мне не бросить, нет.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.02.2017 год

* * *

Пистолет поднимает стрелок –
К сожаленью, он выстрелит вскоре;
Чайки тучные ринутся вбок
И с обрыва спланируют в море.

До противника двадцать шагов,
Промахнуться, увы, невозможно.
Будет выстрел и возглас: «Готов!»,
Будет снова и скучно, и тошно.

Результатом учёных витийств
Стала эта нелепая ссора.
Наш стрелок изнемог от убийств,
От сомнительной славы бретёра.

Но когда говорят господа,
Назначенье стрелка роковое
В том, чтоб мудрою речью всегда
Дураков задевать за живое.

Дураки багровеют лицом
И пускаются в колкости сдуру,
Чтоб стрелок продырявил свинцом
Их надутую спесью фигуру.

Чтоб законников он улещал,
А потом, уповая на чудо,
Не простившись ни с кем, уезжал,
Но куда? Ведь болваны повсюду.

И горазды везде толковать
Господа об общественном строе,
И везде у стрелка роковое
Назначенье одно – убивать.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.02.2017 год

* * *

Да, поэт выступать собирался,
Сделать всё обещал по уму,
Но потом как-то быстро нажрался –
Помешать не успели ему.

Он с трудом подошёл к микрофону
И, в себе потеряв тормоза,
Массу правды – постыдной, зловонной –
Шваркнул публике прямо в глаза.

Да, за правду немалые деньги
Царь выплачивал – лишь говори,
Но ведь было такое давненько,
Нынче правят другие цари.

Так что время поэт перепутал,
Накачавшись плохим коньяком,
И ему олигарх Перельмутер
Лично по уху дал кулаком.

Утащили в гримёрку поэта,
Нахлобучили шапку – и вон,
Но ни часу за выходку эту
Не провёл в обезьяннике он.

При царях доставалось кому-то
За излишнюю правду порой,
А у нас водворил Перельмутер
Всепрощающий, ласковый строй.

Не бросают в тюрьму гражданина,
Если тот потребил алкоголь
И болтает, – болтай, дурачина,
Но вот действовать умным позволь.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.02.2017 год

* * *

Ты явно планируешь близость,
Меня ты целуешь, пыхтя,
Но «близость» рифмуется с «низость» –
Подумай об этом, дитя.

Свои обнажив недостатки
И бешено ими тряся,
Два тела забьются в припадке
Тех чувств, что одобрить нельзя.

Те чувства развратом зовутся
И очень уродуют нас,
И вечно в истерике бьются
Все те, кто в разврате увяз.

Лишь старец доволен и весел –
Он низость сумел превозмочь,
Здоровье и разум из чресел
Не мечет он более в ночь.

Он пишет стихи, и рисует,
И рэпом увлёкся теперь,
А женщинам всем указует
С разгневанным видом на дверь.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.02.2017 год

* * *

В зимний день покупая еду,
Будь весьма осторожен, мой друг,
А не то поскользнёшься на льду
И об твёрдое черепом – тюк!

Череп треснет – и нет старичка,
И наследники пустятся в пляс,
Так что будь осторожен, пока
До летальности мозг не сотряс.

Впрочем, есть и другой вариант:
Если встряска на пользу пойдёт,
То сметёшь ты, как некий гигант,
Рабство быта, условностей гнёт.

Позабудешь ты вдруг про еду,
Станешь только вино покупать,
Охладеешь к любому труду,
Но про девушек вспомнишь опять.

Под квартиру деньжонок займёшь –
Тут и девушки сразу придут,
А наследникам даже не грош
Ты оставишь, а сморщенный уд.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.02.2017 год

* * *

Я поэт, я технолог искусства,
Я весь день выдаю на гора
Образцы неподдельного чувства,
Приближая победу Добра.

Образцы маршируют по свету,
Формируя прекрасных людей:
У читавших Добрынина нету
Злых задумок и гадких идей.

Но у них есть желанье большое
Новый мир на Земле возвести:
Мир, где можно лишь светлой душою,
А не баксами дев потрясти.

Там лишь гении будут в порядке,
Будь то рэпер иль просто поэт,
А деляга пусть бьётся в припадке,
Слыша вечное девичье «нет».

Ну а самое главное, братцы –
Там уж девы не будут хитрить:
Будут сразу же нам отдаваться
Либо сразу же «нет» говорить.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.02.2017 год

* * *

Поэтов теперь не понять ни умом,
Ни чувством, ни даже наитьем;
Я сборник издал, и на фоне таком
Был признан мой сборник событьем.

Вскричали иные: «Понятный поэт
Сегодня, бесспорно, новатор!» –
Хотя у меня есть ужасный секрет:
По правде-то я – махинатор.

Моя махинация в том состоит,
Что лёгок мой слог и понятен,
Что я и смешлив, и приятен на вид,
Лицо и одежда – без пятен.

Вот так и стяжают известность у масс
Сегодня дельцы и втируши:
Писать научились понятно для масс,
А те и развесили уши.

Да, истинным гениям гранты дают
И критики их почитают,
Но массы на гениев этих плюют
И лишь аферистов читают.

Вот гений: весь в перхоти, с пегим лицом,
Понять его даже не пробуй,
Но женщины спят лишь со мной, подлецом,
А гения гонят со злобой.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.02.2017 год

* * *

Отказывать разным просителям –
Мучительный, тягостный труд,
Они ведь грозятся, что в случае
Отказа – немедля помрут.

И смотрят со скорбью, о чёрствости
Твоей беспредельно скорбя,
И деньги последние, кровные
Изъять норовят у тебя.

Однако доверчивость детская
И мягкость сейчас не в ходу,
Поэтому рявкни: «Просители,
А ну-ка идите в пизду!

Вас что-то поблизости не было,
Когда я нуждался в еде, –
Тогда вы порхали в Америке,
В Канаде и бог знает где.

Конечно, вы там поистратились
И вот прилетели домой,
Поскольку по опыту знаете:
Здесь любят ходящих с сумой.

Но нас излечили от мягкости
Такие как вы господа,
И вспомнилось: кроме Америки
Есть место такое – Пизда.

Я к людям утратил доверие,
И я оправданья не жду,
А лишь говорю вам, просители:
Идите-ка в эту Пизду».

        Андрей Владимирович Добрынин 12.02.2017 год

* * *

Людям нравится пить и курить
И с похмелья потом изнывать;
Я устал их ругать и стыдить,
Ну и с горя стал сам выпивать.

Горько видеть нетрезвых людей
В их спиртном примитивном раю;
Постоянно талдычить «не пей»
Я устал и поэтому пью.

Я ослаб, отпустил повода,
Рассиропился в плане души,
И за это я вас никогда,
Никогда не прощу, алкаши.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.02.2017 год

* * *

Заподозрив, что всё нереально,
Я в квартире своей укрепился,
Стал бухать, чтоб себя успокоить,
И, конечно, стремительно спился.

Но при этом реальность нащупал,
Ибо, если усиленно квасить,
То тебя поутру непременно
Начинает реально колбасить.

Я нащупал причинные связи:
Если водки оставил на утро,
То оно замерцает цветами
Моря, жемчуга и перламутра.

Если ж ты ничего не оставил,
Выпив всё как дурак накануне, –
Это повод подумать о жизни,
Но не повод развешивать нюни.

Нас похмельный синдром убеждает
В абсолютной реальности водки,
А от водки потянутся нити
К пиву, к хлебушку, к той же селёдке.

А от пива потянутся нити
К сигаретам, к деньгам и к работе,
И становится ясно: реален
Мир, в котором вы водочку пьёте.

Он реален, но он беспощаден –
Только мыслью нащупал его ты,
Как он сразу рычать начинает:
«Собирайся! Нельзя без работы».

        Андрей Владимирович Добрынин 14.02.2017 год

* * *

Там недо́дано, тут недоплачено,
Здесь тебя обманули опять, –
Да, непросто в контакте с буржуями
Интересы свои отстоять.

Был ты, видно, не очень почтительным,
Плохо кланялся – и пострадал,
И советуют люди бывалые,
Что не стоит идти на скандал.

«Не судись, горемыка, с богатыми, –
Поучают тебя знатоки, –
Развивайся-ка лучше физически,
Сделай гибче свои позвонки.

И тогда ты буржуям запомнишься,
И карьерный наметится сдвиг,
И ты вылечишь раны душевные,
Унижая других горемык.

Ибо следует по справедливости
Унижения всем претерпеть,
И не зря, если пнул подчинённого,
Обязательно хочется петь».

        Андрей Владимирович Добрынин 15.02.2017 год

* * *

Я когда-то ушёл из начальников,
Ведь начальником был я плохим,
Ведь себя я столь мудрым не чувствовал,
Чтоб давать наставленья другим.

Если б чувствовал – тут уж, конечно, я
Развернулся бы, но – не судьба,
Ведь судьба из меня не начальника
Предпочла сотворить, а раба.

Мне судьба не вложила в сознание
Имманентных начальнику черт,
А без них я всего лишь уступчивый,
Постоянно робеющий смерд.

Уступаю уверенным первенство,
Упоённым своей правотой,
И пашу, и до края вселенского
Дохожу со своей бороздой.

И меня обгоняют начальники,
И таков их могучий разбег,
Что они на краю ужасаются,
Но срываются в бездну навек.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.02.2017 год

* * *

Лепная белая собака
С весёлой чёрной точкой носа
Вполне жива, как то ни странно,
Под снегом, падающим косо.

Она поноску доставляет,
И прыгает, и веселится,
И лишь благодаря собаке
Жизнь в эту зиму всё же длится.

Иначе было всё мертво бы
В унылом ритме снегопада,
Учись же у собаки, мальчик,
И нос пометь себе – так надо.

На бледном фоне этой жизни,
Где столь убийственны заносы,
Будь хоть и белым, как собака,
Однако с чёрной точкой носа.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.02.2017 год

* * *

Если я купил вина и дыню,
То прошу не огорчать меня,
И забыть про женскую гордыню,
И отдаться мне на склоне дня.

И потом всю ночь мне отдаваться,
Напролёт, до самого утра,
А куда тут, собственно, деваться?
Кушала, пила – так будь добра.

Ведь тебя не просто так приводят,
А точней – привозят в особняк;
Изнасилованья происходят,
Тоже, согласись, не просто так.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.02.2017 год

* * *

Жаждал я некогда помощи,
Не получив же её,
Стал проклинать человечество, –
Стыдно-то как, ё-моё!

Всех вымогателей помощи
Я осуждаю сейчас,
Всех вымогателей помощи
Бейте немедленно в глаз.

Ибо они ведь, паскудники,
Хрумкают деньги, как моль,
Думают: «Не заработаю –
Дай-ка хоть вымогну, что ль».

И вымогают, и падают
В пьянство и прочую грязь,
Над добротой человечества
Подленько этак смеясь.

Мне же, морально прозревшему,
Просьба стипендию дать,
Чтоб вымогателей помощи
Мог я и впредь осуждать.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.02.2017 год

* * *

Слонёнку защемило хобот
В суровом жизненном метро –
Ему помог сей горький опыт
Ушной лопух держать востро.

Ведь плохиши к тому же хвостик
Украли дерзко у него,
Ведь глупый вид и малый ростик
Не защищают никого.

К тому же отобрали бивень,
Хихикнув: «Ты уж нас прости».
Слонёнок пролил слёзный ливень –
И начал бивень вновь расти.

И сам слонёнок рос могуче,
И выросший слонопотам
Задумал, ностальгией мучим,
Пройтись по памятным местам.

И эскалаторную шахту
Заполнил он и вниз поплыл;
«Братва, он вырос! Ух ты! Ах ты!» –
Сонм плохишей тревожно взвыл.

Ножи и бритвы замелькали,
Однако слон теснил толпу,
И бритвоносцы издыхали,
Попав под тяжкую стопу.

А слон утяжелял свой топот
И на глазах всё рос и рос,
И с трубным звуком дунул в хобот –
И плохишей на рельсы снёс.

И по толпе проехал поезд,
Прервав её истошный визг
И на стене оставив пояс
Ошмётков и кровавых брызг.

А в колее белели кости
Средь массы измельчённых тел –
Должно быть, зря слоновий хвостик
Плохиш когда-то отвертел.

Но машинист заметил тонко:
«О должном стоит ли грустить?
Долг плохиша – задеть слонёнка,
А долг того – расти и мстить».

        Андрей Владимирович Добрынин 19.02.2017 год

* * *

Малых деток унося с трудом,
Днём и ночью утекая густо,
Муравьи покинули мой дом,
И в квартире стало как-то пусто.

Россыпь крошек ранее была
Муравьиным жизненным ресурсом,
Но колонна рыжая стекла
Вниз куда-то неизвестным курсом.

Стало одномерным всё вокруг,
Ныне крошки – это просто крошки,
А ведь муравейник – тоже друг,
Что-то вроде коллективной кошки.

Муравьи охотились на моль
И объедки подчищали бойко,
А теперь я ощущаю боль,
Со стола сметая всё в помойку.

Смысл двойной имело всё вокруг,
Человеческий – и муравьиный,
Но поднялся муравейник вдруг,
Вниз пролился маленькой лавиной.

Тайной целью движимый, во тьму
Прозмеился и пропал беззвучно,
Ну а без него в моём дому
Всё и односмысленно, и скучно.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.02.2017 год

* * *

Желудок уже не варит
И как чугун голова,
Но всё же каким-то чудом
Ложатся в строки слова.

И слышатся в этих строках
И стоны плоти живой,
И беспощадной смерти
Унылый, чугунный вой,

И вдруг врывается щебет
Из праздничной синевы…
Поэтов поздние строки,
Похоже, все таковы.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.02.2017 год

* * *

Баба вышла замуж за поляка
С радостью, хоть он и был балбес
И носил в башке лишь кучу шлака,
А отнюдь не польский политес.

Жадность в польском черепе горела,
Ибо бизнесменом был поляк,
Так что вся духовность прогорела,
И остался лишь хрустящий шлак.

Клеветать я никогда не брался –
Панский череп был отнюдь не пуст,
Но коль пан заговорить пытался,
Как бы шлака раздавался хруст.

Баба осознала: гоноровый
Муж её – обычный идиот,
И привыкла к водке выборовой,
Ну и шляхтич подал на развод.

Подал шляхтич на развод – и точка,
Ибо европейский муж суров;
Проспиртованная, словно бочка,
Воротилась баба в свой Ростов.

Ну а пан бранит витиевато
Русских баб – аж мозг его хрустит,
И свои предсвадебные траты
Никогда он русским не простит.

        Андрей Владимирович Добрынин 21.02.2017 год

* * *

Был он в мире никому не нужен,
Разве только матушке своей,
Да и та любила сдобрить ужин
Бранью, чтобы ужин был вкусней.

Он хотел от этой славной пищи
Скрыться в сон, но тот не наступал;
Чувствовал себя он как-то нище,
Съёжившись в гнезде из одеял.

Чувствовал себя он как-то сиро,
В темноте обиженно сопя;
Мыслью обойдя пространства мира,
Он не видел места для себя.

Может быть, он не постиг пространства, –
Ну а кто из нас его постиг?
Нас ведь тоже не спасли ни пьянство,
Ни герои самых лучших книг.

Кофеем гоня бессонниц одурь,
На работе подвизался он;
От работы несколько поодаль
Находился бар «Опрокидон».

Посещая этот бар частенько,
Он ни с кем там дружбы не водил
И, увы, немаленькие деньги
Постепенно в баре просадил.

Может, и хватило б этой суммы
На борьбу с безжалостной судьбой,
Но бессмысленны такие думы,
Ибо в мире всяк из нас – слепой.

Собственные долг, талант, наружность
Видим мы сквозь множество помех;
Он, увидевший свою ненужность,
Был на самом деле зрячей всех.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.02.2017 год

* * *

Что делаете в книжной лавке
Вы, разномастные коты?
Неужто вы устали тоже
От мира и его тщеты?

Неужто нелицеприятный
Произнесли над миром суд
И чувствуете волны духа,
Которые из книг текут,

И ловите мышей паскудных,
Чья бездуховность такова,
Что грызть они готовы книги
Хоть Гёте, хоть Толстого Льва,

А хоть Добрынина Андрея, –
Грызут, безумные, грызут,
Для этого и существует
Котовый справедливый суд.

И каждый из котов-юристов
Стал бескорыстием велик
И не подъезды метит ныне,
А корешки любимых книг.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.02.2017 год

* * *

Несу гомофобии знамя
По нашей суровой стране –
Естественно, что пидорасы
Любви не питают ко мне.

На марше я всем пидорасам
Честны́м угрожаю крестом,
И Путина лик благородный
Сияет на стяге моём.

Швыряются калом педрилы
Из грязных притонов своих,
Но с высокомерной усмешкой
Мы с Путиным смотрим на них.

С презреньем отбросив какашки,
Мы с Путиным дальше идём,
Несём гомофобии знамя
С кистями и пышным шитьём.

И дохнут педрилы от злобы,
Не в силах того пережить,
Что им, криворуким педрилам,
Подобного стяга не сшить,

Что им, кривоногим педрилам,
Пройти не удастся в века
Таким же торжественным шагом,
Взирая на всех свысока.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.02.2017 год

* * *

Что ж, господин Белибердеев,
Молись – настал твой смертный час,
Своими глупыми стишками
Ты слишком долго мучил нас.

И вот тебя мы подловили
Здесь, во дворе у гаражей,
И казнь твою представим местью
Обиженных тобой мужей.

Немало легковерных женщин
Ты сбил с достойного пути,
Так приготовься наказанье
За эту низость понести.

Да что мужья – мужья остынут,
А мы-то не остынем, нет,
Нас постоянно возмущает
Твой ассоциативный бред.

За ассоциативный метод
Тебя завалим мы сейчас…»
И завопит Белибердеев:
«Не надо, умоляю вас!

Я тоже ведь созданье Божье,
И у меня ведь есть душа,
Сейчас я вынесу вам водки
И огурцов из гаража».

Ну что ж, ведь сердце-то не камень –
Мы водку с огурцами пьём
И непутёвого писаку
Высмеиваем, но не бьём,

А после с песнями и смехом
Бредём спокойно по домам…
Так повторяется частенько,
Такая жизнь как раз по нам.

Трудись, поэт Белибердеев,
Стремись писать ещё хужей,
А мы опять тебя поймаем
Под вечер возле гаражей.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.02.2017 год

* * *

Предпочитаю всё, что странно,
И ненавижу всё простое,
Во время мира и покоя
Томлюсь я в творческом простое.

Но если странное случится –
К примеру, снова ниоткуда
В мой маленький мирок рутинный
Врывается красотка Люда,

Тогда я сразу оживаю,
За сочинительство берусь я,
И голос мой гремит сурово
Над чутко внемлющею Русью.

«Эх, московиты, – говорю я, –
Что ж вы, кацапы, в самом деле?
Вы недооценили Люду,
Прохлопали и проглядели.

А значит, живо расступитесь –
Я буду странен, без сомненья,
Но странная красотка Люда
Одобрит это поведенье.

Она ведь чокнутой считалась
И в школе, и поздней, на службе,
Но именно её заскоки
Нас приведут к любви и дружбе».

        Андрей Владимирович Добрынин 26.02.2017 год

* * *

Не связывайтесь с мелким бизнесом,
С ним в поднебесье не взорлишь,
С подобным бизнесом приходится
Скрестись под полом, словно мышь.

Обзаведитесь крупным бизнесом,
Хотя, конечно, этот путь
Предполагает как условие
Сперва убить кого-нибудь.

Не буду утомлять конкретикой –
Сама научит жизнь всему,
Но ради практики желательно,
К примеру, утопить Муму.

Затем прикончите Герасима,
А барыня – всему венец;
Село переведёте в собственность –
И заживёте наконец.

Начнёте торговать по-крупному
Зерном, и салом, и пенькой,
И на бабёнок уж не будете
Взирать с опаской и тоской.

Они не станут вам противиться,
Ведь как того не полюбить,
Кто смог могучего Герасима
И злую барыню убить.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.02.2017 год

* * *

В тех городах, где я давненько не был,
Где я любил, но не был сам любим,
Всё хорошо: не шлёт напастей небо,
Благополучья рост неудержим.

Моё благополучие, однако,
Неинтересно этим городам,
Хотя б я горе мыкал, как собака
Иль как из рая изгнанный Адам.

Скажите, что же сделал я такого,
Чтоб умереть для стольких городов?
Ведь я любил их женщин, право слово,
И для любимых был на всё готов.

Но отвергали пыл мой беззаветный,
И город ставил надо мною крест:
Не встретив там иль сям любви ответной,
Мы умираем для подобных мест.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.02.2017 год

* * *

Кто скажет, в чём смысл процветания?
А может быть, нету его,
И все человечьи старания
Не стоят, увы, ничего?

Вот начал ты жить процветательно,
Затратив, естественно, труд,
А ближние смотрят внимательно,
Их сразу завидки берут.

И ближние гадят завистливо
Тебе абсолютно во всём,
Поэтому счастье немыслимо
И в массах, и даже вдвоём.

Оно лишь тогда раздобрело бы,
Когда бы тираном ты стал,
Всех ближних подвергнул расстрелу бы
И в мире один процветал.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.02.2017 год

* * *

Опять весна пришла, как юность,
И я опять поддался ей
И стал поглядывать на женщин,
Но телом я не стал юней.

Увы, преследовать красоток
Не позволяет мне артрит,
Хотя душа моя пылает,
Хотя душа моя горит.

Сегодня я не тот, что прежде,
Когда в казачьем хоре пел:
Мои усы вконец обвисли,
А я охрип и отупел.

Зато я сделался хитрее,
Я создал свой казачий хор,
А в нём имеются хористки,
До коих я весьма востёр.

Уж так устроила природа:
Сначала сладко ты поёшь
И женщин красотой чаруешь,
А после – хитростью берёшь.

Весна всегда вот так влияет
На нас, на пожилых людей:
Мы не становимся моложе,
Зато становимся хитрей.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.03.2017 год

* * *

Я сам себя изобразил
Входящим в некий странный двор,
Где трое бдительных верзил
Взирают на меня в упор.

Строенья хлипкие вокруг,
В которых копошится зло.
Верзилы стали в полукруг,
Поскольку время их пришло.

Моё же время истекло,
Сейчас они убьют меня,
Мое сознанье, как стекло,
Сейчас расколется, звеня.

И правильно – ведь я поэт,
А это званье – приговор;
Хочу я этого иль нет,
Но я войду в подобный двор.

И более того – я сам
Давно хочу войти туда,
Чтоб кровь мою впитали там
Сугробы и наросты льда.

Под стенами, дразня котят,
Да и любое существо,
Пусть переливчато блестят
Осколки духа моего.

Пусть на стене мои слова
Проявятся из тайных пор,
Чтоб все земные существа
Пришли молиться в этот двор.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.03.2017 год

* * *

На неком поэзоконцерте
Я только два слова сказал,
Как вдруг аппетитная девушка
Растерянно сунулась в зал.

Спросила милейшая девушка:
«Скажите, а что тут у вас?» –
Я гордо ответил: «Поэзия,
И мастер, конечно же, класс».

Но девушка вдруг заартачилась:
«Ну нет, я стихов не люблю,
На ваших поэзоконцертах
Обычно я попросту сплю».

Я стар, у меня не осталось
На споры дурацкие сил,
Пожал я плечами и в крысу
Я девушку ту превратил.

Она побежала куда-то,
Вертя безобразным хвостом,
А я продолжал выступление,
Но с радостью думал о том,

Сколь будет теперь интересен
Той девушки жизненный путь –
Теперь-то её стихоплёты
Уже не заставят уснуть.

Быть может, мы люди плохие
И много за нами грехов,
Но мы на житейских помойках
Вовек не читаем стихов.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.03.2017 год

* * *

Вот говорят: «Все бабы – психи»,
Однако я не соглашусь,
В презренной жизненной шумихе
Я хуже всяких баб бешусь.

Кричу: «Вперёд! Захватим штабы,
Капитализм потерпит крах!» –
От этих криков даже бабы
Бледнеют, ощущая страх.

А как же – ведь они богаты,
И лучший способ их уесть –
Со злым лицом социопата
В их сумки попытаться влезть.

Не спорю – люты психобабы,
Но им не переплюнуть нас –
Тех, кто кричит: «Захватим штабы
И перережем вражий класс».

Да, психобабы голосисты,
Но против нас их голос слаб –
Настолько бесит коммуниста
Богатство хитрых психобаб.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.03.2017 год

* * *

Когда стихи читаю людям,
То люди слушать не хотят,
А мрачно говорят: «Ну, будем»
И мне подносят в рюмке яд.

Я отрываю всех от дела, –
От пьянства, проще говоря, –
И я на рюмку ошалело
Взираю с видом упыря.

Я выпиваю эту рюмку
И постигаю как-то вдруг,
Сколь правильна судьбы задумка
И как разумно всё вокруг.

Вот люди: заработав денег,
Они желают их пропить,
А вот талантливый письменник,
Вина не могущий купить.

И он стихами до зевоты
Упорно мучит тех, кто пьёт,
Покуда слабонервный кто-то
Ему спиртного не нальёт.

Поэты мне напоминают
Древнейших кочевых вождей,
Поскольку данью облагают
Цивилизованных людей.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.03.2017 год

* * *

Как уж там ни артачься, ни прыгай,
А конец непременно придёт,
И холодною хищною рыбой
Старость снизу к тебе подплывёт.

И навек твои ядра остынут –
Только старость ты в этом вини;
Будет стержень нефритовый вынут
Навсегда из никчёмной мотни.

Злую рыбу по имени Старость
Повстречаешь, куда ни плыви,
Ну так что же осталось? Осталось
Погрузиться в пучину любви.

В ту пучину, где можно хотя бы
Сознавать, что за дело погиб,
В ту пучину, где хищные бабы
Нас едят наподобие рыб.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.03.2017 год

* * *

В стеклянной столешнице отражены
По небу плывущие вдаль облака,
И дымные пальцы на глади видны –
Там долго моя пролежала рука.

Но я из приморской кофейни ушёл –
И очерк руки постепенно исчез,
Лишь тучки, пятная и море, и мол,
Доселе плывут по просторам небес.

Всегда продолжается облачный бег,
И тени текут по воде и земле,
А я побережье покинул навек,
И очерк ладони исчез на стекле.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.03.2017 год

* * *

Дуб стареет, кобенясь ветвями,
Весь скрутившись в чудовищный жгут,
И с ветвей непрерывно, ручьями
Песни горлиц в пространство текут.

Так и я: неказист, перекручен,
Словно дупла – провалы глазниц,
Но зато я годами научен
Понимать гимнословие птиц.

Как монах я его понимаю,
И смиренье приносит плоды,
Ибо корнем я скалы ломаю,
До живой добираясь воды.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.03.2017 год

* * *

Я разучился говорить,
Мык, мык, – хочу, но не могу,
И за советом к тёткам я
В своём отчаянье бегу.

Они-то могут говорить
И очень любят говорить,
Для этих тёток говорить –
Примерно то же, что курить.

А я, как истинный молчун,
Взаправду и курю, и пью,
И, разумеется, пишу,
Чтоб сгладить немоту свою.

Бегу я к тёткам, чтоб у них
Вновь научиться говорить;
Хочу я так же, как они,
Всё время что-то говорить.

С балкона тёток увидал
Я в гулкой глубине двора
И радостно сообразил:
«Они помогут мне, ура».

Но я, должно быть, обитал
На самом верхнем этаже:
Покуда я спускался вниз,
Все тётки померли уже.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.03.2017 год

* * *

Не хочу, не хочу уезжать,
Ибо гибели равен отъезд, –
Значит, надо себя размножать,
Оставаясь во множестве мест.

От себя я кусок отщипну –
И оставлю под старой сосной
В Геленджике, – пусть слышит волну,
И растёт, и становится мной.

А подросшие части мои
Соберутся потом на конгресс –
И увижу я многие дни
И сияние многих небес.

Вспомню горечь ушедшей любви,
Ускользнувшей в цветы и листву –
Повзрослевшие части мои
Привезли эту память в Москву,

Чтобы там, под обложками книг,
Невредимо её заключить,
Ведь бывает при чтении миг –
Тот, что может всему научить.

Вдруг читатель утрату свою
Тоже вспомнит и сможет вернуть
То, что некогда в дальнем краю
Довелось от себя отщипнуть.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.03.2017 год

* * *

Плеск воды у причальных мостков –
Там, где девушку я утопил,
Ведь прощать ей нехватку мозгов
У меня уже не было сил.

Секс в мешке предложил я, а сам
Шасть наружу, мешок доволок
До воды – и дал волю слезам,
В толщу мутную сбросив мешок.

Всё ж нам весело было подчас,
Всё ж любились мы пылко порой,
Но мешок уже в иле погряз,
И без удержу плачет герой.

Ведь герой косоглаз и горбат,
Да и пахнет обычно как зверь,
И послужит ему для услад
Лишь известная Дунька теперь.

Для трагедии я не гожусь,
Отмотайте же время назад –
Слушать вздор я теперь соглашусь,
Я и сам ведь слегка глуповат.

Пусть былое воротится вспять,
Ведь засела в паху и в башке
Эта тяга – и впрямь испытать
Необычного секса в мешке.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.03.2017 год

* * *

Если ты в Москву вернулся с Юга,
В вечный сумрак, изморось и стынь –
Позови понятливого друга,
Ананасов накупи и дынь.

Накупи красивых разных банок,
Где таятся южные плоды,
Вызови и парочку южанок –
Тех, что не пугаются елды.

Но когда вы песню запоёте,
Девки перепутают слова,
Вы за это их чуток побьёте –
И мгновенно явится братва.

Сутенёры в дверь начнут ломиться,
Карами свирепыми грозя;
От подобных монстров не отбиться,
Открывать поэтому нельзя.

Можно петь про Мальту и Рейкьявик,
Про любовь к далёких островам,
И девчонок, этих негодяек,
В такт мотиву бить по головам,

А когда полиция нагрянет –
Про жирафа со слезою спеть,
И в ментовских душах зло увянет –
Гумилёв им очень близок ведь.

Всех повяжут – баб и сутенёров,
Плюхами прочистив им мозги,
И уйдут – красиво, без поборов,
Только водочки на ход ноги,

Только ананасик на закуску, –
Ведь Москва лишь тем и хороша,
Что нельзя в Москве попасть в кутузку,
Ежели есть голос и душа.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.03.2017 год

* * *

Издателям любо нас жизни учить,
Им точно известно, ка́к следует жить,
И как ради жизни такой сочинять,
И глупо их мыслям не внять.

Иначе-то, будь сколь угодно хорош,
Ты просто от недоеданья помрёшь,
До этого скверно расставшись с женой, –
Долой же гордыню, долой!

Живите, сдавайте творения в срок,
Катайтесь по свету, копите жирок,
И пусть улыбается, глядя на вас,
Весь преуспевающий класс.

Но мне-то прекрасно известно, друзья,
Что вам измениться по сути нельзя,
И что, порождая мучительный зуд,
Вас духи восстанья грызут.

А значит, пишите доходное днём,
А вечное, злое, – во мраке ночном,
Сумейте уйти в катакомбы свои
От публики и от семьи.

Надолго ли хватит здоровья и сил –
Об этом Судьбу я, увы, не спросил,
Успел лишь спросить: «А с издателем как?»
Сказала Судьба: «Да никак.

Издатель, естественно, тоже умрёт –
И вмёрзнет в угрюмый космический лёд,
Утратив себя и своё естество,
И все позабудут его.

Вам всем угрожает космический лёд,
Но пусть в катакомбах лампада цветёт,
Плети с человечеством вечную связь,
При этой лампаде трудясь.

Премудрый издатель замрёт навсегда
В подобных бельму наслоениях льда,
А трудников ночи навеки спасло
Лампады живое тепло».

        Андрей Владимирович Добрынин 09.03.2017 год

* * *

Эти псы, эти плоские гниды
Утверждают, что я устарел –
Мол, неправильно, чтобы читатель
На стихи с пониманьем смотрел.

Так, мол, было при Сталине, ибо
Узурпатор понятность любил,
А они, мол, идут в подсознанье,
Бороздят безотчётного ил.

Я в ответ: «Бороздить вы способны
Лишь тусовки свои, господа,
А в поэзии вы – шарлатаны,
Коих было в избытке всегда».

И за это меня уязвляют
Псы при помощи жёлтых клыков,
И нервируют гниды посредством
Кровожадных своих хоботков.

А читатель, увидевший свару,
Боязливо спешит стороной,
Норовя поскорее исчезнуть
В желтоблещущем чреве пивной.

Я к нему обращаюсь: «Послушай,
Ведь с тобою поэт говорит!» –
Но меня заглушают мгновенно
Псов рычанье и щёлканье гнид.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.03.2017 год

* * *

Без молитвы надавливать страшно
Мне на тюбики с пастой зубной:
Вдруг оттудова вылезет нечисть
И глумиться начнёт надо мной?

А с молитвой-то дело другое –
Черти в тюбиках смирно сидят,
Лишь полезный помёт выпускают,
От которого зубы блестят.

Тот мудрец, что нечистую силу
В малый тюбик однажды загнал,
Разумеется, много молился,
Разумеется, женщин не знал.

Он не пил, не курил и чуждался
Всяких прочих греховных затей,
И блестят человечества зубы
От помёта китайских чертей.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.03.2017 год

* * *

Друг во всём на меня полагался,
Ну а я его сильно подвёл,
Ибо так до конца и остался
Скудноват его жизненный стол.

И меня уже после ухода
Голос друга в ночи вопросил:
«Почему я житейского мёда
До обидного мало вкусил?»

Потому, вероятно, что мне ты
Чересчур доверялся, прости;
Я в тебе видел только поэта,
А они на Земле не в чести.

Мы ведь шли не к земному успеху,
А к такому успеху, когда
Нам Вселенная вторит, как эхо,
В такт мерцает любая звезда,

И от нашего пенья смеётся
В сонме ангелов добрый Господь,
И пускай на Земле остаётся
Со своими обидами плоть.

Пусть я плоть обделённую слышу
По ночам, беспокойством томим, –
Шли мы правильно, если ты вышел
К удивительным песням твоим.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.03.2017 год

* * *

Был парень я такой задорный,
Красивый, пылкий, озорной,
Что навзничь падали покорно
Все женщины передо мной.

А ныне сам я начал падать
Близ дев пленительных и жён,
Но те лишь фыркают: «Не надоть,
Ты стар и очинно страшон».

И ускользает женщин стая,
Меня оставив зря лежать,
И вот я лёжа начинаю
Мучительно соображать:

А если денег посулить им?
А если цацек и мехов?
А если сделаться открытьем
Для всех ценителей стихов?

Однако денег не хватает
И на питательный обед,
Стихов же люди не читают,
А просто падать смысла нет.

А значит, надо встать и дальше
Груз лет влачить, как некий вол,
И в строках, полных лжи и фальши,
Изображать весь женский пол.

Конечно, это не заменит
Былых приятностей судьбы,
Зато стихи мои оценят
Другие старые грибы.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.03.2017 год

* * *

Боль отступила – и прорва́лась
Небесной мути пелена,
И заискрилась, засмеялась,
Запела голубем весна.

Она, возможно, так же пела,
Покуда боль жила во мне,
Однако страждущее тело
Невосприимчиво к весне.

Зато теперь в венце из бликов
Весна идёт, рассеяв мрак,
А впереди, её накликав,
Идёт маркиз Диклофенак.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.03.2017 год

* * *

Сытые ангелы стонут,
Им хочется жён людских,
А Богу ангелы мерзки,
Он рад бы низвергнуть их.

Но совершить такое
Не вправе могучий Бог,
Ведь он по закону рока
Не может быть одинок.

Ему по закону рока
Нужна помощников рать,
Которым любо не строить,
А жён людских выбирать.

И ангелы плохо строят
Задуманный Богом рай,
Ведь им чертежи противны,
Не радует крепость свай,
Ведь им лишь вина, и мяса,
И жён людских подавай.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.03.2017 год

* * *

Нам жизнь предлагает частенько
Коварный колбасный продукт,
Но ты отвергай это дело,
Ты овощ проси или фрукт.

В них пользы значительно больше,
В них вредности нету почти,
А вредные мясопродукты
Скорее свели унести.

И пусть на фруктовой диете
Не сможешь ты вскапывать грунт,
Но ты ведь копать и не должен,
Не в этом твой жизненный пункт.

Ведь ты человек утончённый,
Ведь ты же дизайнер в душе.
Пусть жрут колбасу землекопы
В подвальном своём этаже.

В подвалах житейского зданья
Прекрасно идёт колбаса, –
Где светятся колбасоедов
Зелёные, злые глаза.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.03.2017 год

* * *

Из лиц, не имеющих паспорта,
Хотел бы я выбрать жену –
Она бы тогда трепетала бы,
Как только я косо взгляну.

Она чрезвычайно боялась бы
Быть выгнанной вновь на мороз,
Поэтому быстро решала бы
Хозяйственный всякий вопрос.

Но всё же беспаспортным женщинам
Присущ недостаток один:
Мочалка вовек не касалася
Их крепких, чуть сгорбленных спин.

Не любят они омовения
И тягостно пахнут они,
У тех же, которые моются,
Есть паспорт, в какую ни ткни.

Заносчивы мытые женщины,
А это плохая черта,
А значит, у них не мешало бы
Однажды отнять паспорта.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.03.2017 год

* * *

К неподвижности я призываю,
К закрепленью на месте зову;
Как моллюск, за прибрежную сваю
Зацепившийся, – так я живу.

Из воды я съедобные крохи
Отцежу – и доволен весьма,
И стихии тяжёлые вздохи
Моего не затронут ума.

Тех, что малою крохой довольны
И опорою прочной своей,
Не погубят ни ветер, ни волны,
Ненавистники всех кораблей.

Волны хлещут и справа, и слева
И качают вдали паруса,
Но в себя, в студенистое чрево
Обратил я большие глаза.

Что мне парус, который белеет
И теряется в чёрных волнах?
Я смотрю, как жемчужина зреет
В потаённых моих потрохах.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.03.2017 год

* * *

Ты мне, пожалуйста, тётка,
Не подноси стакана́,
Ведь стимулирует водка
Сдвиги в мозгу пацана.

Вдруг померещится, будто
Юная девушка ты,
Будто ты выглядишь круто –
Типа пацанской мечты.

Секса захочется сразу
С девушкой этой крутой,
И, не встречая отказу,
Сплю я с пацанской мечтой.

Утром же рядом со мною
Тётка окажется вновь –
Те же усы над губою,
Та же облезлая бровь.

Горя от водки немало,
Но неприятней всего
Знать, что с тобой переспало
Вовсе не то существо,

Вовсе не то, о котором
Шепчет вечерняя тишь…
«Ишь, – говорю я с укором
Тётке-обманщице, – ишь!

Значит, вот так ты решила
Трудный вопрос половой?
Что ж, ты меня научила
Думать своей головой.

Что ж, поступлю на работу,
Жизнью клянусь – поступлю,
И, если будет охота,
Сам себе водки куплю».

        Андрей Владимирович Добрынин 18.03.2017 год

* * *

В собственном укрывшись помещении,
Я живу, общенья не ценя,
Потому что ближние в общении
Очень любят поучать меня.

Каждый с абсолютной неизбежностью
Мне стремится преподать урок,
Потому что глуповатой внешностью
Наградил меня за что-то рок.

И от совокупного советчика
В хатку я укрылся, как бобёр,
Затаился и с гостями вечера
Не делил с весьма давнишних пор.

Вот придут – и ну грузить советами,
Обличать житейский выбор мой,
И ковёр запачкают штиблетами,
И ещё за ними чашки мой.

Каждому подобному учёному
Я желаю искренне хоть раз
Нализаться вдребезги, по-чёрному,
Схлопотать кровоподтёк под глаз,

Потерять богатство в ходе кризиса,
Ненадолго, но попасть в тюрьму…
Пусть судьба на умника окрысится –
Это пользу принесёт ему.

Нет, не денежную, не вульгарную,
А способность слышать смех богов
И взирать с улыбкой благодарною
На меня и прочих простаков.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.03.2017 год

* * *

Плюхнусь пластом на скрипучую койку
И захихикаю желчно, поскольку
Я на работу уже не пойду
И посылаю проклятье труду.

Тут же и кот мне ложится на брюхо –
Служит он мне для поднятия духа,
Ведь у кота чисто рыцарский нрав:
«Ты – сюзерен и поэтому прав».

Я предавался труду с малолетства,
Но получил небольшое наследство,
Мертвых оплакал – и молвил коту:
«Время заканчивать эту страду».

Думал годами я, как бы с котом бы
Из Вавилона уйти в катакомбы,
Недосягаемым стать для господ, –
Замысел этот поддерживал кот.

Что ему нужно? Лишь блюдце печёнки,
Да по весне – шерстяные девчонки,
Да позволенье вскочить на кровать
И монотонно уют воспевать.

Ныне судьба чуть ослабила хватку,
Но ухожу я отнюдь не к достатку,
А к невзыскательной жизни кота, –
Прочая жизнь до конца прожита.

Да и девчонки меня не волнуют –
Ежели ветры весенние дуют,
Я не о них размышляю уже
На катакомбном своём этаже.

Я размышляю о том, как могли бы
Письма мои с начертанием Рыбы
Из катакомб расходиться в миру, –
Буду писать я, пока не умру.

И, разумеется, способ найду я –
Ветры апреля, напористо дуя,
К смелым делам побуждая самцов,
Служат затворнику вместо гонцов.

С ними-то и разлетаются письма
О возрожденье идей коммунизма,
И о душе, что под гнётом жива,
И о присутствии в ней Божества.

Письма по ветру летят без дороги
О единении сущего в Боге, –
Именно их неизбежный приход
Воплями страсти приветствует кот.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.03.2017 год

* * *

Неужели она постареет,
Эта девушка, полная сил,
И мужчинскую кровь не согреет,
Не зажжёт размноженческий пыл?

Что ж, по-моему, так ей и надо,
Ибо дерзость её велика,
Ведь она как на скользкого гада
На любого глядит старика.

Я трудился, словесность родную
Много раз поднимал из дерьма,
И поэтому я негодую:
Что ж ты, девушка, делаешь, а?

Ведь за это презренье к сединам
И великим заслугам моим
Станет мозг твой ничтожным, куриным,
Ну а зад – непомерно большим.

Станут ноги лиловыми вскоре,
Будут зад с неохотой нести –
Для меня это страшное горе,
Но тебя мне уже не спасти.

Каждый сам выбирает свой жребий –
Вот его ты и выбрала, хоть
Бесновался от гнева на небе
И устраивал смерчи Господь.

Ты не слышала предупреждений,
Не согрела постель старику,
И получишь не век наслаждений,
А лишь тучность, болезни, тоску.

Да и я, без награды оставшись,
Вопль издам: «Почему, почему
Дева так и ушла не отдавшись
И теперь не нужна никому?

Я, конечно, взлетал в поднебесность,
Но имея награду в уме;
Что ж, иду за бухлом, а словесность
Пусть навек остаётся в дерьме».

        Андрей Владимирович Добрынин 21.03.2017 год

* * *

Вглубь старого парка ночью пройти лишь триста шагов,
Чтоб оказаться в мире деревьев, звёзд, облаков,
Где тонет в гуле пространства постылый уличный шум
И где не заботам будней, а ветру внимает ум.

Внимает – и понимает всё сказанное ему,
И слов никаких не надо – довольно шагнуть во тьму
И сквозь толпу бессловесных, бессонных полубогов
Под чёрно-розовым небом пройти лишь триста шагов.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.03.2017 год

* * *

Убили депутата, гады,
Убили, суки, палачи,
За молодость, за прогрессивность
Убили, старые хрычи.

Они завидовали люто
Тому, что он во всём везуч,
Что в центре Киева квартира
Ему готовится под ключ.

Тому, что с оперной певицей
Он в упоении живёт,
Лобзает грудь её тугую
И восхитительный живот.

Такого фарта старикашки
Простить герою не смогли,
И вот мы видим депутата
Лежащим замертво в пыли.

Да, старикашки все коварны
И злы, какого ни копни,
Всё новое, передовое
Сгубить стараются они.

Завистливые старикашки
Готовы истребить нас всех,
А мы им помогаем сдуру,
Мы пенсии им платим, – эх.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.03.2017 год

* * *

Ты не видишь в этой жизни демонов –
Ну и радуйся, верши свой путь,
Я же постоянно вижу демонов,
И таких противных – просто жуть.

С ужасом я выяснил, что демоны –
И жена, и дети, и родня;
Эти раздражительные демоны
Вечно тянут деньги из меня.

Я сопротивляюсь, я отраву им
Подсыпаю каждый день в еду,
Но нисколько не вредит отрава им,
Тщетно я освобожденья жду.

Тщетно я колдую над рецептами –
Демонов отрава не берёт;
Всё же я колдую над рецептами,
С оптимизмом я смотрю вперёд.

Хочешь, научу тебя, как демонов
Быстро вычислить в своём кругу?
Также и отравой против демонов
Поделиться я с тобой могу.

Это штука новая, особая,
Я ещё не проверял её;
Надо жить, всегда творя и пробуя,
Перестраивая бытиё.

К новой жизни безо всяких демонов
Я тебя, товарищ, поведу,
Так возьми же средство против демонов
И подсыпь им вечером в еду.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.03.2017 год

* * *

В детстве был бодр я на диво: кричал и про дяки-каляки,
И про другие свои измышления детские громко,
Бегал повсюду, расширив глаза и всему удивляясь,
Шишки и ссадины мне причиняли лишь краткое горе.
С возрастом шишки мои сделались много крупнее,
Ссадины – глубже, и ныне глаза расширять я зарекся:
Дивное нечто увижу – и сразу же хитро прищурюсь,
И прохожу стороною, здоровье свое сберегая.
Думаю я про себя: «Что, удивить захотели?
Нет уж! Прошли времена веры мальчишеской глупой
В то, что добры чудеса, – ныне я стал недоверчив,
Сморщилось ныне лицо, сузились глазки большие;
Видя теперь чудеса, я лишь хихикаю злобно
И стороной прохожу, сочно харкнуть стараясь на чудо».

        Андрей Владимирович Добрынин 24.03.2017 год

* * *

Любил я на рынок блошиный
Ходить и ругаться с людьми.
Однажды мне там предложили:
«Вот белка – за сорок возьми».

«Вот эту безухую белку? –
Я злобно пробулькал в ответ. –
Да вы охренели, голубчик,
У вас просто совести нет.

За белку с отколотым ухом
Вы просите сорок рублей?
Я дам с удовольствием сорок,
Да нет – пятьдесят пиздюлей

В том случае, если немедля
Отсюда не свалите вы.
Такие вот жулики портят,
Уродуют облик Москвы.

Собянин, Москву улучшая,
Встаёт в несусветную рань,
А вы вымогаете деньги
За эту безухую дрянь».

Свою накипевшую горечь
Стремился я высказать вслух,
Но с ужасом вдруг обнаружил,
Что сам продавец одноух.

Полиция близилась быстро,
Заслышав наш яростный спор,
И все полицейские были
Безухие, как на подбор.

Да, белка с отколотым ухом,
Похоже, ужасно сильна,
Похоже, на рынке блошином
Является главной она.

Похоже, скрывается в белке
И тайна всего бытия:
Двуухие все невезучи
И бедствуют так же, как я.

Но если отсутствием уха
Ты белке решил подражать,
То сможешь на жизненном рынке
Любые вопросы решать.

Ведь если тебя отличает
Изъян и откол небольшой,
То белка тебя понимает
Своей окаянной душой.

Украсть бы проклятую белку
И долго томить на огне,
Чтоб счастье она подарила
Двуухому, честному мне.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.03.2017 год

* * *

Безусловно, я крепко порой выпиваю,
Но за пьянством скрываю продуманный план:
Я опасные вещи в гостях разбиваю,
Объясняя потом, что я попросту пьян.

Я о зле мировом размышлял в кабинете,
И в какой-то момент мне понять удалось,
Что таится в каком-то обычном предмете
Всех несчастий исходная точка и ось.

А ведь я сострадатель, вселенский печальник,
Не жалеющий ради людей ничего;
Подозрителен стал мне фарфоровый чайник –
Дорогой, но я всё-таки кокнул его.

Зло, однако, по-прежнему булькает в мире,
Дребезжит угрожающе крышкой котла –
Стало быть, притаившись в обычной квартире,
Шлёт флюиды свои средоточие зла.

Значит, с чайником я промахнулся, – однако
Я не вправе беспомощно руки сложить.
У соседей стоит из фаянса собака –
Вероятно, она и мешает нам жить.

У соседки другой, отставной продавщицы,
Я заметил, хрустальный имеется гусь:
Из какой-то подобной невинной вещицы
Все страданья Земли вытекают, клянусь.

В заурядном серванте, мерцая зловеще,
Спит она – и несчастья несёт бытию,
Потому-то в гостях я различные вещи
Со смущённой улыбкой, но всё-таки бью.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.03.2017 год

* * *

Мне женщина прекрасная явилась
И призвала в сожительство вступить,
Но начала проваливаться в сено
(Весь разговор имел у стога быть).

И вспомнил я про собственные книги
(Я их издал примерно пятьдесят),
И начал их подсовывать любимой
Под углубляющийся в сено зад.

Подсовывал заветнейшие книги,
Но задержать падения не смог
И очутился в бункере фашистском,
Хитро́ замаскированном под стог.

И выяснилось вдруг, что все фашисты
Любимой подчиняются, увы.
Зачем же вы стихи мои хвалили,
Зачем к Служенью призывали вы?

Теперь меня любимая пытает,
Свои окурки мне втыкает в зад,
И все мои стихи не помешали
Мне провалиться в этот лютый ад.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.03.2017 год

* * *

Вижу я много существ – одни всесторонне прекрасны,
Ну а другие, напротив, злонравны и выглядят мерзко.
Как же мне быть, если все существа благородные слабы,
Ну а плохие, напротив, сильны и во всем преуспели?
Буду плохим, решено! Но в себе затаю благородство,
Буду лелеять его, неизбежное зло совершая.
Если ж меня упрекнут в том, что избыточно зол я,
Эти слова причинят мне огорченье большое.
Ведь благородство мое даже во зле очевидно,
Несправедливый упрек ранит, как меткая пуля.
Так что речистый наглец будет мной съеден не сразу, –
Нет, перед этим его я истязаньям подвергну.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.03.2017 год

* * *

Я однажды приехал в Саратов,
А уехать не смог – потому,
Что лишь поезд «Саратов – Саратов»
Ходит там, и спешить ни к чему.

Из Саратова поезд выходит,
Чтоб в Саратов же вскоре прийти.
В этот поезд не всякого содят,
А лишь тех, кто юней тридцати.

Пусть поймут молодые, покуда
Не собрались ещё бунтовать:
В этот мир мы пришли ниоткуда
И туда же вернёмся опять.

Пусть у всех молодых демократов
Понимание вспыхнет в душе:
Нас на поезд «Саратов – Саратов»
Посадили в роддоме уже.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.03.2017 год

* * *

То мрак и воет непогода,
То солнце блещет сквозь метель,
Но мне, избраннику свободы,
Не нужно покидать постель.

Из одеял свернул я кокон,
Чтоб в нём расслабленно лежать.
«Жизнь – это отдых», – вот мой слоган,
Но мне не стоит подражать.

В мозг подражальца просочится
Страх голода и нищеты –
И вздрогнет он, и вновь помчится
На поприща мирской тщеты.

Чтоб со спокойною душою
Лежать и презирать тщету,
Потребны мужество большое –
Иль куча денег на счету.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.03.2017 год

* * *

Нет, не то у меня положение,
Чтоб я мог просто так подойти
К человеку серьёзного уровня
И какую-то речь повести.

Человек покумекал при Ельцине –
И возглавил аптечную сеть,
Ну а мне, раз кумекаю медленно,
Полагается молча сидеть.

Эту мудрость поняв и прочувствовав,
Я сижу или чаще лежу
И внушаю такие же мудрости
Бестолковой собачке Бижу.

Говорю: «Если видишь разумное,
Много выше себя существо,
Проходи стороной, потихонечку,
Опасайся озлобить его.

Посмотри на меня, на хозяина:
Я – писатель, простой человек,
И поэтому даже не пробую
Пообщаться с владельцем аптек.

От него я отстал по значению,
По серьёзности и по уму.
Если даже случится восстание,
Я и то не приближусь к нему.

Если даже решат православные
Утопить его в ближнем пруду,
Я и то не посмею приблизиться,
Посмотрю – и тихонько уйду».

        Андрей Владимирович Добрынин 29.03.2017 год

* * *

Скажу угрюмым, кислоротым,
Отчаявшимся: «Эх, друзья,
Вам в жизни повезло. Да что там –
Вы счастливы, не то что я.

Я был совсем ещё ребёнок,
А уж курил и выпивал:
Так воспитал ещё с пелёнок
Меня отец-микроцефал.

И вот я кашляю надрывно,
С похмелья жалобно кряхчу
И выделяю интенсивно
Сверхъядовитую мочу.

Едва мочу мою унюхав,
Собаки пятятся, рыча,
И филин прочь летит, заухав, –
Так действует моя моча.

Но я не жалуюсь при этом
И напеваю: «Бу-бу-бу».
И вам бы напевать, да где там –
Вы лишь ругаете судьбу.

А что судьба? Её поносишь,
Но не меняется она,
И никогда курить не бросишь,
И не отвыкнешь от вина.

Судьбу за все благодарю я,
От каждой малости тащусь
И с помощью большого хуя
У вас под окнами мочусь.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.03.2017 год

* * *

Я сижу на пеньке у дороги,
В неподвижности полной сижу
И на стройные женские ноги
С ледяным равнодушьем гляжу.

И сбиваются женщины с хода
Под безжизненным взором моим;
«Мы, наверное, просто уроды», –
Мысль такая является им.

И бредут они дальше, хромая,
Ощутив в пояснице прострел,
Ибо в пору житейского мая
Я на ноги иначе смотрел.

Я молил, чтобы ноги сомкнулись
У меня на горячей спине,
Но владелицы ног ухмыльнулись
И отказом ответили мне.

И с тех пор на опушке чащобы
Я сижу, неподвластный годам,
И мой взор вызывает хворобы
На психической почве у дам.

        Андрей Владимирович Добрынин 31.03.2017 год

* * *

Я колбасу, везомую в столицу,
Порой люблю себе воображать.
Различные физические лица
Её здесь будут с аппетитом жрать.

Когда же снова кризис разразится,
То он, конечно, будет поражать
Сначала юридические лица,
Но и физическим не убежать.

Период искренней любви и ласки
Меж ними и начальством деловитым
Внезапно кончится, – настанет крах,
Когда придётся им взамен колбаски
Вкушать посулы с ошалелым видом
И, как вино, впивать всеобщий страх.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.04.2017 год

* * *

Когда в столицу ввозят колбасу,
То многие её желают втуне.
Колбасник скажет: «Я её везу
Для тех, кто смог понравиться Фортуне».

А мне он просто сделает козу,
А также другу моему Колюне,
И распускать уже не стоит нюни,
И жаловаться, и пускать слезу.

Колбасник скажет: «Я отнюдь не зол,
Однако я руководим Фортуной
И с нею трений не хочу иметь,
И все мазилки самых разных школ,
Все рифмачи с кифарой многострунной
Пусть за версту меня обходят впредь».

        Андрей Владимирович Добрынин 02.04.2017 год

* * *

Да, море чисто и прекрасно,
Но часто буйствует оно;
Да, в тихой бухте безопасно,
Зато там водится говно.

Вот выбор, дорогой курортник:
Иль раздробит тебя волна,
Иль ты забьёшь свой носоглотник
Увесистым куском говна.

Но существует третий выход:
Места торгов не посещать,
И не искать житейских выгод,
И совершенно обнищать.

Весь Юг цикадит и магнолит,
Ты там не нужен, нищий чёрт,
И социум тебе дозволит
Совсем не ехать на курорт.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.04.2017 год

* * *

Не желаю ехать никуда,
Не желаю никуда идти,
Чтобы где-то с помощью труда
Некое богатство обрести.

Я желаю попросту лежать,
Пошлое движенье позабыв,
И ручей себе воображать
В окруженье серебристых ив.

Серебрится и шумит вода,
Шелестят под ветром камыши, –
Есть движенье правильное, да,
Не крадущее у нас души.

Есть движенье правильное, да, –
Если остаёшься недвижим,
То из мира страха и труда
Вскоре уплываешь вместе с ним.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.04.2017 год

* * *

Боюсь я публики – она ведь
Весьма груба и жестока,
И не боится рук кровавить,
И бьёт не просто, а с носка.

И я, как жертва на закланье,
Плетусь читать свои стишки
И чую в публике желанье
Меня порезать на куски.

А в чём я, собственно, повинен,
Чем я нервирую народ?
Живёт такой поэт Добрынин –
И пусть, казалось бы, живёт.

Но смотрит взором костолома
Народ, коснеющий во зле.
Осталась только Оклахома
Для нас, поэтов, на Земле.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.04.2017 год

* * *

Скверная личность на свете жила,
Пользу имея с различного зла;
Ближним изрядно она насолила,
Но наконец-то концы отдала.

Стали архангелы личность судить,
Стали её упрекать и стыдить;
Личность, конечно, во всём повинилась,
На сковородку боясь угодить.

Это, конечно, учли на суде,
Личность приставили к свежей воде,
Чтоб поливать перегревшихся бесов
И заработать прощенье в труде.

Произошёл тут коррупции взлёт –
Личность водой никого не польёт
Без оказания некой услуги –
Молвить яснее мне стыд не даёт.

Бесы униженно просят: «Полей», –
Личность лишь лыбится – весело ей.
От постоянных таких унижений
Бесы мрачнеют, становятся злей.

Им не поможет всевидящий Бог,
Если уж даже сам Путин не смог
Искоренить в нашем городе взятки, –
Так и сказал: «Извините, не смог».

Бесы обиду срывают на нас,
И в бесовщине весь город погряз –
Вот что бывает, когда в коллективе
Вдруг заведётся один пидорас.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.04.2017 год

* * *

Воспоминанья губернаторов
Читаю я в ночной тиши
И скорбной доле губернаторов
Сочувствую от всей души.

Ведь им волнения ужасные
Пришлось во власти пережить –
И всё ж прерогативы властные
С обидой горькою сложить.

Естественно, перемещаются
Они по городу в авто,
Но если выходить случается,
То больно им смотреть на то,

Как с наглым смехом население
Туда-сюда вокруг снуёт
И тех, кто принимал решения,
В упор уже не узнаёт.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.04.2017 год

* * *

Вижу: буши, клинтоны и трампы
Чередой унылою идут,
В голове у них сплошные штампы,
И от баксов кошелёк раздут.

И от кошелька, как от грибницы,
Прямо в мозг волокна пролегли.
Тяжко мне смотреть на вереницу
Сумчатых правителей Земли.

Парочки влюблённые гуляют,
Детвора горланит на реке,
Ну а сумчатые размышляют
О приросте денег в кошельке.

Странно их понятие о благе,
Но насмешки им не по нутру,
И они внезапно позу драки
Принимают, словно кенгуру.

К сожалению, у них ракеты
Есть, в отличие от кенгуру,
Так что вольнодумцев больше нету,
Все играют лишь в одну игру.

В ту, где сумчатые побеждают,
В лохотрон по имени «Прогресс», –
И мечты о выигрыше тают,
И игра теряет интерес.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.04.2017 год

* * *

Интересуюсь собственною болью,
А сверх того, увы, уже ничем,
Мне интересно – буду ли страдать я,
Коль снова что-то вкусненькое съем.

Но так и все: не хапают чужое
Из опасения в тюрьму попасть,
И ближний, опасаясь избиенья,
На мой кусок не разевает пасть.

Пронизаны неумолимым страхом
Не только рацион, не только быт,
Но все вопросы социальной жизни,
За всеми действиями страх стоит.

Я в страхе опрокидываю рюмку,
Закусываю сельдью, а другой
Приобретает в ужасе за взятку
Кусок недвижимости неплохой.

Но сладко сознавать, что я гораздо
Счастливее, чем этот мироед,
Поскольку язва есть у нас обоих,
Но у меня недвижимости нет.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.04.2017 год

* * *

Стыдно пьянствовать больше, чем нужно,
Меру следует помнить всегда,
Ибо, пьянствуя больше, чем нужно,
Поступаешь как те господа,

Что украли значительно больше,
Чем для собственных нужно харчей,
И теперь выделяются в мире
Металлическим блеском очей,

Выделяются голосом ржавым, –
Этот голос включается вдруг
И хрипит: «Подавайте мне яхту
С миллионом почтительных слуг».

Образуется сразу же яхта,
Но мы с горечью видим: она
Лишена романтической дымки,
Устремления ввысь лишена.

С яхты тянет тушёной капустой,
Там нетрезвые бабы поют
И гондоны бесчисленной стаей,
Как медузы, за нею плывут.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.04.2017 год

* * *

С балкона я смотрю во двор,
Где ходит населенье,
Но замутнён мой гордый взор
Необоримой ленью.

Ходить я больше не хочу
И выходить из дома,
И к морю мыслями лечу,
Стартуя с мыследрома.

На море ведь в почёте лень,
Лежанье там в почёте,
И можно пребывать весь день
В мыслительном полёте.

Летать туда, летать сюда,
Стартуя с мыследрома, –
Во все края, во все года,
И всё тебе знакомо.

Ты всюду главное лицо,
Куда бы ты ни прибыл,
Везде – и фрукты, и винцо,
И жареная рыба,

И девы, и любовный раж
На розовом закате,
И все миры – точь-в-точь как пляж
В твоём пансионате.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.04.2017 год

* * *

Я, накренившись против ветра,
Иду на собственный концерт,
И буря мне не помешает
Сегодня провести концерт.

Я знаю, что стихов не надо
В действительности никому,
И всё же я концерта глыбу
Сегодня снова подниму.

Шум в публике, и разговоры,
И крики пьяных дураков
Перекричу я, в зал бросая
Тяжёлые куски стихов.

И после одному во мраке
Мне будет весело идти,
Ведь я духовные увечья
Смог в зале многим нанести,

И эти самые увечья
Их выделят из тёмных масс:
Зазнайство, дух противоречья
И странное мерцанье глаз.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.04.2017 год

* * *

Мне подарили водочки бутылку
За яростное чтение стихов,
И на моём лице теперь ухмылка,
И я, как говорится, никаков.

Духовный пульс во мне уже не бьётся,
И это превосходно – потому,
Что лучшее искусство создаётся
Наперекор морали и уму.

Со свойствами людскими я простился,
До уровня амёбы опростился,
И ложноножки к рюмке устремил,
И подлинным эстетам стал я мил.

Я гадок лишь зоилам низколобым,
Несносно то для их тупых натур,
Что мы, простейшие, под микроскопом
Прекраснее любых земных скульптур.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.04.2017 год

* * *

Хожу я дома перед матушкой
В семейных вытертых трусах
И никакого возмущения
Не вижу у неё в глазах,

Тогда как все другие женщины
Меня стремились осудить –
Они кричали, что не следует
В трусах поношенных ходить.

Я предлагал: «Для продолжения
Житейской светлой полосы
На день рождения вы можете
Купить мне новые трусы».

Но нет – ведь только я, по-ихнему,
Подарки должен был дарить,
А значит, ветхостью исподнего
Нехорошо меня корить.

Оно ведь полиняло, вытерлось
И прохудилось кое-где
Не от безделья, вам любезного,
А в тяжкой жизненной страде.

И если нынче честным способом
Не заработать на трусы,
То это подло – жалить гения,
Беря пример с тупой осы.

И я изгнал всех женщин жалящих
И тихо бормотал в слезах:
«Ступайте! Вам, конечно, встретятся
Тупицы в фирменных трусах.

Тогда-то вы меня и вспомните,
Тогда поймёте, может быть,
Что с помощью трусов проверил я,
Как вы умеете любить».

        Андрей Владимирович Добрынин 14.04.2017 год

* * *

Литые перспективы улиц,
Ни человека, ни собаки,
Лишь фонари слегка согнулись,
На них – невидимые фраки.

Они – прекрасные лакеи,
Они пристойны и корректны,
Их не смутят ни злые феи,
Ни скорой помощи кареты.

И я иду, мечту лелея,
Как лет тому примерно двадцать:
Внезапно встретить злую фею
И ей всем существом отдаться.

И зримому оцепененью
Не скрыть трагического гула,
И кажется, что в отдаленье
Злой феи платье промелькнуло.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.04.2017 год

* * *

Картины, книги и концерты
Не снятся мне уже давно,
А лишь с купюрами конверты,
Лишь разносолы и вино.

Картины или книги слабо
Удерживают на плаву,
И есть ещё, конечно, бабы,
Кошмар во сне и наяву.

Они всегда меня душили,
Покуда я был нищ и прост,
Покуда мне не предложили
В управе неприметный пост.

И сразу все приоритеты
В разумный выстроились ряд.
Пусть повисят картины где-то,
Пусть книги где-то постоят.

Хотел когда-то их понять я
И сил потратил – будь здоров;
Хочу потери наверстать я
Среди чиновничьих пиров.

И ем среди людей успешных,
И пью, и коноплёй дышу,
И баб – не досмерти, конечно,
А ради смеха, – сам душу.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.04.2017 год

* * *

В галерее картинной «Ковчег»
Просветленье меня обуяло,
Там я понял, что я – человек,
А не кучка презренного кала.

Если б был я обычным дерьмом,
Как желали российские власти,
То лежал бы, упившись теплом,
У своих ощущений во власти.

Щекотали бы сладко меня
Сверху – люди, а снизу – травинки,
И по радио слышал бы я,
Что дерьмо дорожает на рынке.

Ощутив от известий восторг,
Из себя я бы в знак одобренья
Вдруг зловонье такое исторг,
Что сомлела бы часть населенья.

Вот как жил бы и действовал я,
Если б я не спознался с «Ковчегом»,
В этот храм не вступил бы, друзья,
И не стал наконец человеком.

А теперь посещаю «Ковчег» –
И в себе ощущаю желанье
Переделать наш низменный век,
Всё Отечество, всё мирозданье.

С ложа скверны и пошленьких нег
Я восстал – и должна бы планета
Галерее картинной «Ковчег»
Изъявить благодарность за это.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.04.2017 год

* * *

Почему-то у этой собаки
Голова чересчур велика –
Может, хочет в мышленье собака
Потягаться со мною слегка?

Ну, скажи, дорогая собака,
Что есть Вечность и что – Бытиё,
Что есть Бог? Покажи-ка на деле,
Сколь могуче мышленье твоё.

Но потупится робко собака,
Завиляет смущённо хвостом,
Облизнётся, почешет затылок –
И повалится вверх животом.

У собак поведенье такое
Означает признание: «Вот –
Я всецело тебе покорилась
И для казни открыла живот.

Понимаю, что я не по праву
Отрастила большую башку,
И с твоим гениальным мышленьем
Состязаться никак не могу».

И замечу я с горькой улыбкой:
«Многим людям невредно вот так
Поваляться бы передо мною,
Взяв пример с благородных собак.

Но куда им! Ведь этим мерзавцам
Дорога лишь гордыня своя,
Пусть ошибочно их пониманье
Бога, Вечности и Бытия».

        Андрей Владимирович Добрынин 15.04.2017 год

* * *

Немало куличей пасхальных
Я съел в различных обстоятельствах,
Но ничего не изменилось
В моих житейских обстоятельствах.

За благочестие большое
Не получив вознаграждения,
Я резко поменял былые
Бессмысленные убеждения.

Теперь я стал врагом смертельным
Обскурантизма и поповщины.
Пью с коммунистами спиртное,
Мне привезённое с Тамбовщины,

Их потчую тамбовским салом
И говорю: «Как Кремль добудете,
То вы, в отличие от Бога,
Меня, надеюсь, не забудете».

        Андрей Владимирович Добрынин 16.04.2017 год

* * *

О, как постыла неизбежность,
С которой день встаёт в окне
И студенистыми руками
Лицо ощупывает мне!

Хочу я продолженья ночи,
Туманной, зябкой и глухой –
Лишь ночь страдающую душу
Перенесёт к душе другой.

При виде освещённых окон
Мне радость наполняет грудь,
Я знаю: там стихи читает
В уединенье кто-нибудь.

Придёт одышливое утро –
И помертвеют все огни,
Но до конца они не гаснут –
Лишь новой ночи ждут они,

Когда во мраке, где созвездья
В разрывах облаков плывут,
Встречаются живые души –
И вмиг друг друга узнают.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.04.2017 год

* * *

Нет, господа фалесианцы,
Я не признаю никогда,
Что в основанье всех явлений
Лежит обычная вода.

Поклонников Анаксимандра
Я с гневом выгоняю вон,
Чтоб мне они не толковали
Про свой дурацкий апейрон.

От философских построений
Меня давно уже тошнит,
Поэтому рождают злобу
Во мне Зенон и Парменид.

И лишь господ пифагорейцев
Встречаю я всегда тепло –
Тех самых, что в основе мира
Привыкли видеть лишь Число.

Я уточню – пусть это будет,
К примеру, тысяча рублей:
Основа эта мне по нраву,
Я строю жизнь свою на ней.

Вас, господа пифагорейцы,
Я допускаю в жизнь мою,
И пусть от ваших разговоров
Я носом иногда клюю,

Но уважаю вдохновенье,
Которое к вам снизошло,
И вы увидели, как важно,
Как основательно Число.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.04.2017 год

* * *

Когда я с колбасою ливерной
Сооружаю бутерброд,
То знаю, что навряд ли ближние
Заглядывать мне станут в рот.

Но к тем, кто ест икру, и трюфели,
И разварного осетра,
В рот лезут взгляды возбуждённые,
Протискиваясь до нутра.

А взгляды – это дело скверное,
Куда сквернее грязных рук,
И если с колбасой сомнительной
Я даже потребляю лук,

То всё равно чудесным образом
Дышу я лугом и весной,
Ну а гурманы – разложением,
Как двор зловонный проходной.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.04.2017 год

* * *

Как этот суетный город ужасен!
Все норовят напугать, подтолкнуть,
Много о нём есть чудовищных басен –
Жаль, что всё это не басни отнюдь.

Есть, например, здесь кровавые тётки –
Цвета запекшейся крови у них
Польта, и шапки, и даже колготки,
Пьют они кровь из поэтов больных.

Знаю я многое, ибо немолод –
Кровь вампирическим тёткам отдав,
Выяснил я: их курирует Воланд,
Он разработал их жуткий устав.

Я озираюсь, хожу аккуратно,
На золотые крещусь купола,
Но для меня, ухмыляясь развратно,
Аннушка масло уже пролила.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.04.2017 год

* * *

Я растратил казённые деньги
И теперь из отчизны бегу,
Потому что покрыть недостачу
Всё равно никогда не смогу.

Но присяду сперва на дорожку,
Чтоб чуток поработать башкой:
Ведь не бегают люди другие,
Что же я беспокойный такой?

Я и раньше бежать порывался,
Но потом утихала волна,
Не заметив потерь, продолжала
Развиваться стабильно страна.

Да и вправду ли были потери?
Я ведь тоже частица страны,
И бесспорно, что эти частицы
Богатеть постепенно должны.

И поэтому я за стабильность
Вновь плесну себе грамм пятьдесят.
Славно жить в государстве стабильном,
Где тебя и поймут, и простят.

В нестабильном же, злом государстве
Процветают одни стукачи,
Управленцы же плохо одеты
И панически бредят в ночи.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.04.2017 год

* * *

Я – бесценного времени жалкий растратчик,
Я с балкона смотрю на забавных собачек,
Семенящих весь день у меня по двору, –
Трачу время, как будто вовек не умру.

Между тем умирание очень заметно,
Но такие, как я, ведь не мыслят конкретно,
Есть и в печени боль, и в суставах щелчки,
Но чего-то благого мы ждём, дурачки.

А чего? Я на этот вопрос не отвечу,
Но всё кажется, будто идут мне навстречу,
Получив наконец дозволенье богов,
И любовь, и свобода с морских берегов.

Надо честно признать: в ореоле сиянья
Чрезвычайно расплывчаты их очертанья,
Но зато убедителен сам ореол –
И в мечтах забывается старый осёл.

Ожидая гостей, он стоит на балконе,
Над решёткой он как бы согнулся в поклоне,
Дни текут, и деревья шумят, как вода,
И собачки хиляют туда и сюда.

        Андрей Владимирович Добрынин 21.04.2017 год

* * *

Еврипида сожрали собаки –
И меня непременно сожрут,
Потому что проходит по парку
Мой обычный житейский маршрут,

А по парку гуляют собаки,
За собою хозяев таща;
Я с собаками часто встречаюсь,
Всем составом своим трепеща,

Потому что пронзительным взором
Испытуют собаки меня –
Им известно, чего я не сделал,
Не исполнил в течение дня.

Им известно, что я обещался
Исторический труд написать.
«Где же труд? – вопрошают собаки, –
Почему ты не хочешь писать?»

И обманывать их бесполезно,
Ведь они не настолько тупы –
Чуют нюхом пороки поэтов
Эти злые собаки Судьбы.

Словно голый стоит перед ними
Обленившийся, пьющий поэт,
Оправданья бормочет – и знает,
Что ему оправдания нет.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.04.2017 год

* * *

Украв кошелёк у старушки,
Я понял, что Ленин – подлец,
И надо при помощи пушки
Разбить мавзолей наконец.

При этом без помощи пушки
Нам цели своей не достичь,
Ведь кликнут, конечно, старушки
О помощи Ленину клич.

Столпятся вокруг мавзолея
И сумками станут махать.
Катите же пушку скорее,
Пора уже ей громыхать.

Она громыхнёт – и старушки
Частями взлетят в небеса:
Вон чьи-то с серёжками ушки,
Вон чья-то седая коса.

Прекрасно, когда быдломассе
Подарки свинцовые шлют –
Её уже бьют на Донбассе
И здесь, перед ГУМом, добьют.

Рассеется рать ленинистов,
И каждый из новых людей
Рванётся, могуч и неистов,
Зубилом крушить мавзолей.

Падёт зиккурат большевизма,
Пробьёт очищения срок,
И каждая старая клизма
Сама мне отдаст кошелёк.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.04.2017 год

* * *

Я неразборчивое что-то
Пробормотал – и рухнул в пыль,
И все леса заволновались,
И зашумел степной ковыль.

Умолкли птичья перекличка
И завывание котов,
И море ринулось на землю
И смыло много городов.

И Бог зарокотал на небе:
«Поэт упал? Какая боль!
Не оттого ль так ноет печень,
Спина болит не оттого ль?»

Но не болело, не ломило
Ничто у жителей Москвы –
Они по-прежнему спешили
Купить вещей, купить жратвы,

Дабы затем свои покупки
Ласкать глазами на дому.
Приму я Бога и природу,
Людей же этих не приму.

Я их не позову на помощь,
Дабы себя не унижать –
Я лучше буду перед Богом
В пыли смирения лежать.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.04.2017 год

* * *

Есть ливерная колбаса,
А значит, есть и жизнь, и благо,
И разгораются глаза,
И пробуждается отвага.

Друзья, нам роскошь ни к чему,
Она лишь сдавливает печень,
Она ввергает нас в тюрьму,
А также в дьявольские печи.

Есть ливерная колбаса –
И, значит, можно строить лиру,
Чтоб вдохновенья чудеса
Явить восторженному миру.

Друзья! – но где же вы, друзья?
Вас нет, и мир меня не слышит,
И лира звучная моя
Лишь воздух попусту колышет.

По правде говоря, не знаю,
Зачем я этот крест несу,
Но все же с нежностью взираю
На ливерную колбасу.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.04.2017 год

* * *

Во дворе маневрируют автомобили,
Светом фар подметают асфальт и газон,
До помойки же фары, увы, не добили,
А за ней-то как раз и скрывается Он.

Фары гаснут – и Он, словно призрак, выходит,
И стреляет, и смотришь – во мраке пропал,
А потом полицейские мелом обводят
Неподвижное тело – таков ритуал.

Он убийца – но также и ангел расплаты,
Он мерзавец – но также и в чём-то святой.
Знаю: некогда петел прокликал трикраты –
И душа заключила союз с темнотой,

И с оружием – ульем зловещего роя,
И со злом – раз уж сила иссякла в добре,
Чтоб хозяйчик Земли превращался порою
В меловой силуэт у себя во дворе.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.04.2017 год

* * *

Вождь выступил – и я спокоен
За крышу над своей башкой,
Теперь не выгонит под дождик
Меня Собянин никакой.

Что, выкусил, тиран Собяка?
Ты рано наточил клыки
На стариковские пожитки,
На польта и на сундуки.

Моей тахты, моей посуды
Тебе уж не видать теперь,
Ты зря к моей пятиэтажке
Подкрадывался, словно зверь.

Есть вождь – и никакой Собяка
У нас не справится с вождём,
И мы поэтому от жизни
Лишь новых наслаждений ждём.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.04.2017 год

* * *

Эта девушка курила травку,
А потом смеялась от души,
И в таком смешливом состоянье
Все самцы ей были хороши.

Ну а мне-то было не до смеха,
Я ведь эту девушку любил,
Стал курить, чтоб было веселее,
Стал колоться и себя убил.

Девушка теперь уже не курит,
У неё и бизнес, и семья,
И она понятья не имеет,
Существую ли на свете я.

Я же существую – в лунном свете
Я встаю, как в мёртвенном чаду,
И огромными шагами ветра
По ночному городу иду.

И потом вздыхаю вместе с ветром
Под окном у девушки моей,
И она вздыхает, холодея,
И боится за своих детей.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.04.2017 год

* * *

Больной отходит – и вон из тела,
Похорошев, струится душа.
Покуда в теле она сидела,
То не бывала столь хороша.

Больной отходит в душной постели,
Впали виски и раскрылся рот,
Ну а душа, намаявшись в теле,
В счастливые сферы теперь плывёт.

Вот так же нас женщины покидают:
От нас остаются только тела,
А души в тех же пространствах тают,
В которые женщина уплыла.

Душа оттуда машет рукою,
Но тело не видит её уже,
Оно вкушает сладость покоя,
И нет нужды у него в душе.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.04.2017 год

* * *

Да, я любитель тихой лени,
И, если уж на то пошло,
На ваши острые колени
Глядеть мне очень тяжело.

Их очерк мне напоминает
О суете, о беготне,
И скорбью душу наполняет,
И разбивает сердце мне.

Вы ёрзаете, вы хотите
Богатству ринуться вдогон,
Так что ж вы у меня сидите?
Немедленно ступайте вон.

Мне в дамах очень не по нраву
Подтянутость и стать борзой
И жажда ринуться в облаву,
Вернуться в некий мезозой,

Где все гонялись друг за другом
И рвали на куски, догнав;
Простите, но к иным подругам
Меня влечёт мой нежный нрав.

У них флюиды сладкой лени
Струятся со щекастых лиц,
У них округлые колени
И не видать совсем ключиц.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.04.2017 год

* * *

Ко мне должны явиться люди,
Они должны меня спасти,
Должны на стогны городские
Вслед за собою повести.

Должны воскликнуть: «Погляди-ка,
Как много здесь секретных лиц!
Но перед этим изобильем
Не следует валиться ниц.

Нет, следует искать разгадок,
А это значит – жизнь полна
Больших задач, и в ней не место
Глухому питию вина».

Всё это так, – однако люди
За мною могут не прийти,
Как это и происходило
В течение лет двадцати.

Им весело, они решают
Задачи крупные свои,
А я без них робею выйти –
И погрязаю в питии.

Мечтая о людской поддержке,
Сижу и чахну у окна,
Как многие уже исчахли
От робости и от вина.

И очень больно знать, что людям,
Героям, баловням столиц,
Увы, не по зубам секреты
Бесчисленных секретных лиц.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.04.2017 год

* * *

Мне принесли вина, и пива,
И пуд собачьей колбасы,
И потекли умно́ и живо
Под звон стаканчиков часы.

О жизни, о литературе
Узнал я много новостей,
Но уподобился скульптуре
Впоследствии среди гостей.

А ведь скульптура – вещь немая,
Молчание – её удел,
И гости разошлись, считая,
Что я духовно закоснел.

А я не закоснел! В развитье
Я, как обычно, нахожусь,
Однако в ходе винопитья
Болтать, как женщина, стыжусь.

Я сохраняю ум, и живость,
И свойства прочие свои,
Но отметаю говорливость
В своём скульптурном бытии.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.04.2017 год

* * *

«В жизни ничего не происходит,
Ну, вот я и развлекаюсь так», –
Это оправдание приводит
Каждый арестованный маньяк.

Странно мне, что их не отпускают,
Ибо правы, в сущности, они:
Скучно мы живём, и быстро тают
Нам судьбой отпущенные дни.

Я не одобряю преступлений,
Но и строго не могу судить,
Ибо в большей части поселений
Вечерами некуда ходить.

Если б аквапарк иль дельфинарий
Власть в микрорайоне возвела б,
Шёл туда бы наш гуманитарий,
Он бы не охотился на баб.

И ещё добавлю комментарий,
Ну а вы задумайтесь над ним:
Коль маньяком стал гуманитарий,
То такой маньяк неуловим,

Ибо в подлинной культуре – сила
И неуловимости залог,
Ибо пойман глупый Чикатило,
А меня поймать никто не смог.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.05.2017 год

* * *

Везде листочки распустились,
Запели птички там и сям,
И люди тоже распустились,
Послали нравственность к хуям.

Повсюду пьяные гогочут –
И днём, и в гуще темноты,
И пьяных баб упорно хочут,
И с ними ломятся в кусты.

В ночной бинокль я наблюдаю,
Как происходит всё у них.
Я разложенцев осуждаю –
Как раз об этом данный стих.

Однако всё же любопытно
Взглянуть на этих подлецов,
Да и не так уж чётко видно
В ночной бинокль, в конце концов.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.05.2017 год

* * *

Как писал Анатолий Жуковский
(А быть может, Крылов Николай) –
Очень глуп обыватель московский,
Только счастья ему подавай.

А ведь власть ему льготы давала
И талоны на выдачу благ,
Но ревел он по-прежнему: «Мало!
Только счастья, иначе – никак».

И поэтому любит поэтов
Обыватель московский тупой,
Он их просит: «Не надо куплетов,
Ты о счастье тихонечко спой.

О любви, что со мной разминулась
В повседневной густой толкотне
И на тёплое море вернулась,
Расскажи потихонечку мне».

Внемлет он задушевному слову
И, размякнув, пускает соплю,
А Жуковский бормочет Крылову:
«Вот за что я писак не люблю.

Обыватели наши жируют,
Есть работа, жильё и обед,
А писаки о счастье толкуют,
Вот поэтому счастья и нет».

        Андрей Владимирович Добрынин 03.05.2017 год

* * *

В этом городе тёмном темно даже днём,
Ибо лица людей здесь темны и угрюмы,
И, как лица, темны их корыстные думы,
И угрюмыми зданьями скрыт окоем.

Этот город от боли вибрирует весь,
Ибо хочет он большего, чем получает,
И нажива страдания не облегчает –
Я всегда содрогания чувствую здесь.

А ведь жил я когда-то на твёрдой земле,
Во владеньях Кибелы, в пространстве покоя,
Где лесистые горы над гладью морскою
Перед вечером спят в голубой полумгле.

Есть такой несказанный великий покой,
Что живёт в тишине – и в любом урагане,
Потому-то всегда с благодарностью длани
И вздымает у берега старец-прибой.

Он гармонии мира возносит хвалы
У подошвы горы, как у трона Кибелы,
И ладони воздетые кипенно-бе́лы,
И высокие мысли, как чайки, белы́.

Не однажды стоял я на том берегу,
Крючковатую грамоту чаек читая, –
Почему же я снова и снова бегу
В город скорби и зла из приморского рая?
Я мышлением города всё понимаю,
Но мышлением моря понять не могу.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.05.2017 год

* * *

Себя за то я презираю,
Что часто клал к себе в кровать
Людей, с которыми о Боге
Потом не мог потолковать.

Да, женщины, бесспорно, люди,
Но, к сожаленью, не во всём –
Они всегда тебе долдонят
О приземлённом, о своём.

Вот и бросаются мужчины
Хоть в океан, хоть к чёрту в пасть,
Чтоб только им не слышать женщин,
Чтоб только их в постель не класть.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.05.2017 год

* * *

Все мы знаем такие слова,
От которых тошнит человека –
Ну, к примеру, «тариф», «ипотека»,
«Крупный бизнес», «техпаспорт», «права».

Обывателей вечно тошнит,
Всюду мрачные, бледные лица,
Ибо злые словечки плодиться
Продолжают со скоростью гнид.

Да, и мне нездоровилось встарь,
Но теперь я гуляю на речке,
Где бессильны плохие словечки,
Где не действует вредный словарь.

Тут словарь совершенно другой –
В нём названия рыб и растений,
Птиц, живущих средь бликов и теней,
И животных, шуршащих травой.

Так что надо очистить язык
Чистым ветром и чистой водою,
И покончить совсем с тошнотою,
Вспомнив древнее слово – «шашлык».

        Андрей Владимирович Добрынин 06.05.2017 год

* * *

Несущественны эти собаки,
Незначительны все их прыжки,
То ли дело крутые собаки, –
Те, что водятся в парке «Дубки».

Если выйдут собаки из чащи
Непосредственно перед тобой,
Ты почувствуешь холод мертвящий
И подумаешь коротко: «Ой».

Ноги стынут, но тёплое что-то
Суетливо бежит по ногам;
У собак уж такая работа –
Доставлять унижения нам,

Чтобы мы не впадали в гордыню,
Чтобы помнили место своё,
Чтобы впредь не впивались, как в дыню,
В самомненье пустое своё.

Только чудом избегнув расправы,
Я скажу тем не менее так:
Дай-то бог, чтобы в парках державы
Стало больше подобных собак.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.05.2017 год

* * *

Не пойму: ты зачем докладуешь
Мне про то, как ты делал дела,
Как вливал свою гнусную струйку
В океан человечьего зла?

Чем ты хвалишься? Если б хоть каплю
Ты добавил в болотце добра,
Я бы тост за тебя произнёс бы
И закончил бы криком «ура».

Понимаю: ты хочешь похвастать
Тем, какой ты крутой бизнесмен,
Но учти: я имею в запасе
Очень точный моральный безмен.

Ты на нём тяжелее намного,
Чем убивец, пугавший народ,
Ведь убивец берёт только тело,
Бизнесмен же и душу возьмёт.

И поэтому петь мне не надо
Про великую ловкость твою,
А не то я начну содрогаться
И внезапно на стол наблюю.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.05.2017 год

* * *

Я человек обыкновенный,
Но действую наверняка –
Не стану памятник нетленный
Себе я отливать пока.

Мне лишь дожить бы, дотянуть бы
До весовой больную плоть –
Где взвешивает наши судьбы
Нетрезвый, заспанный Господь.

И вес мой будет столь почтенен,
Что вмиг смекнёт любой дебил:
Не так уж я обыкновенен,
Не так уж прост я в жизни был.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.05.2017 год

* * *

Свет мне не нужен – я вижу во тьме,
Вы же включаете свет
И выясняете, что никого
В маленькой комнате нет.

И тем не менее это не так,
Кто-то в ней всё-таки есть –
Не потому ли здесь каждый предмет
В душу пытается влезть?

Это ведь были предметы мои,
Я ведь использовал их,
Я в них остался – и в души живых
Я попаду через них

И через ту напряжённость, что здесь
Звонко дрожит в тишине,
Ибо отзывчивы души живых
К этой беззвучной струне.

А напряжённость звенит потому
И заполняет весь дом,
Что я ушёл, не закончив труда,
Не рассчитавшись с врагом.

Незавершённость, как мысленный крик,
Вечно здесь будет звенеть,
И не узнает покоя живой
В этой обители впредь.

Незавершённость проникнет в него
Яростной жаждой труда,
Дрожью, надрывом, бессонницей, – и
Я успокоюсь тогда.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.05.2017 год

* * *

Особенно значительны те книги,
Которые находят на помойке,
А те, кто их находит на помойке,
Особенно решительны и стойки.

Те книги, что по запредельным ценам
Приобретаешь в тёплом магазине,
Лишь еле-еле задевают душу,
Прочёл – и словно не было в помине.

Такие книги – это род каприза
Или курортной мимолётной связи;
Нет, чтобы книга задевала – надо
Поднять её из мусора и грязи.

И самого себя среди отбросов,
Презренного, со стороны увидеть, –
Тогда тебя отысканные книги
Научат и любить, и ненавидеть.

И будет ненависть с любовью схожа,
Любовь же горше ненависти будет,
Ведь книги, найденные на помойке,
Не только увлекают, но и судят

Без всякой милости тот мир, который
Из них составил мусорные горы,
А читаешь – и растёт желанье
Исполнить их благие приговоры.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.05.2017 год

* * *

Любил я когда-то устраивать праздники,
На них приглашались поэты-проказники,
Им зависть внушала плохие слова –
Поэтому дружба сегодня мертва.

Не знаю, чему уж ты, дуг, позавидовал –
Я слышал о счастье, но близко не видывал,
Поклажу чужую тащил на плечах,
А сам экономил порой на харчах.

Похоже, что вызвали зависти жжение
Мои достижения в стихосложении, –
Ах, друг мой, по-моему, ты идиот:
Ведь это так мало для счастья даёт.

Бывало, я нечто вершил небывалое –
И ныне вершу, но поэтики малые
Как раз потому и не дружат со мной,
Меня окружая прозрачной стеной.

Окутан я весь отчуждения маревом,
Как аспид, посаженный в пыльный террариум,
И милый народ, мне по духу родня,
Проходит, лишь мельком взглянув на меня.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.05.2017 год

* * *

Засели ноги этой девушки,
Как гвозди, у меня в уме,
Хотя давно сбежала девушка,
Исчезла полностью во тьме.

Не математика, не физика
И не литература, – нет,
В уме лишь эти ноги девушки,
Навязчивые, словно бред.

И с ними ничего не сделаешь,
Не ампутируешь никак,
Ведь от меня сбежала девушка
С огромной скоростью во мрак.

Не знаю, что ей не понравилось,
Но с криком: «Прочь, развратный дед!» –
Сбежала роковая девушка,
В моём уме оставив бред.

Я рад бы череп трепанировать,
Чтоб ноги вынуть из него,
Однако ноги – как бы вымысел,
Им не присуще вещество.

Не сможет их извлечь из черепа
И самый лучший костоправ –
Придётся череп вновь захлопывать,
Лишь зря мозги расковыряв.

Придётся жить без трепанации,
Как очень многие в Москве,
Хоть жить, конечно, и невесело,
Имея ноги в голове.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.05.2017 год

* * *

Я теперь сочиняю о том,
Что увидеть во сне привелось,
Ибо некие сны таковы,
Что пронзают восторгом насквозь.

Я любимую вижу во сне –
И она благосклонна ко мне,
И мы с нею купаемся в
Черноморской волшебной волне.

Или, скажем, я вижу котят
И котята меня веселят,
А в реальности нет ничего –
Ни любимой, ни этих котят.

Значит, следует сны воспевать –
Так велит стихотворская честь,
Я ведь должен людей убедить
В том, что счастье действительно есть.

Я обязан стараться, дабы
Стало больше улыбок в стране,
Ибо счастье действительно есть, –
Разумеется, только во сне.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.05.2017 год

* * *

Упал мне на́ голову с полки
Толстенный Бокль –
Такой вот с Боклем получился
Пердимонокль.

И я стоял, держась за череп,
Себя коря:
Купил я этого писаку,
Конечно, зря.

Ведь если б я читал поменьше,
А больше ел,
То вместо Бокля торт купил бы
И мирно съел,

Запил бы рюмочкой ликёра,
И не одной,
Потом включил бы телевизор
И фильм смешной.

Ну в самом деле – не безумье
И не заскок ль,
Чтоб вместо торта покупался
Какой-то Бокль?

Я рад, что разум торжествует,
Что Бог не спит,
И Бокль британцами самими
Давно забыт.

Коль я британскому джентльмену
Вопрос задам:
«Конечно, вы читали Бокля, –
Ну как он вам?» –

То гордо выпрямится этот
Британский хер
И скажет: «Я предприниматель,
Простите, сэр».

        Андрей Владимирович Добрынин 11.05.2017 год

* * *

Во сне я боролся с собакой,
Свирепой, крутой, боевой,
Собака не раз отгрызала
Мне уши и член половой.

Но вскоре опять отрастали
И уши, и член половой,
И снова я в битву бросался,
Ведь я человек волевой.

Я с дикостью и бескультурьем
И в жизни являюсь бойцом;
Порой выхожу я из боя
Безухим, унылым скопцом.

Но ангел проносится в небе,
Трубя над моей головой,
И уши опять отрастают,
А также и член половой.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.05.2017 год

* * *

Сатана у меня в подчиненье,
Я связал его словом таким,
От которого все его рати
Превратились в удушливый дым.

Слово мне с неохотою продал
Ясновидящий Роберт Плохих;
Я мечтал о солдатиках в детстве –
И у чёрта потребовал их.

И на этом желанья иссякли,
Потому что фактически я
Для солдатиков сделался богом,
Устроителем их бытия.

Сатану я похлопал по роже:
«Развлекайся, шельмец, – заслужил!» –
И ушёл он большими шагами,
Слышно – в Сирию путь проложил.

А солдатики храбро воюют,
Побеждают то эти, то те, –
Победителей я выбираю
В трансцендентной своей высоте.

Да, причины побед непонятны,
Но случается так потому,
Что желать уже нечего богу –
Лишь капризы присущи ему.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.05.2017 год

* * *

Нетрезвых полусонных тёток
Нельзя клеймить и осуждать,
Ведь нам самим на пару соток
Случалось норму превышать.

Нет, с тётками поговорить бы,
И по спине погладить их,
И как-нибудь установить бы,
Что́ к пьянству подтолкнуло их.

И ежели нехватка шмоток
И есть тот самый фактор злой,
То мы из жизни этих тёток
Его должны изгнать долой.

Должны им обувь, и одежду,
И украшения купить –
И тётки обретут надежду
И веру, и не станут пить.

Пусть знают: даже и поболе
В грядущем можно поиметь,
Но только чтобы алкоголя
Они не потребляли впредь.

К примеру: для сырой погодки
Вот сапоги – их блеск таков,
Что очень глупо из-за водки
Лишиться этих сапогов.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.05.2017 год

* * *

Кричали злобно активисты
«Долой» и прочие слова,
Но небо было так лучисто,
Что закружилась голова.

И я в объятья активистку
Схватил и начал целовать,
Не внемля жалобному визгу
И просьбам: «Отпустите, дядь».

И поощрял меня оратор,
Он завопил: «Да-да, друзья,
Девчонка эта – провокатор,
Её давно приметил я».

И я своей мужской морковью
Проник во вражий организм –
Вот так на митингах любовью
Мы побеждаем путинизм.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.05.2017 год

* * *

Ярись, разгневанное море,
И содрогайся, и бушуй,
А я на штормовом просторе
Тебе показываю хуй.

Показываю всей Вселенной,
Своё значение блюдя,
Хоть та меня пятнает пеной
И хлещет струями дождя.

В ответ я взмахиваю хуем,
Вселенной как бы говоря:
«Ведь мы же оба существуем,
А значит, ровня ты и я».

Дельцы курортные туристов
Ведут на мой пустынный брег
И говорят: «Весьма неистов
Приезжий этот человек.

Его вопросы раздражают,
Держись поодаль, не балуй –
Не любит он, когда мешают
Показывать Вселенной хуй».

        Андрей Владимирович Добрынин 14.05.2017 год

* * *

Я пропотел, и это здорово,
И лёгкость заставляет петь.
Не верьте мужику, которого
Не заставляла жизнь потеть.

Такой ни радости, ни горести
Не сможет с вами разделить,
И не о чём с ним разговор вести,
И не за что в застолье пить.

Сбыв нам, безропотно таскающим,
Судьбой назначенную кладь,
Он будет жить благоухающим,
Но в смраде будет умирать.

Окутанный зловоньем ужаса,
Он в непроглядный мрак уйдёт,
Над нами же миры закружатся,
Нам сладок будет смертный пот.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.05.2017 год

* * *

Как мне справиться с памятью этой –
Отлежать, отморозить, заспать? –
Чтоб она не мешала куплеты
На потеху народу кропать?

А иначе вдруг вклинится в пенье
Раздражающий, режущий звук –
И народ засопит в нетерпенье
И вконец отобьётся от рук.

Этот звук до добра не доводит,
Ибо слушатель лёгок, как пух,
И мгновенно туда переходит,
Где не мучают памятью слух.

И двойник мне советует хмуро:
«Не касайся отравленных лет,
Скоро пищи запросит натура,
А ведь пищи без публики нет.

Позабудь всё дурное, больное,
Всё, что некогда было с тобой,
И придумывай бойко смешное,
И об этом, пожалуйста, пой».

        Андрей Владимирович Добрынин 16.05.2017 год

* * *

Находясь в настроенье приподнятом,
Я смотрел на себя, на страну,
Вспоминал об имуществе отнятом
И восторженно клялся: «Верну.

Всё верну – и своё, и народное,
А воров закатаю в тюрьму», –
И за это на рынке охотно я
Пил спиртное и ел шаурму.

Улыбалась опухшими лицами,
Соглашалась ячейка моя,
А потом в отделенье полиции
Оказался, как водится, я.

И узнал, что ячейка разгромлена –
Все в бегах, а вождя повезут
В местный суд, словно пьяного гоблина,
И опять трое суток дадут.

Так вот, горько и жертвенно, тянется
На Земле пребыванье моё,
И хихикает: «Пьяница! Пьяница!» –
На меня указуя, ворьё.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.05.2017 год

* * *

Каждый день инсталляцию делаю
Я во дворике тихом своём,
То есть наземь кладу своё тело – и
Воробьёв насаждаю на нём.

А под телом зловонную лужу я
Вдохновенно всегда создаю,
И любуются люди досужие,
Морща лбы, на работу мою.

Каждый день на её воссоздание
Я расходую водочки литр,
Ибо, ежели есть содержание,
То не надо кистей и палитр,

Ибо, ежели есть вдохновение,
То не нужен постылый станок.
Я работу назвал: «Отчуждение»
И табличку поставил у ног.

И являются важные лица, и
Образуют толпу, гомоня,
И тупой, бездуховной полиции
Запрещают тревожить меня.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.05.2017 год

* * *

Вчера магнитовая буря
Весь день носилась над Москвой,
И я слонялся по квартире
С больной, гудящей головой.

Мне то хотелось выпить водки,
А то расхачивалось вмиг,
И я ругал за это близких –
Плохой, озлобленный старик.

А вот сегодня эта буря –
Ну наконец-то! – улеглась,
И я с надёжными друзьями
Восстановил немедля связь.

Есть несгибаемые старцы –
Они, как малость оживут,
Так сразу в магазин за водкой
И к девкам далее бегут.

И я к ним тоже примыкаю,
Пока всё тихо в голове,
Пока магнитовая буря
Опять не началась в Москве.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.05.2017 год

* * *

Рабочие грубые люди
Частенько мне в жизни встречались,
И мрачно потом уходили,
Но морду набить обещались.

И слова они не сдержали –
Я с мордой хожу ненабитой,
Хотя и с огромной охраной,
Хотя и с бесчисленной свитой.

Зато меня сон беспокоит:
Во сне я, как это ни странно,
Иду по вечерним бульварам
Один, безо всякой охраны.

А мимо рабочие люди,
На женщин смеющихся глядя,
Проходят, – но это уловка,
Чтоб злобно наброситься сзади.

И сзади сгущается ужас,
И лица коварные всюду,
И я наяву без охраны
Ходить уже точно не буду.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.05.2017 год

* * *

Порой отдельные собаки
Мне говорили: «Слышь, чувак,
Мы ссоримся, вступаем в драки,
А ты живёшь совсем не так.

Ты всех улыбчиво встречаешь,
Ты всем наставник, брат и друг,
Ты нас печёнкой угощаешь,
Коль деньги заведутся вдруг.

А мы вот друг на друга лаем,
Хоть если вдуматься – зачем?
Мы тоже свято жить желаем
И не собачиться совсем.

Поведай, как ты стал хорошим,
Как стал учителем, скажи,
И мы последуем, мы сможем
Жить не по злу и не по лжи».

А я ответил: «Ишь, собаки,
Куды вы метите, хе-хе.
Вы там, где мусорные баки,
Зачаты были во грехе.

Вы там и впредь должны вариться –
Тем, кто не знал своих отцов,
Бастардам жалким не врубиться
В ученья чистых мудрецов.

У вас и документов нету, –
Идите на хуй, дети зла!
Способен вытянуться к свету
Лишь отпрыск доброго ствола».

        Андрей Владимирович Добрынин 22.05.2017 год

* * *

Осьминог пробудившийся лавовый
Заворочался в недрах Земли,
И его раскалённые щупальца
К поселеньям людей поползли.

Заметались мещане, филистёры,
И к поэту ближайшему – шасть:
Пусть попробует этот юродивый
Истечение лавы заклясть.

Пусть попробует, ибо от ужаса
Никаких уже нетути сил;
Ну, поэт оценил ситуацию
И сто тысяч рублей попросил,

Да и зажил потом припеваючи, –
Не случайно поэты теперь
По ночам насторо́женно слушают,
Не проснулся ли лавовый зверь.

Выставляют с надеждою головы
Из-под ветхих своих одеял
И ругают поэта-везунчика,
Потому что он дешёво взял.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.05.2017 год

* * *

Ты пришла, появилась в проёме
Распахнувшихся томно дверей,
И стояла, с укором качая
Небольшой головою своей.

Ну а мы при тебе продолжали
Наши тексты упорно читать, –
Это было, конечно же, глупо,
Ты давала нам это понять.

Мы читали с каким-то надрывом,
Чтобы вызвать восторженный взгляд,
Но забулькал в набрюшнике модном
У тебя прогрессивный айпад.

Ты сказала: «Да вот, заблудилась,
Забрела тут к каким-то козлам», –
И ушла, – только шлейф аромата
На прощанье оставила нам.

А потом я услышал, что в баре,
Разместившемся в том же дому,
Вышла драка, – тебя отлупили,
Хоть никто и не знал, почему.

Я же понял: тебя наказали
За твои сребролюбье и спесь,
Так что, девушка, будь поскромнее,
К богатеям в подруги не лезь.

Лезь уж лучше в подруги к поэтам:
Сколь бы глупенькой ты ни была –
Будешь всё-таки нами любима,
И физически будешь цела.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.05.2017 год

* * *

Знавал я девочку Нельзяйку –
Ей вечно было всё нельзя:
Ни разогнать мальчишек стайку,
Ни съесть холодного язя.

Росла малюточка Нельзяйка –
И выросла в большую блядь,
И что творила негодяйка –
Я вам бессилен передать.

Зачем я вспомнил сказку эту?
Затем, чтоб вам напомянуть:
Все рамки, правила, запреты
Есть совершенно ложный путь.

Дитя должно расти свободным:
К примеру, я свободным рос –
И вырос честным-благородным,
Шедевров создал целый воз.

И вот я их читаю снова
В аудитории большой,
А после рюмочку спиртного
Принять желаю всей душой.

Умолкни, трезвенник-зазнайка,
Не смей запреты насаждать,
Ведь я не девочка Нельзяйка,
Ведь я могу и в морду дать.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.05.2017 год

* * *

Мне как-то в клубе стало плохо,
Но я бухала до конца,
Ну а потом взяла газетку
Я у охранника-бойца.

Газетку эту подстелила,
И на газетку прилегла,
И сразу несколько детишек
Я на газетке родила.

И все обрадовались жутко,
И пили весело за нас,
И сразу все мои детишки
Вскочили и пустились в пляс.

Рожали раньше бабы в поле,
А после снова шли косить,
А мы сейчас рожаем в клубе,
Не прекращая в нём тусить.

И нас мужчины обступают,
И заскучать нам не дают,
И наши детки вместе с нами
Бухают, плачут и поют.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.05.2017 год

* * *

От моего безжизненного взгляда
Ржавеет сразу свежая листва,
И забивается в дупло дриада,
И там дрожит, от страха чуть жива.

От взгляда моего хвосты дымятся
У мимо пробегающих котов.
Учтите: я не буду ныть и мяться,
Я мир поджечь воистину готов.

За то, что в мире я отдохновенья
Не знал, за то, что рабствовал я в нём,
Я подожгу его огнём презренья,
Свирепой смуты яростным огнём.

Ни котики меня не успокоят,
Ни листики, – здесь будет всё мертво,
И я готовлю свой гиперболоид,
Закачивая ненависть в него.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.05.2017 год

* * *

Она, конечно же, поэт
С лица необщим выраженьем,
И он, конечно же, поэт
С лица необщим выраженьем,
Любая курва здесь – поэт
С лица необщим выраженьем.

На них внимательно взгляни
И согласись: они – уроды,
Однако именно они
В поэзии диктуют моды;
Их опекают в наши дни
Дельцы – такие же уроды.

Любая курва хочет жить,
Поэтому и рожи строит;
Дельцов умеет ублажить
Лишь тот поэт, что рожи строит,
А тем, кто их не строит, жить
Во времена дельцов не стоит.

И я не очень-то живу,
Точней – живу воображеньем,
Но временами наяву
Я льщу себя соображеньем,
Что если всё-таки живу,
То лишь Господним вспоможеньем.

А так как скуповат Господь,
То общего идиотизма
Я не сумею побороть,
Мне не хватает атлетизма,
И быстро увядает плоть,
И мой удел – тепло и клизма.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.05.2017 год

* * *

Утончённо окрашенных зябликов
Я люблю созерцать во дворе,
Но, увы, моего созерцания
Никогда не понять детворе.

Любо ей только бегать и вскрикивать,
Ощущая реальность свою,
И гонять утончённого зяблика,
И расправой грозить воробью.

Что́ ей тонкие краски и линии,
Утамаро волшебная кисть!
Ею движет сейчас молодечество,
А потом будет двигать корысть.

Превратиться бы в птицу огромную,
И спикировать из облаков,
И склевать поколенье безмозглое,
Как мясистых больших червяков!

А потом, заглотавши последнего,
Угрожающе каркнуть, что всяк
Без любви и почтенья к прекрасному
Умирает как пошлый червяк.

Но, увы, это только фантазии,
Во дворе же царит неуют,
А потом эти деточки вырастут –
И меня, старикашку, склюют.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.05.2017 год

* * *

О, пусть втолкуют силы неба
Тебе и прочим должникам
Простую мысль: что надо честно
Рассчитываться по долгам.

В противном случае, миляга,
Тебя всё время будут бить,
Стараясь хитрый нос расплющить,
Стараясь челюсть раздробить.

Ну а с такими челюстями
Теряешь к жизни аппетит,
Противен жизненных соблазнов
Самодовольный, жирный вид.

Становишься святым на время,
Но человек неисправим:
Он снова хапает сегодня,
Чтоб завтра снова стать святым.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.05.2017 год

* * *

На гобелене пасмурного мая
Дождь выткал серебрящиеся нити;
В проёмах парка, лиц не поднимая,
Проходят тучи в бесконечной свите.

На серебристом гобелене мая
Бесчисленные шествия унылы,
Но я не рвусь из северного края
Туда, где солнце обновляет силы.

Все эти силы скоро станут прахом,
А я молюсь о вечном обновленье.
Хочу, чтоб выткал дождь меня монахом
На северном тяжёлом гобелене.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.05.2017 год

* * *

Жить на свете ужасно волнительно:
Пусть не молод, не свеж, не влюблён,
Но зато прилетает стремительно
Падший ангел ко мне на балкон.

С изумлением, как деревенщина,
Я на дерзкого гостя гляжу.
Этот ангел, по-моему, женщина,
И бывалая, так я скажу.

Про былые свои вакханалии
Распевает с улыбкой она;
Мне бежать бы, но хочется далее
Слушать пенье, что слаще вина,

Ужасаться, креститься украдкою,
Усмиряя вскипевшую кровь,
И чужое падение сладкое
Как своё перечувствовать вновь.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.05.2017 год

* * *

Я презираю трясогузок,
Их суетливый скок-поскок,
Их кругозор постыдно узок,
А круг потребностей широк.

Они всё время что-то ищут,
Всё время что-то там клюют,
Но, даже обнаружив пищу,
Псалмов и гимнов не поют.

У них и слов подобных нету,
А лишь мещанский говорок,
И за неблагодарность эту
Их скоро покарает Бог.

В подвале он кота разбудит,
Давно уставшего блудить,
И кот покается и будет
За трясогузками следить.

Вот в трясогузку он вцепился,
И вот уже он жрёт её –
Не зря он истово молился
Тому, кто создал бытиё.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.05.2017 год

* * *

Отгоняю я образы прошлого,
Неотвязные, словно пиявицы,
Ведь сосать они силу духовную
Начинают, как только появятся.

В большинстве эти лютые образы,
Разумеется, образы женские –
Отогнать их порой получается
Лишь пивком под сосисочки венские.

За пивком же последует водочка,
А за ней – по району блуждание,
Так что с новеньким модным мобильником
Можно смело прощаться заранее.

И с утра я приемлю безропотно
Покаяния муки вселенские,
И ко мне на волне покаяния
Вновь являются образы женские.

        Андрей Владимирович Добрынин 31.05.2017 год

* * *

Дверь в подъезд я открыл – и оттуда
Мне в объятия выпал мертвяк.
Это странная чья-то причуда –
Мертвяков устанавливать так.

Если ты укокошил кого-то –
Ставь его у себя по углам,
У меня же тут бизнес, работа,
Я приехал по важным делам.

Отпихнув мертвяка, я поднялся
В нужный офис, сердито сопя,
И сказал, что народ разболтался
И вести не умеет себя.

Я сказал: «За убийство в подъезде
Обязательно надо судить.
Убивайте в положенном месте,
Раз уж надо кого-то убить.

Есть тут зона, по запаху судя,
Где складируют всяческий хлам,
Где не ходят серьёзные люди
По своим неотложным делам.

В этой зоне и действуйте смело
Под рычание грузовиков,
А работать в подъездах – не дело,
И к дверям прислонять мертвяков».

        Андрей Владимирович Добрынин 31.05.2017 год

* * *

Её величество Подагра
Нам в плоть вонзает сотни жал –
Лишь сочинитель Пеленягрэ
Её удачно избежал.

Он никогда не ел мясного
И нкогда не пил вина,
И ныне плоть его здорова,
А наша – явственно больна.

Мы щедро должное воздали
Спиртному, мясу, колбасе,
И мы страдание познали,
И гениями стали все.

Мы буйно пишем до рассвета,
В ночи суставами скрипя,
А Пеленягрэ бросил это –
Он слишком любит сам себя.

Ведь у него одна забота –
Того не пей, сего не ешь;
Блестит панически от пота
Его испуганная плешь.

Да, он перехитрил страданье,
Подагры ловко он избёг,
Зато не слышит мирозданья
Сей заурядный человек.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.06.2017 год

* * *

Уж если взялся пить с художником,
То должен ты иметь в виду,
Что пьёшь ты с вечности заложником,
Что он у Бога на виду.

И ты не думай, что с иронией
Я эти строки написал:
Вон Пушкин сочинял с иронией –
Чем кончил этот зубоскал?

А я не выношу иронии,
Я в самом деле мыслю так,
И наземь падает в агонии,
Точней, в бессильной злобе враг.

Тяжёлым жертвенным треножником
Его по черепу я бью,
Поскольку сам большим художником
Являюсь я, а значит – пью.

И в состоянье опьянения
Я делаюсь весьма жесток,
Чтоб в этом мире роли гения
Преуменьшать никто не мог.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.06.2017 год

* * *

Я сочиняю роман титанический,
Делаю это с утра и до вечера,
И в результате всех этих стараний
Жрать постепенно становится нечего.

А ведь желудок – субъект недоверчивый
И не насытишь его обещаньями,
Значит, покуда прощайся с романом –
Ты уже свыкся с такими прощаньями.

Значит, скорее ищи нанимателя, –
Он же, погрязший в цинизме и скупости,
Время тебе не позволит транжирить
На эпопеи и прочие глупости.

Если сумеешь польстить нанимателю,
Смоешь с него наслоения гнусности,
То в магазине ты купишь пельмени,
Соус «Татарский» и прочие вкусности.

Будешь сидеть и пельмени под соусом,
Сгорбившись, кушать с пыхтеньем и чавканьем,
И не смутят все невольники чести
С их отдалённым завистливым тявканьем.

Не отвечай на упрёки в продажности
Этим тупым сталинистским анчоусам,
Ты ведь познал настоящее счастье:
Жрать с голодухи пельмени под соусом.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.06.2017 год

* * *

Отшумели акты половые,
Не скрипит давно уже кровать,
И смешат нас бабы деловые,
Их попытки телом торговать.

Вы уж, бабы, проходите мимо –
В клубы, где потеет молодёжь,
Где юнцы, хотящие интима,
Понатыканы буквально сплошь.

Наша юность шла не без ошибок –
Мы оплачивали в те года
Джинсы «Вранглер» и кроссовки «Рибок»,
Но любовь – представьте, никогда.

Нынче на основе бескорыстья
Никого любовь не станет греть,
Мы счастливей были, – с этой мыслью
Дайте нам спокойно умереть.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.06.2017 год

* * *

Меркнет день на золоте обложек,
Мудрость погружается во тьму,
А из тьмы выходят тени кошек, –
Я у кошек мудрости займу.

Мудрость в том, чтоб нравиться народу
Красотой своих телесных форм
И за это, а не за работу
Получать необходимый корм.

Мудрость в том, чтоб быть неблагодарным
И надменным, – любят лишь таких, –
И посверкивать огнём янтарным
Из очей загадочных своих.

Посылать приказы в этих вспышках,
Чтобы им повиновались те,
Кто уже не видит толку в книжках,
Чьи обложки меркнут в темноте.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.06.2017 год

* * *

Я на самом деле одноглазый,
Глаз второй – он спит, но оживает,
Если из другого измеренья
Вновь ко мне посланник прибывает.

Я с людьми таков же, как обычно,
Речь моя звучит не прекращаясь,
Но одновременно я посланца
Вижу и беззвучно с ним общаюсь.

И поскольку я – надёжный робот,
То не проявляю изумленья,
Если слышу, что посланья должен
Я распространять средь населенья.

А нужны ли тексты неземные
Этим жадным, суетным пижонам?
Я у них считаюсь недоумком,
От реальной жизни отрешённым.

С опозданием они очнутся –
У себя на похоронной тризне,
А пока лишь одноглазый робот
Видит мнимость их реальной жизни.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.06.2017 год

* * *

Совершенный человек не должен
В гулком месте громко говорить, –
Нет, он должен робко оглядеться,
Сесть в сторонке и глаза закрыть,

И с полуулыбкой молча слушать
Громкие чужие голоса,
Понимая с горечью, что глупо
В этом месте открывать глаза.

На кого смотреть? Ведь эти люди
Изрекают столько чепухи,
Что не веришь в их желанье слушать
В этом месте некие стихи.

А поэт опаздывает, ибо
Он известный, признанный поэт,
Хоть стихи его лишь подтверждают
То, что в мире совершенства нет.

Если даже есть – оно в сторонке
Горбится, уродливо на вид.
Громко говорит несовершенство,
Совершенство же всегда молчит.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.06.2017 год

* * *

Ровесники охотно вымирают,
И как-то странно это наблюдать,
И мне сдаётся, будто актом смерти
Они хотят мне что-то передать.

То, что и рассказать нельзя словами,
И на письме не выразить никак:
Сложившееся отрицанье жизни –
И зол её, и смехотворных благ.

Об этом ведь ни женщинам, ни детям
Нельзя ни вслух сказать, ни на ушко:
Они ещё надеются на что-то,
До отрицания им далеко.

Ровесники меня искали взглядом,
Но разглядеть в пространстве не смогли,
А может быть, лицо моё забыли –
И говорят теперь из-под земли.

Телесной болью, нищетой, ненастьем
Они теперь со мною говорят,
И речи подытоживают смертью,
И этих точек бесконечен ряд.

Я понимаю их, но согласиться
Я не могу и длю свои труды –
Мой нрав мне воспрещает становиться
В любые бесконечные ряды.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.06.2017 год

* * *

Где имеются борщ и котлеты,
Там имеется также духовность,
Потому что духовность людская –
Это некая как бы условность.

Безусловны лишь борщ и котлеты,
А духовность – причуда и выверт:
Заниматься духовностью можно,
Если ты с голодухи не вымер.

Если ж ты к вымиранию близок,
То тебе ни кина, ни эстрады,
Ни стихов современных поэтов
Ни в каких вариантах не надо.

Надо только борща, да поболе,
Да погуще, – вы слышите, гады?!
Про котлеты спросили – отвечу:
«И котлет, разумеется, надо».

А потом я намерен искусством
Насладиться на сытое брюхо –
Я ведь помню, как сладко дремалось
Мне когда-то на пиршествах духа.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.06.2017 год

* * *

Я часто сон ужасный вижу –
Все здравые жильцы Земли,
Его единожды увидев,
С ума бы сразу же сошли.

Мне снится, будто ежедневно
На службу я хожу с утра –
И в дни, когда метели воют,
И в дни, когда скворчит жара.

Хожу и в лёгкой безрукавке,
И в тёплой шапке и пальто.
Старею я и опускаюсь,
А этой службе хоть бы что.

И смерть уже не за горами…
Не правда ли, ужасный сон?
А ведь у всех, кого я знаю,
В реальность воплотился он.

И ведь они с ума не сходят
И продолжают жить во сне,
И чувствую, что как к безумцу
Они относятся ко мне.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.06.2017 год

* * *

Не люблю необычных людей –
Эти люди мозолят глаза,
Прилипают к сознанью, как клей,
Нагловатые их голоса.

За нескромность я их не люблю,
Словно трупных сверкающих мух,
Словно липкую Божью соплю,
Осквернившую зренье и слух.

Необычностью духу питать
Соглашается только дебил,
Лишь простые частицы создать
Могут взрыв тектонических сил.

К простецам я себя отношу,
Я внимательно слушаю их,
И внезапно такое скажу –
Словно врежу с размаху под дых.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.06.2017 год

* * *

Пойте, пойте, любезные птички,
Над семейной могилой моей:
Очень скоро и я упокоюсь
В этом месте средь близких людей.

Облака проплывают и тенью
Освежают июньский денёк.
Пойте, пойте, любезные птички,
Я ведь знаю, что близится срок,

День, когда для живущих я стану
Только образом памяти, – но
Надо мной заливается птичка
И над теми, кто умер давно,

Будто новую жизнь обещает
Там, где нету печалей земных,
Где плывут по весёлому небу
Корабли облаков кучевых,

Где не может случиться такого,
Чтобы доброе лето прошло,
Где всегда от присутствия близких,
Словно в детстве, мне будет тепло.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.06.2017 год

* * *

Я ничего о море не читаю –
Иначе я повеситься могу
И, на верёвке ботами качая,
Служить укором общему врагу –

Тому, кто нас без моря оставляет,
А иногда – без пищи и питья.
По нищей хате ветерок гуляет,
И оттого качаться буду я.

Однако недоступен для укора
И вообще для огорчений враг:
Он в море плещется, глядит на горы,
На личной яхте поднимает флаг.

Он знать не знает, что в угрюмом доме
Решил повеситься большой поэт,
А если б и узнал – ответа, кроме
Ухмылки, у него на это нет.

Поэтому я жив и я читаю
Лишь о законах классовой борьбы,
И знаю, что стихия голубая
Под яхтой вскоре встанет на дыбы.

Довольно плавал, моряков позоря,
Наш враг на судне сахарном своём –
Он всё равно не понимает моря
И не напишет ничего о нём.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.06.2017 год

* * *

Мне слёзы разъедают веки –
Я сладких слёз не знал вовек,
И потому я обладатель
Жестоко воспалённых век.

Я никогда не забываю
Увиденное мною зло,
И мне оно за это веки
Каймой багровой обвело.

Ах, научиться бы не видеть,
Или, увидев, забывать,
И зло иными именами
С оттенком уваженья звать.

Но память бродит в лабиринте
Из многих незабвенных встреч
Со злом, и слёзы созревают,
Чтоб люто, беспощадно жечь.

И не зовут меня – поскольку,
По векам судя, я злодей, –
В компании глядящих косо
И зла не помнящих людей.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.06.2017 год

* * *

Дёрн взрывается, брызжет земля,
И выходят на свет мертвяки,
И смеюсь с облегчением я:
«Ну, дождался… Привет, земляки».

Сплошь облеплены русской землёй,
Костяки поднимаются, и
Проливается в душу покой:
«Наконец-то вернулись свои», –

Те, что знали нехитрую суть
Обитанья на русской земле.
Сатана их не мог обмануть –
Оттого и таился во мгле.

А теперь в ожерельях огней
Он ликует, но я различил
Свежий запах земли и корней
От разверзшихся русских могил.

На балу сатанинском и я,
И такие, как я, – мертвяки,
Вот и чуем, как пахнет земля,
И товарищей мёртвых шаги.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.06.2017 год

* * *

Дом воздвигли на Коптеве где-то
И заклали прораба в бетон,
И я знаю, что здание это
Простоит до скончанья времён.

Если здание держится слабо
И не чувствует с грунтом родство –
Это лишь потому, что прораба
Не заклали в фундамент его.

Мы – прорабы духовности, братцы,
И поэтому всякая власть
До поэтов мечтает добраться,
И убить, и в фундамент закласть.

Убивают нас тяжкой работой,
Нищетой, непризнаньем заслуг,
И в бетон я ныряю с охотой,
Утомившись от жизненных мук.

Я ныряю в фундамент России,
Испустив потрясающий стон,
Чтобы впредь никакие стихии
Не разрушили этот бетон.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.06.2017 год

* * *

Вот мягкий зайчик Побегайчик,
Вот кабанёнок Пятачок,
А вот волчок невозмутимый
По кличке Серенький Бочок.

Кто оснащён для жизни лучше?
Конечно, Серенький Бочок:
Ведь у него и клык дюймовый,
И коготь как стальной крючок.

Делились зайчик с кабанёнком
Мечтами: вот, мол, убежим –
И всё увидим, всё постигнем,
Нам врут, что лес непостижим.

Они читали Книгу Леса –
И набрели на родничок,
А там поднялся им навстречу
С ухмылкой Серенький Бочок.

Он Побегайчика зарезал,
Потом зарезал Пятачка
И не спеша сожрал обоих,
Запив водой из родничка.

Вот так читает Книгу Леса
С азартом некий дурачок,
Не зная, что её и пишет,
И правит Серенький Бочок.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.06.2017 год

* * *

Рыгают водостоки пеной,
И в тучах не видать просвета,
И тяжелеют гобелены
Сырого северного лета.

И гобелены отвисают,
Ну а за ними – тучи снова,
И жалок тот, кто выползает
Из-под спасительного крова.

Пусть выползает, пусть увидит –
Для этого хватает света, –
Как человека ненавидит
Сырое северное лето;

Как холод и тоска пируют,
Подняв зелёные бокалы,
Как безнадёжность марширует
Сквозь гобеленовые залы.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.06.2017 год

* * *

Людям нравится делать ремонт,
Вить гнездо, обустраивать быт,
А потом, улыбаясь, глядеть,
Как их дом завершённый блестит.

А потом, недостатки найдя
В завершённости этой – опять
Начинать ремонтировать всё,
И крушить, и опять создавать.

А потом, на рабочих вопя,
Ощутить потемненье в мозгу,
И упасть на строительный сор,
И лежать, и уже – ни гу-гу.

И в квартире уютной своей,
Где обои потёрты везде,
Я услышу печальную весть
И всплакну о соседской беде.

Понесёт на элитный погост
Гроб самшитовый с плачем родня,
И с балкона я им помашу,
Но они не заметят меня.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.06.2017 год

* * *

Так не бывает, чтобы всем
На свете было хорошо –
Об этом, помнится, писал
Китайский классик Го Можо.

А может быть, писал не он,
А крупный психиатр Бильжо, –
Ну, словом, так не может быть,
Чтоб всем нам было хорошо.

Поэтому не надо ныть,
Когда тебе нехорошо –
Ведь все прекрасно знают жизнь,
Ведь все читали Го Можо.

Ты просто входишь в тот процент,
Которому нехорошо –
Таким порой дают пайки,
Их лечит вдумчивый Бильжо.

А ежели взамен пайка
Тебе показывают жо,
Ты вместо жалкого нытья
Пожми плечами: «Ну а шо?

Ведь я вхожу в такой процент,
Что вместо жизни видит жо,
И это, как закон судьбы,
Не плохо и не хорошо.

Я просто завернусь в пальто
И молча лягу на диван,
Ведь ежели на помощь звать,
То все решат, что я смутьян.

А все читали Го Можо
И знают, как с такими быть,
Но курс уколов у Бильжо
Я не желаю проходить».

        Андрей Владимирович Добрынин 17.06.2017 год

* * *

Я сижу, размышляя мучительно,
Как разделать себя под орех,
Притвориться ореховой мебелью
И надуть таким образом всех.

Будут жуткие драмы житейские
Близ меня разгораться порой,
Но я буду лишь молча поблёскивать,
Наблюдая, как гибнет герой.

Я и сам волновался, безумствовал,
С диким воплем хватался за грудь,
А теперь я лишь мебель тяжёлая,
С этой точки меня не столкнуть.

Буду я отстранённо помалкивать,
Неподвижность упорно храня,
Даже если герои в отчаянье
Будут биться башкой об меня.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.06.2017 год

* * *

Сопят пенсионеры глухо –
Им эта жизнь не по нутру,
И всякий день в расстройстве духа
Встают с постели поутру.

Они большие баламуты,
Они всегда ругают власть
И не желают почему-то
За мною вслед в нирвану впасть.

А я в неё ежевечерне
Впадаю с помощью вина,
Чтоб не вариться в той же скверне,
В которой варится страна.

Пусть говорят, что я в запое,
В распаде, в ауте, на дне,
Узрев лицо моё тупое
В оконной мутной глубине.

Поймав презрительные взгляды,
Я в глубь квартиры отхожу,
А там живут мои наяды,
Две кошки – Мурка и Бижу.

Я их люблю сверх всякой меры
И рад бы сделать им котят,
Но этого пенсионеры
Мне уже точно не простят.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.06.2017 год

* * *

У одной толстощёкой брюнетки
Я спросил с уваженьем большим:
«Если мы отдадимся друг другу –
Как по-вашему, мы согрешим?»

Ничего не сказала брюнетка,
Только бросилась молча бежать,
До кровати большой добежала ­–
И упала на эту кровать.

Ожидал я дискуссии жаркой,
Погружения в этику, – но
Очевидно, что этой брюнеткой
Было загодя всё решено.

А поскольку без жарких дискуссий
Я не мыслю своё бытиё –
Я ушёл, я покинул брюнетку,
Предварительно плюнув в неё.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.06.2017 год

* * *

Хочу я стать летучей мышью,
Чубайса в мире повстречать
И в красный нос его вцепиться,
И безобразно запищать.

Чубайс провёл нас на мякине,
Объехал на кривой козе,
Поэтому с большой надеждой
Мы на Чубайса смотрим все.

Ну да, он нас надул когда-то,
Но он же сдует нас назад,
И ваучеры ярким светом
Мрак повседневности пронзят.

Мы от Чубайса ждём свершений,
Томясь и мелко трепеща –
Об этом я напоминаю,
Его кусая и пища.

Ведь он иначе всё забудет,
Ведь он немножечко дебил,
Ведь он про два автомобиля
Когда-то полностью забыл.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.06.2017 год

* * *

С художниками выпивая,
Я говорю сурово им:
«Вам надо суть родного края
Воспеть всем творчеством своим.

А для чего вам это надо
И какова уж эта суть –
Я не могу сказать, но надо
Вам это сделать как-нибудь».

И, охмелев, слегка сутулясь,
Художники бредут во мрак,
В пургу и стужу зимних улиц,
И сути не поймут никак.

Ночь, улица, фонарь, аптека –
Тут нету сути никакой;
Мелькнёт фигура человека –
В ней тоже сути никакой.

Спешат художники скорее
В тоске забыться и заснуть,
Да я и сам теперь жалею –
Зачем сболтнул про эту суть.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.06.2017 год

* * *

Люди от собаки отказались,
И на свалке ей несдобровать –
Дикие собаки обязались
Там её на части разорвать.

Кое-как от них она отбилась –
И ушла в лесную темноту,
И геройски там самоубилась,
Отказавшись добывать еду.

Ну а ты, когда работодатель
Выгонит на улицу тебя, –
Сможешь ли тогда ты, мой читатель,
Как собака повести себя?

Нет, – ты будешь ждать любого знака
От буржуев, нравственных калек.
Ты, читатель, вовсе не собака –
Ты всего лишь жалкий человек.

Для тебя закрыта мастерская,
Где, от вдохновения сопя,
Я собаку в камне высекаю,
Гордо загубившую себя.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.06.2017 год

* * *

У кого-то есть масса сотрудников,
У меня же сотрудников нет,
Я, однако, формую изделия
Сроком годности в тысячу лет.

Кто-то мудр, кто-то учит сотрудников,
С кем-то ласков, а с кем-то и груб,
Дал им этику корпоративную,
Дал столовую, премии, клуб.

Но в мучениях мрут корпорации,
Эфемерны в своём бытии,
Их изделия вскоре ломаются, –
Не ломаются только мои.

И те самые люди, которые
Возглавляли сотрудников рать,
Будут долго и с недоумением
На изделия эти взирать.

И покажется в ходе взирания,
Что кустарь-одиночка неглуп,
И что этика корпоративная
Сладковато воняет, как труп.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.06.2017 год

* * *

Я разделяю ваши взгляды,
И ваши взгляды, и твои,
Ведь я же знаю: люди – гады,
Они опаснее змеи.

Попробуй только возрази им,
Скажи, что чушь они твердят:
Столкнёшься сразу же с насильем,
С укусом ядовитым в зад.

А может быть, с укусом в перед –
Какая разница! Я – тот,
Кто людям лицемерно верит,
Кто, соглашаясь, вечно врёт.

«Я разделяю ваши взгляды!» –
С восторгом вскрикиваю я,
А эти олухи и рады
Тому, что есть у них друзья.

И пусть они идут к оврагу,
Где в глубине урчит говно,
Однако всякому их шагу
Рукоплещу я всё равно.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.06.2017 год

* * *

Я не хочу писать поэму;
«Пиши», – мне люди говорят,
Но я на них с большим усильем
Приподнимаю мутный взгляд.

Я не хочу писать поэму –
Бутылочку употребя,
Я вновь и вновь путём знакомым
Скрываюсь в глубине себя.

А там встречаюсь я с любимой,
Которая ко мне добра,
С которой мы на нашем судне
Умело ставим кливера,

И удивительные страны
Мы посещаем вместе с ней.
Нелепо подбирать созвучья,
Коль можно резать гладь морей,

Коль можно яркую поэму
В самом себе переживать,
Коль по магическому кругу
Бежит блистающая гладь,

И каждому из двух влюблённых
Вручает вечное кольцо…
И если я на стол роняю
Свое опухшее лицо,

То это ничего не значит –
Я всё равно владею тем,
Чего вовеки не давало
Мне сочинение поэм.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.06.2017 год

* * *

Свечой взмывает в небеса
Спортивный самолёт,
Его ведёт миллионер,
Владелец и пилот.

Но смотришь – в небе самолёт
Растерянно повис,
И вот уже опять свечой
Летит, но только вниз.

И с опозданием пилот
Плохую слышит весть
О том, что есть в бензине сор,
А в мире – Случай есть.

И перед Случаем стоит
Миллионер любой
Поёживаясь и дрожа,
Пупырчато-нагой.

А Случай ходит близ него
И повторяет: «Ишь
Как ты раскованно, сынок,
Передо мной стоишь.

По морде судя, ты весьма
Своим богатством горд,
Но я немало ткнул в дерьмо
Подобных наглых морд».

        Андрей Владимирович Добрынин 27.06.2017 год

* * *

Я во сне дебютировал с блеском
В потрясающей пьесе «Жратва» –
В этой пьесе все яростно жрали,
Крайне редко роняя слова.

А потом они все помирали,
Страшно корчась и жутко хрипя,
И невольно примеривал зритель
Ситуацию всю на себя.

Да – вот так достигаешь богатства,
Начинаешь, как водится, жрать,
А потом совершенно внезапно
На пол – хлоп и давай помирать.

А поскольку бывают в театре
Люди те, что имеют средства́,
Шли они в ресторан первоклассный
Обсудить постановку «Жратва».

За столом они сильно шумели,
Но сходились на мысли одной –
Что любому нелёгкая доля
Предназначена в жизни земной.

И один от жратвы помирает,
Даже в этом могуч и велик,
А бездарность питается плохо,
Но при этом здорова, как бык.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.06.2017 год

* * *

Человека домой привезли,
На пороге его положили,
Но, друзья, не особенно вы
Этим самым ему удружили.

Человека ведь станут ругать,
Оскорблять, ударять сковородкой,
Утверждать, что он полностью, весь
Пропитался химической водкой.

А ведь это же явная ложь,
Ведь не полностью он пропитался,
Ведь в его небольшой голове
Непропитанный сектор остался.

Этот сектор ему говорит,
Чтоб везли его впредь не в квартиру,
А везли бы на те острова,
Что примером являются миру,

Где туземцы живут не по лжи
В либеральной республике чёткой,
И за это снабжает их Бог
Беспохмельной, полезнейшей водкой.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.06.2017 год

* * *

Постарела она, раздобрела,
Эта девушка нашей мечты.
Друг, теперь тебе вряд ли понятно,
Отчего так хотел её ты.

Но тогда, угождая любимой,
Ты выказывал буйную прыть,
А во мне ты соперника видел
И подумывал даже убить.

Чудо-девушка нам отказала,
Но и в дружбе наметился спад,
Ибо, друг мой, я крепко запомнил
Твой косой ненавидящий взгляд.

Может, мы бы доселе дружили,
Но тот взгляд я запомнил навек.
Что-то мне подсказало: на друга
Так не должен смотреть человек.

Ибо дружба – великое дело,
А любовь – только часть суеты,
И поэтому так подурнела
Чудо-девушка нашей мечты.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.06.2017 год

* * *

Стараюсь сочинять понятно –
А вдруг меня не так поймут
И в том, что полностью приватно,
Подтекст общественный найдут?

А вдруг сумеют зомбокоды
В моих поэзах отыскать
И, как зомбатора народа,
Начнут в полицию таскать?

Я верю в то, что сумма счастья
Растёт стремительно в стране,
И я молю мирские власти
Прийти с инспекцией ко мне,

Дабы они уразумели,
Что я душою чист, как снег,
Что выпил я в конце недели,
Как всякий честный человек.

Я выпил – и глаза косые
Возвёл на путинский портрет.
Я – за «Единую Россию»,
Тут никаких сомнений нет.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.06.2017 год

* * *

Этим летом не много тепла,
А осадков зато – хоть плыви,
Так что родина мне не дала
Оснований для жаркой любви.

Ненавижу за климат её,
За попытки к труду принуждать.
Вид её и само бытиё
Я намерен всегда осуждать.

Посмотрите – вот русский пейзаж,
Словно созданный для лагерей,
Вот прохожий – преступный типаж,
Вот детишки с глазами зверей.

Посмотрите – вот книга моя,
В ней своё отраженье нашло
Раздобревшее, словно свинья,
Вековечное Русское Зло.

Верю – вы согласитесь со мной
В том, что надо проблему решать
С этой мокрой, холодной страной,
Переставшей Добро уважать.

Верю – вскорости книгу прочтёт
Князь Добра, беспощадный мудрец,
И на Западе солнце взойдёт –
И согреет меня наконец.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.06.2017 год

* * *

Что ж вы, сволочи, бабу сгубили,
Для чего? – я никак не врублюсь.
Да, мы с нею друг друга любили –
И, казалось бы, ладно, и пусть.

Но подругу мою надувную
Вы истыкали ржавым гвоздём
С лютой завистью, злобно ревнуя –
И нашли облегчение в том.

Гляньте – Пушкин висит на обоях,
Ну, конечно, не сам, а портрет:
Мог бы Пушкин устроить такое?
И ребёнок ответит, что нет.

Если баб находил Кюхельбекер –
Пушкин их не дырявил гвоздём,
И поэтому в библиотеке
Все мы Пушкина книги берём.

Если вами, друзья, только зависть
Руководствует в жизни земной,
То со мной вы напрасно связались,
Подшутили вы зря надо мной.

Я эмоции горькие скрою,
Причинённые вашим гвоздём,
Но подсыплю вам яду в спиртное –
И себе, и мы вместе уйдём.

И пусть каждый не менее пуда
Тиснул книжек из вас, господа,
Но читать только Пушкина будут, –
И, конечно, меня иногда.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.06.2017 год




* * *

По двору дерева охмелевшие бродят,
Глядя в землю, мотая башкой.
Я всегда антипатию чую в природе,
Ибо нюх у меня городской.

Листья, словно шамана запойного пальцы,
С потаённой угрозой дрожат.
За природу, пожалуйста, не заступайся –
Дерева не к добру ворожат.

Знаю, знаю – природе не нравятся люди,
Их пристрастие к валке дерев,
И листва ворожит, умоляя о чуде,
Вызывая в Создателе гнев.

И, к молитвам прислушавшись, в гневе безумном
Рвёт Господь на себе небеса,
И на радостях пляшут неистово с бубном
Парки, скверы, сады и леса.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.07.2017 год

* * *

Лучшее занятие – копаться
В книгах, потому что, чёрт возьми,
Что ни говори, они писались
Большей частью добрыми людьми.

Злые не желают раскрываться,
И делиться им не по нутру,
Ну а добрых постоянно тянет
Поделиться, – стало быть, к перу.

В книгах – дополнительные жизни,
Их мне подарили добряки,
Ну а сами померли, поскольку
В мире есть такие червяки,

Что привыкли хорошо питаться
Пишущими добрыми людьми,
Так что я, когда копаюсь в книгах,
Постоянно плачу, чёрт возьми.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.07.2017 год

* * *

Я человек сухой и жёсткий,
А значит, не люблю дождей –
Они упорно размягчают
Фундамент жизненных идей.

Невольно думается: рынок –
Подлец, ему людей не жаль,
Раз не вписались в этот рынок
Ни Эминеску, ни Нерваль.

А червь-Гайдар зарылся в землю,
Его теперь уж не найдёшь, –
Такие вот плохие мысли
Внушает всякий долгий дождь.

А если он и дольше длится,
То, подперев башку рукой,
Я просто начинаю плакать
О доле горестной людской.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.07.2017 год

* * *

Я обратил на вас внимание,
А значит, вы застыть должны –
Так застывают перед маршалом
Иные, низшие чины.

Должны вы носом заострившимся
И блеском выпученных глаз
Продемонстрировать, что всячески
Употреблять возможно вас.

Ведь я – мужчина состоятельный,
Таких немного в мире есть,
Таким приносят плоть расцветшую,
А с ней – достоинство и честь.

Того, что с вами я проделаю,
Не пожелаешь и врагу,
Так поступать не могут слабые
И бедные, а я могу.

Я буду плоть мутузить всячески,
Трепать достоинство и честь –
На это права нет у хлюпиков,
А у меня, представьте, есть.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.07.2017 год

* * *

Шторм прошёл, телефон не работает,
Во дворе все деревья повалены,
И такое всё время случается,
Ибо мы опорочили Сталина.

Расстрелять бы десяток синоптиков –
Сразу солнышком всё осветилось бы,
И не стали бы парки московские
Превращаться в подобие силоса.

И погода была бы не всякая,
А такая, какая положено, –
Почему? Потому что синоптики
Устремились бы в небо встревожено.

Забоялись бы стенки, голубчики,
И помчались гоняться за тучами,
И людьми не плохими прослыли бы,
Как сегодня, а самыми лучшими.

В орденах по столице гуляли бы
В окружении женщин влюбившихся,
Ибо органы вовремя взяли бы
Всех зажравшихся и разложившихся.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.07.2017 год

* * *

Плывут сквозь героику буден
Все те, кто богатства достиг,
И скалится вслед этим людям
С балкона нетрезвый старик.

Покуда, увы, не забрали
Жильё у него за долги,
Однако у мира едва ли
Имеются злее враги.

И мир повышает налоги,
Все цены и каждый тариф,
Но в жалкой хрущёвской берлоге
Старик тем не менее жив.

Он прячется в книжных завалах
И черпает силы в вине,
И пишет в никчёмных анналах
О шествии мира к войне.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.07.2017 год

* * *

Люблю неожиданно в обморок падать
На разных торжественных мероприятиях,
При этом всех тех, кто вокруг оказался,
Валить за собой в конвульсивных объятиях.

Пусть речи рутинные временно смолкнут,
И пусть меня к выходу тащат охранники,
И пусть голова моя бьётся об стулья,
Склоняя притихшую публику к панике.

И мысль пронесётся о близости смерти,
О том, что она в этом зале присутствует,
А глупые люди сидят беззаботно
И близости этой, похоже, не чувствуют.

Да, надо молиться!.. А я в коридоре
Очнусь неожиданно – экая бестия! –
Восстану с носилок и ринусь к буфету,
Чтоб спрыснуть успешный урок благочестия.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.07.2017 год

* * *

Полюбил я жильё ремонтировать,
Целый день всё сверлю и долблю
И тоскливые стуки соседские
С наслажденьем ушами ловлю.

Слышу стук – прекрати, мол, пожалуйста,
Ну а я не хочу прекращать,
Я своим сверлежом и долблением
Целый день вас хочу угощать,

Чтоб филистёры старые поняли,
В пенсионный зарывшись уют,
Что за стенами ихнего гнёздышка
Те же грозные ветры поют,

И что живы, как прежде, романтики,
Для которых вся жизнь есть борьба
И которые целятся свёрлами
Прямо в центр стариковского лба.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.07.2017 год

* * *

Изловили меня на бульваре,
Приказали: «А ну-ка дыхни!» –
Я дыхнул, и в моём перегаре
Заколдобились в корчах они.

Отобрал я у них пистолеты,
Документы, фуражку, мундир
И дворами бродил до рассвета,
Улучшая неправильный мир.

Если кто-то с напыщенным видом
Вылезал из крутого авто,
Я его всевозможным обидам
Подвергал, – просто так, ни за что.

Если ж пьяненький кто-то и грустный
Мне навстречу пешком проходил –
Я бодрил его речью искусной
И глоточком из фляжки бодрил.

Не поймали меня, хоть сирены
В темноте завывали везде,
А народ превратил эти сцены
В цикл рассказов о мёртвом менте.

Мёртвый мент по району гуляет,
И советские песни поёт,
И богатых барыг оскорбляет,
Ну а бухарям выпить дает.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.07.2017 год

* * *

Каждый раз после выпитой сотки
В голове у меня без конца
Штормовые проносятся тётки
С беспощадным подтекстом лица.

Тётки, тётки, меня погубили
Постоянной жестокостью вы,
Закачали стремленье к могиле
В планетоид моей головы.

Если ранее мой планетоид
Был красив, как яйцо Фаберже,
То теперь он недорого стоит,
Он изрядно покоцан уже.

Я ведь стать норовил бизнесменом,
Я ведь истинной жизни алкал,
Стал же только поэтом презренным,
Ходом жизни отброшенным в кал,

Ибо понял, что не удостоят
Злые тётки любовью меня,
И помчался вразнос планетоид,
На лету сочиненья бубня,

И разбился бы, – к счастью, другие
Тётки есть на российской земле:
Даже мы, стихоплёты бухие,
Согреваемся в ихнем тепле.

Эти тётки не очень красивы
И ругаются крепко порой,
Но стоят за величье России
И советский общественный строй.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.07.2017 год

* * *

Стать бы мне толщей морской –
И улыбаться слегка,
Рыб ощущая в себе.

Стать бы лесистой горой –
Кто удивится тогда,
Коль не отвечу на зов?

Стать бы прибрежным песком,
Волны покорно встречая,
Словно событья – мудрец.

Тучкой небесною стать бы,
Тенью леса охлаждать –
И уходить без следа.

Стать бы листом виноградным –
Пусть меня ветер и солнце
Шёпотом учат любви.

Стать бы полуденным солнцем,
Чтоб меня все ощущали,
Но разглядеть не могли.

Стать бы мне камнем прибрежным,
Чтоб навсегда пренебречь
Шумом бесчисленных волн.

Стать бы мне каменным дубом:
Гнуться, кривиться под ветром,
Но там же расти, где и рос.

Стать бы мне рыбкой беспечной:
Хочешь – подплыл к человеку,
Хочешь – уплыл от него.

Стать бы бутылкой вина –
Пусть меня выпьют со смехом
Те, что беспечны всегда.

Стать бы бездомной собакой,
Без спросу на море бывать бы,
Пусть даже живот подвело.

Стать бы мне чайкой морской –
Воздух и ветер в костях,
Словно во флейте, хранить.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.07.2017 год

* * *

Для чего вы, собаки, будили
Спозаранку хозяев своих?
Недоспав они в жизнь выходили,
И агрессия пёрла из них.

И они с человечеством сразу
Начинали собачиться, – вот
Беззаботные ваши проказы
Принимали какой оборот.

А потом наступали инфаркты,
И хозяева падали ниц…
Не меняли подобные факты
У собак выражения лиц.

Как и прежде, собаки резвились,
Вновь кого-то будили с утра,
И с собаками мы согласились:
Жизнь действительно просто игра.

Пусть же скачут собаки, играя,
Где хотят, на любом пустыре,
Пусть их кормит Господь, потакая
Их веселью и страсти к игре.

Ну а нам бы пора отоспаться,
Да и корм у нас кончился весь, –
Пусть собаки шалят и резвятся
Где угодно, но только не здесь.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.07.2017 год

* * *

Замечаю, что нынче поэзию
Стали больше ценить на местах,
Ведь не зря побывал в Мелекессе я,
В Балабанове, в Нижних Дроздах –

Всюду делали пьянку громадную,
Самогонку скупали вокруг,
И ладонь моя делалась ватною
От пожатия множества рук.

И в постель меня мчали поклонницы
С оглушающих пеньем пиров,
И любовные длились бессонницы
Еженощно под звон комаров.

А Москва от поэзии морщится,
Накопительством поражена;
Словно злая пиндоска-притворщица,
Притворяется русской она.

Но ведь русские любят поэзию,
Такова уж природа славян,
А Москва – это храм чужебесия,
Для поэтов же – тёмный зиндан.

Потому и растёт возмущение
Деревень, небольших городов;
«Приезжай и возглавь ополчение», –
Так мне пишут из Нижних Дроздов.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.07.2017 год

* * *

Чёрт меня постоянно нервировал,
Постоянно я ссорился с ним,
Ибо он всякий раз оппонировал
Начинаниям светлым моим.

Я решал просверкнуть сочинением –
Чёрт хрипел: «Не пиши – не поймут,
Эти дурни глядят с отвращением
На любой поэтический труд.

Лучше сыпать срамными остротами
На попойках у сильных людей;
Много лучше – марать нечистотами
Изваяния бывших вождей;

Ну а если ты в церкви разденешься
И стриптиз в Интернет попадёт,
То уйдут нищета и безденежье,
А всемирная слава – придёт».

Я противился, я сочинения,
Как дурак, издавал на свои,
Но плевали на них, к сожалению,
Просвещённые наши слои.

А Глупонов-поэт распиарился,
Ибо сметки отнюдь не лишён,
Ибо в церкви на Троицу спарился
Со своей полюбовницей он.

Так что ныне отрёкся от спеси я,
И теперь никому не судья,
И считаю, что черти в поэзии
Разбираются лучше, чем я.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.07.2017 год

* * *

Я в своём небогатом жилище
Щебечу, как на ветке скворец,
И не делает мне замечаний
Никакой тонкогубый мудрец.

За еду поучения слушать
Часто вынужден бедный певец;
Избежали мы этого ада,
Как-то вырвались – я и скворец.

Дал мне корм в это лето сырое
Бог лягушек, болот и дождей,
Ну и я, благодарная птица,
Пеньем радую добрых людей.

Он меня и в жару не оставит,
Бог варенья, детей и котов,
Я не голоден – значит, свободен,
Значит, петь постоянно готов,

Ибо я – благодарная птица,
Ибо я не один, наконец:
Так же действует чёрный и важный,
Весь в магических блёстках скворец.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.07.2017 год

* * *

«Спасибо, спасибо, спасибо», –
Я олухам всем говорю,
Ведь на пожелания счастья
Навряд ли ответишь: «Хрю-хрю».

Ведь на пожелания счастья
Навряд ли ответишь: «Гав-гав», –
А хочется, хочется гавкнуть,
При этом клыки показав

И злобу, которая жжётся
Больнее полярного льда, –
Чтоб все пожелатели счастья
Метнулись обратно туда,

Где жили они беззаботно,
Не думая, как совместить
Нужду в заурядных таблетках
С желанием мяса купить.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.07.2017 год

* * *

Я стал в мечтах великой женщиной –
Ну той, которая поёт,
Превознесённой и увенчанной
За свой неистощимый рот.

Я изливаю песен множество
Из этого большого рта,
Чтоб не кручинилось убожество,
Не унывала нищета.

Чтоб вслушивалось население,
Чья жизнь, увы, весьма темна,
В моё раскатистое пение,
И подпевало: «На-на-на».

Ведь с лёгкой степенью дебильности
Живётся лучше на Земле,
И, значит, я – гарант стабильности,
А не какой-то хрен в Кремле.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.07.2017 год

* * *

Скоро буду в отеле «Фламинго»
Пить вино и сигары курить,
Ибо в жизни мне выпало бинго,
Подфартило мне, что говорить,

Потому что друзья-закадыки
Возвышаются рядом, как лес,
Потому что на творческом пике
Нахожусь я по воле небес.

Защищён человеческим лесом,
Превзойдя высотою грозу,
Я пою и смотрю с интересом
На людское кишенье внизу.

Люди, люди, почувствуйте крылья
У себя на сутулой спине
И, с земною дорожною пылью
Распростившись, взмывайте ко мне.

Здесь, на пике, ни славы, ни хлеба,
Ни безделья, ни жадных гетер,
Но зато в изобилии неба
С удивительной музыкой сфер.

А порой прилетают фламинго
И меня, словно хрупкий сосуд,
Мчат в отель под названьем «Фламинго»,
На заслуженный отдых несут.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.07.2017 год

* * *

Гордясь красивыми ногами,
Топтали вы мою судьбу –
Казалось, будто вы хотите
Скорей узреть меня в гробу.

Но я, истоптанный, не умер,
Я только дал пьянящий сок:
Вкусив его, мой современник
Душой становится высок.

Пусть топчет этого беднягу
Красотка, дышащая злом,
Но он лишь тяжело вздыхает
И повторяет: «Поделом.

Как написал поэт Добрынин,
Мы сами свой избрали рок,
Себя мы по́д ноги швырнули
Владелицам красивых ног.

Мы виноваты в слабоволье
И множестве иных грехов,
Зато нас утешает в горе
Вино добрынинских стихов».

        Андрей Владимирович Добрынин 18.07.2017 год

* * *

Я хорошо разбираюсь в поэзии,
И потому
Я совершенно погряз в мракобесии,
Канул во тьму.

Ибо поэзия – дочь подсознания,
Влажных пещер,
Где у кострища лежит без сознания
Визионер.

Так вот и я: оживаю моментами,
Буйствовать чтоб.
Я издеваюсь над модными трендами,
Я – гомофоб.

К женщинам рвусь я с напрягшимся пенисом,
Горькую пью,
Ну и являюсь, конечно же, ленинцем,
Смуту кую.

Вот и приносят буржуи даяния
Буйному мне,
Чтоб уплывал я во мглу подсознания,
Бредя во сне.

Ведь не куплю на даяния дачу я,
Это смешно;
Нет, как поэт, до копеечки трачу я
Их на вино,

Чтобы однажды и помер бы грезя я,
Детище зла,
Чтобы со мною вся злая поэзия
Дуба дала.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.07.2017 год

* * *

Дорожка вдоль путей трамвайных
В тени огромных тополей –
Её с улыбкой вспоминают
Все те, кто хаживал по ней.

По вёснам здесь большие лужи,
А также изобилье птиц,
В воде – бутылки из-под пива
И отраженья чьих-то лиц,

А может – облаков, плывущих
Среди высоких тополей.
Дорожку эту будут помнить
Все те, кто проходил по ней,

За то, что здешняя округа
Полна покоя и добра,
И домовитые трамваи
Об этом дребезжат с утра.

В пути меня сопровождают
Скворцы, крапивники, дрозды;
Гляжу вперёд – и в перспективе
Я вижу райские сады,

Где нет тупого изобилья,
Где жизнь бывает непроста,
Но есть звонки трамваев, птицы,
Спокойствие и доброта.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.07.2017 год

* * *

Люблю сидеть в очередях:
Вот некто, выйдя от начальства,
Вдруг падает, воскликнув: «Ах!» –
Ну чем не повод к зубоскальству?

Иной бедняк труслив и слаб,
А тоже хочет неких выгод
И проползает в бизнес-штаб,
А там ему: «Пошёл на выход!»

Надежды рухнули, и вот
Слабак лишается сознанья,
Хотя его в квартире ждёт
Жена с восторгом упованья.

Но неоправданный восторг
Сменяется уныньем вскоре,
Ведь муж попал внезапно в морг –
Случится же такое горе.

А впрочем, не грустит жена,
Ведь муж был что? – живые мощи.
Зовёт сантехника она
Во всей его самцовой мощи.

И разовьют большую прыть
Они на поприще разврата, –
Вот что бывает, коль ходить
К начальству с просьбами, ребята.

        Андрей Владимирович Добрынин 21.07.2017 год

* * *

Цветенье позднее лип –
Стоит холодное лето,
Но тем нежней аромат.

Под липами же, в тени,
Так робко расцвёл жасмин,
Но тоже благоухает.

Я знаю: люди хотят
Срубить вековые липы
И выкорчевать жасмин.

Взамен воздвигнуть гараж
И деньги брать за постой
Смердящих автомобилей.

Они не просто хотят –
Они во власти теперь,
Теперь им под силу всё.

Что ж, вновь аромат вдохну
И вспомню то, что осталось
Хорошего позади.

Ну а в грядущее я
Нисколько уже не верю,
Ведь всё безумнее мир.

И если мудрость ему
Теперь уже не нужна,
То я всегда наготове.

Уйти я всегда готов,
Лишь дайте мне напоследок
Вдохнуть аромата лип,

Лишь дайте бумаги мне,
Что я насмешку мою
Запечатлел, уходя.

        Андрей Владимирович Добрынин 21.07.2017 год

* * *

В подсознанье плещется стихия
Творчества, таланта и ума.
Снилось мне, что сочинил стихи я –
Золотые, словно Хохлома.

Сказочные травы и растенья
Были в тех стихах, а наяву
Я нашёл себя средь запустенья
Тусклого, в котором я живу.

До стихов ли? Я ведь тусклость вижу
Каждый день, а потому кричу:
«Подарите мне трамплин, и лыжи,
И в волшебных знаках епанчу,

Чтобы из пустого прозябанья
Я всегда мог сделать время “Ч”,
То есть прыгнуть в море подсознанья
В творческой, волшебной епанче».

        Андрей Владимирович Добрынин 22.07.2017 год

* * *

Хуй на лапках – игрушка известная:
Он заводится, бодро чирикает
И меж рюмок по праздничной скатерти
Перед женскими взорами прыгает.

И такое веселье великое
Нападает на всех наблюдающих,
Что средь них, а средь женщин – особенно,
Появляется много икающих,

Появляется много рыдающих,
Аж до слёз заходящихся в хохоте,
Совершенно притом целомудренном
И далёком от всяческой похоти.

Ибо очень смешное изделие –
Хуй на лапках, щебечущий, скачущий,
Ибо это не просто изделие,
А глубокий концепт многозначащий,

Ибо так человечишка прыгает,
Полагая, что всё так и следует,
Хоть гиганты над ним потешаются –
Те, что пиршеством жизненным ведают.

У него самомненье огромное,
А ведь он же игрушка, не более –
Просто хуй с воробьиными лапками,
Веселящий хозяев застолья.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.07.2017 год

* * *

Миролюбье моё велико,
Даже мухи меня не боятся
И всегда над моей головой
С гармоничным жужжаньем роятся.

Я порой дружелюбно плююсь,
Отгоняя мушиную стаю,
И порой собеседнику в глаз,
К сожаленью, слюной попадаю.

И прослыл я поэтому злым,
Как заморские злыдни-пиндосы,
И никто не желает со мной
Обсуждать никакие вопросы.

Иногда я встречаю людей
Одноглазых и подслеповатых,
И они поскорей от меня
Убегают, и слышится мат их.

Вновь и вновь я проклятья ловлю
Удручённым, страдающим слухом,
Хоть желаю добра горячо
Всем на свете – и людям, и мухам.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.07.2017 год

* * *

Я разобиделся на критику
И перестал писать стихи,
Ждал потрясений, но не сделалось
Под небом больше чепухи,

И меньше чепухи не сделалось,
И всё по-прежнему идёт,
И суетится мир по-прежнему
И слёз, конечно же, не льёт.

А значит, критику обидную
Всемерно надо поощрять –
Пусть все поэты разобидятся
И перестанут сочинять,

И пусть с обиженными лицами
Идут работать на завод,
И вскоре явственно поднимется
Национальный наш доход.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.07.2017 год

* * *

Моя жена была изящной –
Точь-в-точь цветочек полевой;
Она была безмерно доброй,
При этом пылкой и живой;

Она меня любила страстно
И потакала мне во всём,
И очень часто на балконе
Мы песни пели с ней вдвоём.

И вдруг она на нашей даче
Была ужалена змеёй,
К тому же подцепила где-то
Туляремию, – боже мой!

Два этих зла одновременно
Её к могиле привели.
Пусть я примчал её в больницу,
Но ей врачи не помогли.

Я мчал её на «мерседесе»,
Его купили вместе мы,
И я с тех пор от «мерседесов»
Шарахаюсь, как от чумы.

Я бросил «мерседес», и дачу,
И миллиардный бизнес свой;
Меня остановить пытались,
Но я ушёл, махнув рукой.

Людей теперь я избегаю,
А если всё же с кем-то пью,
То непременно вспоминаю
Жену прекрасную мою,

Мою любимую подругу,
Которой я теперь лишён.
Клянусь: ни у кого на свете
Подобных не бывало жён.

Об этом я готов поспорить,
И возражать не смейте мне,
Иначе я вступаю в драку –
Столь предан я своей жене,

И очень распаляюсь, если
Какой-нибудь ползучий гад
Кричит мне по́д руку: «Опомнись,
Ты не был никогда женат».

        Андрей Владимирович Добрынин 25.07.2017 год

* * *

Что́ там ветер толкует листве,
Чуть расчистится синий простор,
Я не знаю, – я только могу
Видеть с завистью сам разговор.

Смысл прозрачен – его потому
Не поймать и не спрятать под спуд,
И незримые массы тепла
Над деревьями вольно плывут.

Вместе с ними разгадка плывёт,
Словно рыбку, её ухвати –
Но она увернётся. Она
Нам откроется только в пути.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.07.2017 год

* * *

Прошептал с возмущением кто-то:
«Волосатые ноги у ней».
Я в ответ хладнокровно заметил:
«Так в холодное время теплей».

Прошипел с возмущением некто:
«Ведь она же глупее осла!»
Я ему возразил хладнокровно:
«Стало быть, не задумает зла».

Надо в ближней хорошее видеть,
И за это вас Бог наградит,
То есть ближней ума он прибавит,
На ногах волоса́ проредит.

Вы хотите красивых и умных,
И тиранят поэтому вас,
Ну а я с мохноногой подругой
Безмятежно вкушаю экстаз.

Я ведь сам глуповат и уродлив,
И об этом я помню всегда,
И за скромность мне дадено счастье,
Недоступное вам, господа.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.07.2017 год

* * *

Теплом и негою наполненные дни,
Видны клубки котов на млеющих газонах,
И звуки мирные, и запахи стряпни
Стекают вниз, во двор, из окон растворённых.

А древеса дворов устали от возни
С ненастьем, и теперь укачивает сон их,
И мощь великая их наполняет, сонных,
И прямо на глазах ввысь тянутся они.

Достигли крыш они и облаков достигли,
И в кронах светится, как в изумрудном тигле,
Мышление, из тьмы проросшее вовне
И мир объявшее, и видно здесь воочью,
Что не движение нас наполняет мощью:
Она приходит к нам в покое и во сне.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.07.2017 год

* * *

Да, бывают и в печени колики,
И в желудке большие костры, –
Так устроены мы, алкоголики,
Пожалейте нас, будьте добры.

Коль однажды взбунтуются пьяницы
И решат как один помереть,
То кого презирать вам останется,
Сверху вниз на кого же смотреть?

И, собою поэтому жертвуя
В героизме неброском своём,
Ежедневно мы пьём до умертвия,
В полосе отчуждения пьём.

Хорошо в полосе отчуждения –
Там спокойно, там нет суеты,
И колышутся сонно растения,
Заурядные с виду цветы.

Без какого-то внешнего признака
Знаю: сказочно их естество;
Веет мёдом от тысячелистника,
А вернее – забвеньем всего.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.07.2017 год

* * *

Облаков громоздятся слои,
Тяжко дышат тифозным теплом,
Еле ходят соседи мои,
Свесив головы, – и поделом.

Ведь они же молили Судьбу,
Чтоб тепло наконец-то пришло,
Значит, словно густую шурпу,
Лопай с жадностью это тепло.

Ах, не нравится? Значит, купи
Прогрессивный кондиционер,
Ну а ежели беден – терпи,
Ибо я вот терплю, например.

Ибо я, просветитель Руси,
Наколол себе надпись на лбу:
«Никого ни о чём не проси,
А особенно – стерву-Судьбу».

        Андрей Владимирович Добрынин 30.07.2017 год

* * *

Стояла ржавая промзона,
А рядом – Китеж небольшой,
И нам, конечно, захотелось
В промзоне отдохнуть душой.

В промзоне можно для начала
Сдать что-нибудь в металлолом,
А после – лежбище устроить
И побазарить о былом.

Откуда-то возьмутся водка,
Гитарка, бабы и трава…
Но к нам примчался грозный некто
И крикнул: «Я – ваш голова!

Я – ваш идейный вдохновитель,
А вы – контрактные рабы.
Марш прямо в Китеж, разложенцы,
Хоть там перекрести́те лбы».

И побрели мы в этот Китеж,
Такой игрушечно-смешной,
Но постоянно ощущая
Промзону за своей спиной.

Мы толком не прочли контракты –
И подписали, чёрт возьми,
И вот должны в какой-то Китеж
Играть со взрослыми детьми.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.07.2017 год

* * *

Ну что я вам сделал, соседи,
Зачем вы, чуть солнце взошло,
Пускаете в ход колотушку,
А также электросверло?

Ведь я же бухал накануне,
Как всякий великий поэт;
Казалось бы, надо притихнуть,
Казалось бы, надо, но – нет!

Неужто питаете зависть
Вы к славе негромкой моей?
Но я ведь не ради наживы
Творю, а лишь ради людей.

И ежели вы христиане,
То вам ненавидеть нельзя
Такого, как я, человека,
А вы просто нехристи, бля.

Подобные вам изуверы
Прославились в ходе веков:
Сгубили и Бруно Джордано,
И многих других чуваков.

Мне думалось: кем же измяты
Цветы средь житейской травы?
А нынче я понял: их мяли
И мять продолжаете вы.

Измят обывательским шумом,
Завяну и я, как цветок,
Не могущий жить в этом мире,
Который настолько жесток.

Прощаюсь я с вами, соседи,
Но только до Судного Дня,
Когда вам ответить придётся
За Пушкина и за меня.

        Андрей Владимирович Добрынин 31.07.2017 год

* * *

Я встречаю соседку скандальную
И теряюсь при виде её,
Ибо жизнь я веду непохвальную
И хмельное люблю питиё,

Ибо пенье и крики доносятся
По ночам из квартиры моей,
И соседка готова наброситься
На меня и вломить пиздюлей.

Но затем я с большим облегчением
Вспоминаю, что жизнь непроста
И подвергнуть меня избиениям
Не осмелится эта пизда.

Ведь законом ей права не дадено
На районе вершить самосуд.
Злобно зыркает злая громадина,
Хочет драться – аж слюни ползут.

Но потом про закон и полицию
Вспоминает – и мимо идёт,
И спешу поскорей похмелиться я,
Утирая катящийся пот.

Пусть от злобы трясётся как зельц она,
Но мы вечером снова споём,
Ибо, слава великому Ельцину,
В правовом государстве живём.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.08.2017 год

* * *

Уж если вы в себе несёте
Зерно безумия и зла,
То вы уж хоть не пейте водки,
Чтоб эта дрянь не проросла.

А вы стараетесь напиться
Всегда, по поводу и без,
И зло обильно прорастает
Из ваших пухленьких телес.

И вы проросшими сучками
Цепляетесь за всех людей,
Остатки денег и здоровья
Сцарапывая с их костей.

Я после столкновений с вами
Стал гол и бледен, как скелет.
Не то чтоб к трезвости позорной
Я призывал, – конечно, нет.

Но вы уж хоть не пейте водки,
А пейте виски и коньяк.
Да, зло из вас, конечно, будет
Торчать, – но всё-таки не так.

Оно не будет столь коряво,
Не будет безобразно столь
И будет причинять при встрече
Лишь ограниченную боль.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.08.2017 год

* * *

Эту тётку заигрывать тянет
С кем попало, её не унять,
Но давайте попробуем всё же
Побуждения тётки понять.

Прогуляла всю молодость тётка
И находится в зрелой поре,
Ну и что она детям расскажет,
Оказавшись на смертном одре?

Скажет: «Молодость я прогуляла,
Ну а зрелость бездарно прошла»?
Нет уж! Тётка прибавила в весе,
Но при этом с ума не сошла.

Потому-то с мужчинами тётка
Постоянно идёт напролом
И в компании сразу за ядра
Нас хватает она за столом.

Нам, конечно, всё это не нужно,
Но ведь надо и тётку понять,
А поняв – замолчать, и встряхнуться,
И со стула свой зад приподнять,

И в соседнюю комнату с тёткой
Удалиться, покуда не смолк
Голос совести, властно зовущий
С этой тёткой исполнить свой долг.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.08.2017 год

* * *

В твоих глазах текут моря
И корабли плывут куда-то,
И, гневом в облаках горя,
Пловцов пугает цвет заката.

Наутро разразится шторм,
Пойдёт тритонова потеха,
И рыбам вновь пойдут на корм
Те, кто в морях искал успеха.

В твоих глазах моря текут,
Валы коварны и жестоки,
Но всё же корабли плывут
И гибнут в мировом потоке.

Их манит грозная заря
И с гибельной стихией сшибка,
И надо всем царит твоя
Непостижимая улыбка.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.08.2017 год

* * *

Когда внезапно отключился
В квартире весь электросвет,
Я чрезвычайно огорчился
И возопил: «О Боже, нет!

Ведь лишь дешёвые пельмени
Мне продлевают жизни дни,
Я стану чем-то вроде тени,
Когда испортятся они».

Боясь подобного исхода,
Я сунулся в электрощит,
Но сразу же, буквально с ходу,
Разрядом страшным был убит.

И на экране разуменья
Я лишь одно успел прочесть:
«Да пусть бы слиплись те пельмени –
Я всё равно их мог бы съесть».

        Андрей Владимирович Добрынин 04.08.2017 год

* * *

Устав от бабочки неробкой,
Порой мне тыкавшейся в глаз,
Я накрывал её коробкой
И так держал, к примеру, час.

И что ж? По истеченье часа
Летунья делалась скромней,
Сидела смирно – чтоб умчаться
Затем в простор ночных полей.

И ей шептал отныне опыт,
Что надо поумерить прыть,
Что в некоторых пунктах могут
Её коробкою накрыть.

Вот так выходит, срок отбухав,
Из зоны битый инвалид
И прочь в большом сомненье духа,
С оглядкой, медленно летит.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.08.2017 год

* * *

В авангардном музее не надо
Разевать в изумлении рот –
Сделай вид, что ты всё понимаешь,
Что искусство за сердце берёт.

Ведь глупцов, в авангардном музее
Разевающих пухлые рты,
Моментально берут на заметку
Наблюдатели с главной звезды, –

Те, что всё на Земле захватили
И теперь сортируют людей
По готовности лгать, проявляя
Понимание новых идей.

Так запомни, что лучше не щёлкать
Отвисающей челюстью тут,
А не то наблюдатели жизни
Простака на заметку возьмут,

А не то супервайзеры жизни
К простаку подкрадутся, и – дёрг!
И покатишься ты в нищебродство,
А оттуда покатишься в морг,

Ибо жизнь есть борьба лицемерий,
Лицемерный бессовестный торг,
И не нужен блюстителям жизни
Реализму приверженный орк.

Им нужны утончённые эльфы,
Коих тянет всё время в Нью-Йорк,
Коих тьма в авангардном музее,
Где они совершают свой танец,
Где они проявляют восторг.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.08.2017 год

* * *

Если решил испытать человека
Перед свершеньем серьезных задач,
То, чтоб раскрыть его тайное эго,
Не обязательны кнут и палач.

Нет, ты возьми человека за холку
И отведи в авангардный музей.
Если он хмыкать начнёт втихомолку
Над авангардной духовностью всей,

Если в глазах ты насмешку увидишь,
То о таком человеке забудь:
С ним ты в доверие к массам не видишь
И не сумеешь толпу обмануть.

Если же, глазки блудливые щуря,
Станет похож он на сытых котов –
Значит, он истинный лжец по натуре
И для серьёзных свершений готов.

В этом музее подобные тесты,
Тесты на лживость, всегда проводи
С теми, кто метит на хлебное место,
А уж тем более метит в вожди.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.08.2017 год

* * *

Фиолетово-дымчатый вечер
Этой даме ложится на плечи,
Этой мраморной даме в саду,
И с улыбкой я мимо иду.

Улыбаюсь я дамам, которым
Было жалко приязненным взором
Свысока поделиться со мной,
Было жалко улыбки одной,

О любви уже не говорю я.
Ну и что? Я не очень горюю,
Я к закатному морю иду,
Путеводную видя звезду.

Я иду мимо пальм и магнолий
К балюстраде, где светится море,
Где на пляже близ волн кружевных
Много дам золотистых живых.

Ну а те, что поэта отвергли,
Вместе с парком вечерним померкли,
И застыли подобием скал,
И у каждой есть свой пьедестал.

Я не злоблюсь, я их почитаю,
Но решительно предпочитаю
Созерцать среди волн кружевных
Дам податливых, щедрых, живых.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.08.2017 год

* * *

Шесть столетиев я существую,
Шесть столетиев небо копчу,
Потому что мою дорогую
Пью в лекарственных целях мочу.

Поутру-то я как бы стесняюсь,
Запах душит, хоть криком кричи,
А потом расхожусь, разгоняюсь –
Так и выпил бы бочку мочи.

Пью мочу и при этом любуюсь
Тренированной волей своей,
Но на жизнь я немножечко дуюсь,
Ибо мало событиев в ней.

Я упорно сидел на диете,
Пил мочу, а с вином не дружил,
Шесть столетиев прожил на свете,
Но как будто бы вовсе не жил.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.08.2017 год

* * *

Я воскликнул: «Я всё-таки слесарь,
Уважать попросил бы меня!»
Мне сказали: «Иди-ка ты, слесарь,
Далеко-далеко, в ебеня».

Я пошёл – и теперь я вернулся,
Оказалась бессильна судьба,
И на чёрном моём одеянье
Серебрятся везде черепа,

Серебрятся рогатые черти –
Я их бил по десятку за раз, –
И глядит с выраженьем ужасным
Из орбиты единственный глаз.

За ремень человеческой кожи
Я засунул огромный секач.
Да, я некогда был просто слесарь,
А теперь я судья и палач.

Подхожу я всё ближе и ближе,
И виднее на лбу у меня
Синеватые буквы: «Не стоит
Слесарей отправлять в ебеня».

        Андрей Владимирович Добрынин 08.08.2017 год

* * *

Из житейского моря выходят
Постоянно какие-то люди
И шипят на меня, и клевещут,
Безобразны в своём словоблудье.

Но и я не теряюсь, мгновенно
Находя оскорбленья такие,
Что мерзавцы ныряют обратно
С горьким стоном в родную стихию.

До умертвия биться мечами
В наши дни, к сожаленью, не модно,
Но меня и язык не подводит,
Я его отточил превосходно.

Негодяи выходят из моря
И свои начинают нападки,
Я же сразу в ответ указую
На телесные их недостатки.

Измышляю и перечисляю
Совершённые ими грехи я,
И под хохот зевак Черноморы
Уплывают в родную стихию.

И хожу я над мутной пучиной,
Зная: гады там злобятся где-то
Но не гадам житейского моря
В клевете переплюнуть поэта.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.08.2017 год

* * *

Попугаи, павлины, туканы,
Лирохвосты и прочие птицы
У меня полюбили в сознанье
С трепыханьем и шумом гнездиться.

А ведь я обыватель обычный,
Поутру меня кличет работа;
Как работать средь выкриков, писка,
Пуха, перьев, а также помёта?

Психиатр с фанатическим взором
Обещает посредством уколов
У меня из сознания выгнать
Птиц, и бабочек, и богомолов.

Как работать, нездешним созданьям
Восхищение всё отдавая?
Психиатр повторяет, что в жизни
Есть ещё сторона трудовая,

И она подавляет тапиров,
Игуан, муравьёв-эцитонов,
Воздвигая над ними надгробья
Сплошь заплаканных спальных районов.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.08.2017 год

* * *

Наблюдая за тем, что творится
Под моим запылённым окном,
Вспоминаю я озеро Рица
И купание женщин на нём.

Вспоминаю хрустальные воды,
Взвизги женщин и пение душ,
Под окном же бухие уроды
Обсуждают какую-то чушь.

И когда им в башку попадает
Метко брошенный мною предмет,
То они мне ещё угрожают,
И предела их наглости нет.

Жизнь, коварная, как Мефистофель,
Нас макает сперва в благодать,
А потом заставляет картофель
В пьяных монстров с балкона кидать.

Видел в грёзах ты озеро Рица,
А очнулся в реальности ты –
В той, которая грязно бранится,
Разевая щербатые рты.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.08.2017 год

* * *

Бывая в санаториях на море,
Я там усвоил правило одно:
Тебе придётся непременно вскоре
Со всеми вместе потреблять говно.

С утра приходит санаторный медик
И сообщает с радостным лицом
О том, что нынче будет на обедик
Лечебный суп со свежим говнецом.

А то придумают нептунский праздник,
Когда все мазаться говном должны,
И если ты не мажешься, проказник,
Тебе помогут черти-нептуны.

Ну и так далее – совместный отдых
Всегда с говном каким-то сопряжён.
Уж лучше прятаться на диких водах
И перейти на скромный рацион

Из выловленных в лужицах креветок,
Из крабов, пойманных на валунах,
А говноедов брось и говноедок –
Пусть плещутся в коммерческих волнах.

И ты узришь, как водною пустыней
Нептун несётся, правя лошадьми,
Зелёной, серой, розовой и синей, –
Нептун, не замечаемый людьми.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.08.2017 год

* * *

Африканские, конусом, груди
И соски непомерной длины
Удивили меня – я подумал:
«Груди быть не такими должны».

Не хотел я экзотики жаркой,
Не хотел антилопьих грудей,
Антилопятся пусть футуристы,
Это в модусе ихних идей.

Ну а я отшатнулся нервозно,
Тут же вспомнил о неких делах,
И мгновенно покинул квартиру,
Только сзади послышалось: «Ах!»

Сорок лет с той поры миновало,
Стал я маленьким, серым, как мышь,
Стал согласен на всякие груди,
Но теперь уже дудки, шалишь.

Я теперь в примирительном духе
Молодых воспитую людей:
Не кобеньтесь – прощайте подругам
Необычную форму грудей.

Ныне стражду я, ибо не понял
В оны дни, молодой блудодей,
Что создание Божье – любая,
Даже странная форма грудей.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.08.2017 год

* * *

Тихий август. Бронзируют сосны,
А на них колготятся дрозды,
А ночами настолько прохладно,
Что дрожишь: «Ды-ды-ды, ды-ды-ды».

Это значит – зима подступает,
Надо водку в запасе иметь,
А ещё – молодуху, чтоб ночью
Онемевшие члены согреть.

Но когда молодуха возьмётся
За отдельный, особенный член,
Надо вспомнить: порой молодухи
Нас толкают в погибель и тлен.

Согревать молодухи умеют,
Но умеют и тратить тепло,
Потакание этим мерзавкам
Очень многих в могилу свело.

Так читай про себя Мандельштама
Или просто похрапывай спя,
Чтоб устала твоя молодуха
И махнула рукой на тебя.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.08.2017 год

* * *

Обладая огромною силою
Или просто купив пистолет,
Я – король! Я кого-то помилую,
А кого-то, бывает, и нет.

Я расстался с былым равнодушием,
Мимо зла не могу проходить:
Вместе с силой и вместе с оружием
Возникает желанье судить.

Пистолета тяжёлую явственность
На ладони своей ощути –
И мгновенно захочется нравственность
В этом мире порочном блюсти.

Наработай телесную силищу,
Массой мышечной весь обложись,
И захочется выжечь блудилище,
То есть нашу развратную жизнь.

Так уж нравственность наша устроена:
Спит она при отсутствии сил,
Но пробудится обеспокоенно,
Если силушки ты подкопил.

Ешь белки, совершай упражнения,
Чтобы мускулов крепла гора:
Вместе с силой придёт разумение,
Различение зла и добра.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.08.2017 год

* * *

Когда-то в осеннем мраке
Я брёл домой по Москве,
И часто под фонарями
Записывал строчки две.

Мечтал я об очень многом
Помимо всех этих строк,
Но бедностью был запуган,
В любви преуспеть не смог.

И снова быстро темнело,
И вновь я со службы брёл,
И плыл навстречу фонарный
Расплывчатый ореол.

Ведь строчки уже слагались,
Поэтому он и плыл;
Не знаю, был ли я счастлив,
Но думается, что был.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.08.2017 год

* * *

Коль работаешь где-то старательно
И встаёшь в несусветную рань –
Брось стихи, а не то обязательно
Ты напишешь унылую дрянь.

Почему – я не знаю, но, видимо,
Небесами задумано так.
Брось поэзию! Краще мы пидемо
Переулком в знакомый кабак.

Шум и гам в этом месте уютненьком,
Но весь шум затихает порой,
Коль читаю я жизненным путникам
Сверхстихи, сочинённые мной.

И покажется служба нелепостью,
Ты напьёшься, нарежешься в лоск,
И поэзия с лютой свирепостью
Поутру тебе вцепится в мозг.

И стихи, что отмечены гением,
А не прежний поток чепухи,
Потекут! И с большим одобрением
Будут встречены эти стихи.

Станешь ты в кабаке знаменитостью,
Ведь призванье твоё таково;
Да, простишься с деньгами и сытостью,
Но оно ведь и стоит того.

Ты дрожал перед боссом нахмуренным,
Но другое постиг бытиё:
Пить со мной в заведенье прокуренном
И вкушать одобренье моё.

Да и карма твоя очищается,
Ведь прощается много грехов
Тем, кто с денежным миром прощается
Ради Господа, ради стихов.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.08.2017 год

* * *

Эти трое любили меня,
А теперь они умерли все,
Их судьба от меня унесла
На проклятом своём колесе.

И меня подсечёт колесо,
И меня понесёт в никуда,
В безнадёжность, – ведь этих троих
Не догнать мне уже никогда.

Но, быть может, есть луг над рекой,
Где так мягко, где можно сойти,
Где увижу я тех, кто добра
Мне желал на житейском пути.

Только нужно ли видеться нам,
Чтобы лишние слёзы лились?
Да, они мне желали добра,
Но желания их не сбылись.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.08.2017 год

* * *

«Всё пропало!» – кричу на бегу я
С перекошенным жутко лицом,
Так как вижу реальность другую
И являюсь по крику спецом.

«Всё погибло, они наступают!» –
Я кричу и бегу в никуда,
И, толкаясь, за мной выбегают
Из подъездов людские стада.

И бегут, а куда – непонятно:
Не наметил я точных путей,
И от ужаса красные пятна
Проступают на лицах людей.

Но когда прекращаю вопить я
И скрываюсь неведомо где,
То распавшийся строй общежитья
В городской воскресает среде.

Да, разграблены некие склады
И горят кое-где гаражи,
Но вернуться все граждане рады
На родные свои этажи,

К нищете, к безнадёжности, к стуже
Трудовых нескончаемых зим –
То, что в жизни бывает и хуже,
Всем понятно по воплям моим.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.08.2017 год

* * *

Есть люди, а есть исполнители,
Похожие с виду на нас,
Однако они в вытрезвителе
Когда-то подбили мне глаз.

Отъели, шурша документами,
Они у меня полстраны,
Но я рассчитаюсь с процентами,
Права мне такие даны.

Одни исполняют задания,
Порученные сатаной,
Других же творец мироздания
Снабдил ядовитой слюной.

Я попросту плюну – и многие
Обидчики злые мои
Как гады слепые, безногие
Воскреснут в ином бытии.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.08.2017 год

* * *

«Не можешь или же не хочешь?» –
Вот самый каверзный вопрос,
Который предлагает людям
Их нравственный, моральный босс.

И если попросту не хочешь,
То надо ль хныкать и стонать
Из-за того, что многим людям
Тебя случилось обогнать?

Удачники идут рядами,
Им совершенно всё равно,
Кто там, за ними ковыляя,
Вдруг шлёпнулся лицом в говно.

Тот, шлёпнувшийся, – не хотел он
Все силы приложить к тому,
Чтоб соответствовать счастливцам,
Их цепкой хватке и уму.

Он постоянно отвлекался,
Красо́ты взором он искал,
И, разумеется, в итоге
Лицом ударился об кал.

А я далёк от этих бедствий,
Я просто неподвижен – и
Полёживаю на полянке
В весьма приятном забытьи.

И если со своим вопросом
Возникнет босс в моём мозгу,
Я коротко ему отвечу:
«И не хочу, и не могу».

        Андрей Владимирович Добрынин 17.09.2017 год

* * *

Проживая в приморском отеле,
Я кишечную хворь подхватил –
Так уж принято в этом отеле,
Вот и я эту хворь подхватил.

Упиваясь подхваченной хворью,
Я лежал у себя в номерке,
Ведь больному не надо на море
Выходить и валяться в песке,

И не надо с друзьями общаться
Из различных глухих городков,
Вместе с ними пивком угощаться,
Обсуждая мильон пустяков,

И не надо в плохих заведеньях
Идиотскую слушать попсню;
Эта хворь экономит мне деньги,
Я её по заслугам ценю.

Слоем действий пустых и фальшивых
Обрастает приезд на Юга́,
Ну так кушай немытые сливы,
Абрикосы, – и вся недолга.

Хороши и немытые груши,
Пыльный персик подходит вполне
Для того, чтобы в номере душном
В вожделённой лежать тишине.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.09.2017 год

* * *

Если вам нужен мой паспорт,
Значит, вы мне не друзья,
Значит, на вас с недоверьем
Буду поглядывать я.

Паспорт – излишнее дело
Между хороших людей,
Будь ты русак, или немец,
Или индейский еврей.

Если же требуют паспорт,
Значит, хорошести нет,
Стало быть, надо не паспорт
Вытащить, а пистолет.

За недоверие многих
Поубивал я купцов,
Многих чинов из управы,
Многих нотариусов.

Снились мне эти расправы,
Я улыбался во сне,
А наяву подступают
Трупы живые ко мне.

«Ну-ка давай документы, –
Каркают. – Ну-ка давай!»
Тут уж давай документы,
Тут возражать не дерзай.

Но документов хороших
Нет у хороших людей,
И потому выгоняют
Их в толкотню площадей.

Там подходящее место,
Чтобы в тоске размышлять,
Как бы себя за бумаги,
За документы продать.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.08.2017 год

* * *

Много просьб я о помощи слышал,
Но всегда отвечал, тормозя:
«Я старик, я на пенсию вышел,
На меня полагаться нельзя».

Зря страдальцы за помощью лезли –
Я бубнил, очевидно тупя,
Что старик, что имею болезни,
Мне теперь самому до себя.

И явились незваные гости –
Навела дорогая родня;
Ничего не нашли и со злости
Топором рубанули меня.

Взяли только янтарные чётки
И какой-то серебряный лом,
Но ушли с ощущением чётким,
Что дедок получил поделом.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.08.2017 год

* * *

Иногда обращаюсь я к людям:
«Не хотите ли новых стихов?»
Им, конечно, нельзя отказаться,
Чтобы их не сочли за лохов,

За лохов бессердечных и глупых,
Для которых искусство – фигня,
И поэтому с видом тоскливым
Им приходится слушать меня.

Я читаю с огромной надеждой
Пару книжечек людям продать,
Люди слушают тоже с надеждой:
«Поскорей бы заткнулся ты, дядь».

И когда я смолкаю, то люди
Извлекают из спячки умы,
Покупают на радостях книги,
И друзьями расходимся мы.

Ну а ежели не покупают,
То досаде я волю даю
И пишу про лохов бессердечных
И про горькую долю мою.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.08.2017 год

* * *

Иногда обращаюсь я к людям:
«Не хотите ли новых стихов?»
Им, конечно, нельзя отказаться,
Чтобы их не сочли за лохов,

За лохов бессердечных и глупых,
Для которых искусство – фигня,
И поэтому с видом тоскливым
Им приходится слушать меня.

Я читаю с огромной надеждой
Пару книжечек людям продать,
Люди слушают тоже с надеждой:
«Поскорей бы заткнулся ты, дядь».

И когда я смолкаю, то люди
Извлекают из спячки умы,
Покупают на радостях книги,
И друзьями расходимся мы.

Ну а ежели не покупают,
То досаде я волю даю
И пишу про лохов бессердечных
И про горькую долю мою.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.08.2017 год

* * *

Река берегов не жалеет –
Они бесконечны,и ей
Не жалко, когда бронзовеют
Меж вётлами кучки людей.

Ни крики её не смущают,
Ни стойбищ разгульных дымок,
Ведь ей впереди обещает
Слиянье с безбрежностью Бог.

Поэтому так неуклонно
Она и стремится туда,
Хотя бороздят её лоно
Купальщиков шумных стада.

И что ей нетрезвое пенье,
И всплески, и визг у мостков?..
И ты обучайся терпенью,
И ты не жалей берегов.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.08.2017 год

* * *

Ты на камне надменно стояла,
Купол неба держа над собой,
И у бёдер вздымал опахало
Белый раб – неустанный прибой.

Ты была и осталась надменной
И меня полюбить не смогла,
Но зато над искрящейся пеной
Золотым совершенством цвела.

И поэтому ты надо мною
Вечно высишься, как божество,
Это – главное. Всё остальное
Мимолётно, ненужно, мертво.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.08.2017 год

* * *

По небу я ходил в дозоре,
Гнул смерчи, выпасал грозу.
Насыщенное фальшью море
Трусливо ёжилось внизу.

Столицы, словно осьминоги,
Сочились слизью огоньков –
Так видят всё земное боги,
И мой надменный взор таков.

Да, мне не по нутру земное,
Я не пытаюсь это скрыть,
Но я не жалуюсь, не ною,
Хоть время побуждает ныть.

Я просто запечатлеваю
Всю грязь и низость бытия,
А после водки выпиваю –
И шумно торжествую я.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.08.2017 год

* * *

«Сколько можно лаять?» – я собаку
С мягкой укоризною спросил,
Но собака продолжала лаять
Изо всех своих собачьих сил.

Более того: она старалась
Гнусно взвизгивать и подвывать,
Ну и что тут оставалось делать,
Чтобы в норму всё пришло опять?

Правильно: мне оставалось только
Выстрелить в собаку из ружья.
Уверяю: с крайней неохотой,
С отвращеньем это сделал я.

Ибо с малолетства не любил я
Ни насиловать, ни убивать,
Но вы сами посудите: если
Под луной кипит морская гладь,

Если в полном благорастворенье
Мир уже практически погряз
И погряз бы, если б не собака, –
Значит, мир я, прямо скажем, спас.

Спас морскую лунную прекрасность,
Выстрелом удачным прекратив
Нудный лай, навязчивые взвизги
И порнографический подвыв.

Мир опять законченно прекрасен,
Как крутые яйца Фаберже,
И никто, конечно, не узнает,
Сколько боли у меня в душе.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.08.2017 год

* * *

Лишь одна есть на свете цикада,
Остальные – лишь эхо одной,
И летит бесконечное эхо
Над лесистой прибрежной страной.

Бесконечное множится эхо –
Только слышима, но не видна,
Лишь одна есть на свете цикада,
Одинока во все времена.

Я пою среди Божьего сада,
Звуки эха несчётно дробя,
И единственной в мире цикадой
Ощущаю упорно себя.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.08.2017 год

* * *

Огородили всю долину,
Проходы в горы отсекли –
Здесь скоро будут делать вина
И радовать жильцов Земли.

В лесную горную прохладу
Я больше не смогу вступить,
И как уж там вино ни радуй –
Его мне будет тошно пить.

Я не увижу больше соек,
Змей, ящериц и фазанов –
По-видимому, бог попоек
Бывает иногда суров.

Божком наживы этим летом
Он предстаёт во всей красе,
И строгим именно к поэтам,
Хоть к ним и так уж строги все.

Там, где античность золотая
Венками оплела дубы,
Я более не побываю –
Нет более туда тропы.

Жить между пляжем и столовой
Я не намерен по часам,
Но в пряно пахнущий дубовый
Я более не вникну в храм.

Служил я с детства Дионису,
Не слушал никогда ханжей
И потому не ждал сюрприза
В лице собак и сторожей.

Проходы в горы перекрыли –
Туда, где я молиться мог,
А значит, бога подменили,
И он уже не прежний бог.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.08.2017 год

* * *

Подставь жерло́ бутылки ветру –
Оно ответит: «Бу-бу-бу»;
Пойми – оно тебе пророчит
Весьма печальную судьбу.

У моря ты сидишь на пляже
И пьёшь домашнее винцо,
Не замечая, как тупеет
Твоё нетрезвое лицо.

И ты уйдёшь с благого моря,
Чертя ногами кренделя,
На танцплощадке тётку встретишь,
Объёмистую, как Земля.

А чудо-девушки, стоявшей,
Как водится, чуть в стороне,
Той, что подобна небу, ветру,
И морю, и морской волне,

Ты не заметишь, ибо тётка
Так явно на разврат слаба.
Ты лишь таких и выбираешь,
И это – страшная судьба.

В бреду последнем ты увидишь
Ту девушку – и корабли
На бурном море, ибо море
Значительно сильней Земли.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.08.2017 год

* * *

Очень люты мелкие собачки
Из породы чихуахуа.
Кто собачек этих не боится,
Тот не понимает ничего.

Дело в том, что эти собачонки
Из летучих вывелись мышей,
Ночью улетают от хозяев
И летят вампирить алкашей.

Много раз они меня кусали,
Ибо я ведь, к сожаленью, пью, –
Так я передал вампособакам
Кровь спиритуозную мою.

И поэтому они трясутся
По утрам, да и в теченье дня,
И весь день лишь об одном мечтают –
Вновь дерябнуть крови из меня.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.08.2017 год

* * *

Жук влетевший гудит басовито,
Но не может в окно улететь,
А ведь в этом важнейшее скрыто,
Тут намёк заключается ведь.

Все мы бьёмся с гудением тяжким
В стены офисов или квартир,
А окно ведь стоит нараспашку,
И за ним простирается мир.

Тем не менее с глупым усердьем
Бьёмся мы головами о твердь.
Жизнь становится просто предсмертьем,
А за ним – неизбежная смерть,

Ибо выдержать эти удары
Неспособен телесный каркас,
И творец помещения старый
Заметает под плинтусы нас.

Что ты страждешь, трубач жесткокрылый?
Есть окно и пространство за ним,
Только думай летательной силой,
А не крохотным мозгом своим.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.08.2017 год

* * *

На пустынной дороге мне жутко,
Ибо может возникнуть на ней
Нечто злое, – и это не шутка,
Не пугалка для нервных людей.

Только что было пусто – и сразу
Вырастает вплотную оно,
И ведь это не бабьи рассказы,
Не сценарий плохого кино.

Много мёртвых людей по кюветам,
Много мёртвых собак и котов,
И несчастные случаи в этом
Я увидеть, прости, не готов.

Нет, я вижу дорогу пустую
С разрешённою скоростью «сто»,
На которой с какого-то хуя
Возникает неведомо что.

И уже ничего не поправить,
И никто уже не защитит –
Остаётся лишь тело подставить
Под сверкающий злобно болид.

И остаться лежальцем кювета,
Неподвижным, как мокрый мешок…
Для чего говорю я всё это?
Для того, чтоб чуждаться дорог.

Избирай потаённые тропы,
Переходов запутывай нить,
А разумней для целости жопы
Вообще никуда не ходить.

        Андрей Владимирович Добрынин 24.08.2017 год

* * *

Завывает газонокосилка,
Завывают и нервы мои,
Призывая меня оказаться
Поскорее в ином бытии –

В том, где нету газонокосилок,
В том, где нету богатых людей,
Что ровнять заставляют поверхность
Травянистых своих площадей.

Нервам я говорю: «Успокойтесь,
Солидарен я с вами, друзья,
Но загвоздочка есть небольшая –
Ведь иного-то нет бытия.

Всюду мрачный газонокосильщик,
Чтобы чрево под вечер набить,
Заставляет косилку работать,
То есть вонью плеваться и выть.

Даже в царствии Божием горнем
Доля ангела – тягостный труд,
А иначе энергий лучистых
Для прокорма ему не дадут.

Нагружает он влагою тучи,
Тянет их, выбиваясь из сил,
Чтоб газоны земных богатеев
Своевременный дождь оросил.

Не случайно мы видим порою
След горящий в ночной вышине –
Это ангел, измученный гнётом,
Мчится в ад, чтоб служить Сатане.

Там сперва он чуток погуляет –
И опять приступает к труду;
Кстати, в наше прекрасное время
Мы как раз пребываем в аду».

        Андрей Владимирович Добрынин 25.08.2017 год

* * *

Золотятся листья старой груши,
На ветру о чём-то лепеча,
Словно листьев маленькие души
Исповедуются, трепеща.

Небеса же нынче столь бездонны,
Столь всепонимания полны,
Что трепещут листьев миллионы,
От садов и до хребта горы.

Всё живое изначально гре́шно,
Ибо смерть живёт в его красе,
Оттого и каются поспешно
Вся листва, произрастанья все.

Небеса же столь проникновенны,
Столь всевидящи и нежны столь,
Что под взором неба всё, что тленно,
Чувствует мистическую боль.

Перед ликом неба ощущая
Собственную временность как срам,
Жизнь дрожит, и дрожь бежит, мерцая,
По садам, проулкам и горам.

Вместе с листьями пора и мне бы
Дух изнанкой к небу повернуть,
Ибо столь же милостивым небо
Вряд ли будем впредь когда-нибудь.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.08.2017 год

* * *

На участке с редкостной флорой
Быстро строят пансионаты.
Там собаки рычат, как черти –
Красноглазы, люты, лохматы.

Не волнуйтесь уж так, собаки,
Не показывайте зубищи.
Я не строю домов, а значит,
Ничего у вас не похищу.

Не возьму кирпича и досок,
Пусть вас это не беспокоит,
Пусть и далее нюх ваш портит,
На жаре томясь, рубероид.

Скоро выстроят заведенья,
И рекой нажива польётся.
Чтобы псы жильцов не пугали,
Псов подальше убрать придётся.

В гаражах, в раскалённых складах
На цепи им сидеть придётся.
Благодарности не бывает –
В этом мире уж так ведётся.

Я ведь тоже был верен долгу,
Сторожил духовные склады,
Ну а что получил в ответ я
И какой дождался награды?

По чужой земле прохожу я
Мимо крепких чужих заборов,
И рычат на меня собаки,
Проявляя свой рабский норов.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.08.2017 год

* * *

По камням расхаживают крабы,
Поедают скользкую траву.
Отловить бы одного хотя бы
И с собою привезти в Москву.

Я бы, в тёплой ванне отмокая,
На себе пастись его пускал.
Мне бы мнилось: я скала такая
Из плеяды черноморских скал,

Где пасутся маленькие крабы,
Где мальков гуляют косяки,
Где порой повизгивают бабы,
Коих нежно щиплют мужики,

И, в напеве слившись бесконечном,
Слышались бы всплески в голове,
То есть я бы становился вечным, –
Вот зачем мне нужен краб в Москве.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.08.2017 год

* * *

Однажды нализались двое,
И нализались до того,
Что каждый превратился в злое,
Обидчивое существо.

И в жизни друга стали оба
Искать какое-то пятно.
Что так подействовало – злоба
Иль просто хлебное вино?

И выяснили друг про друга
Такое эти господа,
Что разбежались с перепугу
Навеки, то есть навсегда.

Здесь важно всё: поверь, что прав ты,
Будь зол и водки не жалей –
Так докопаешься до правды
О сущности твоих друзей.

Ведь так бывало и со мною:
Любовь к себе, плюс гадкий нрав,
Плюс, разумеется, спиртное –
И ты кругом выходишь прав.

Уходит друг разоблачённый
В житейскую густую мглу,
А ты сидишь, непобеждённый
И радостный, в своём углу.

И думаешь: ещё кого бы
Мог пригласить на ужин ты?
Ведь накопилось много злобы,
И выпивки, и правоты.

        Андрей Владимирович Добрынин 26.08.2017 год

* * *

Сколько ты знаешь о море?
Столько же, сколько и я:
Рыбы, медузы, моллюски,
Множество форм бытия.

Ну а вот девушка Оля –
Это моллюск или что?
Смотрит на Олю мужчина,
Коему стукнуло сто.

Этот мужчина согласен
Несколько тыщ заплатить,
Только б у девушки Оли
Тайные створки раскрыть.

Я навидался в столице
Нищих, унылых мужчин,
Плачущих в ходе беседы
Часто без всяких причин.

Их не Чубайс обескровил,
Бледными сделал, как моль,
А тяготение к створкам
Жадных, расчётливых Оль.

Нищие съездили к морю
С пачкой последних рублей, –
К морю, где хищные Оли
Ждут благородных людей.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.08.2017 год

* * *

Вот консервная банка на пляже,
Вот и камешков сколько угодно,
И, конечно, игру в вышибалки
Мы начнём чрезвычайно охотно.

А ведь если бы не вышибалки,
Не швыряние в банку камнями,
Студенистое бледное время
Нависало бы нудно над нами.

И глядело бы с вечным укором,
Хоть бесцветно, но всё-таки остро, –
Хорошо, что спортивные игры
Избавляют от этого монстра.

Опасаясь спортивных снарядов,
Диких выкриков, запаха пота,
Время прочь уползает со вздохом –
В норы некие, в тайные соты.

И когда, осклабляясь свирепо,
Нас безвременье схватит за икры,
Время нам помогать не захочет,
Помня наши спортивные игры.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.08.2017 год

* * *

Я хочу о крабе сочинить романсик:
Он бежит по камню, словно дилижансик,
С целью непонятной и слегка зловещей,
И при виде краба дева затрепещет.

Дева затрепещет, потому что вспомнит:
Во дворце у краба много тысяч комнат,
Много тысяч бочек с золотом Америк…
Ради краба стоит бросить душный берег.

Во дворце у краба – пёстрые каменья,
Вместо гобеленов – водные растенья,
Из кораллов мебель, люстры, канделябры…
И у нежной девы вырастают жабры.

Дева ловко прячет жаберные щели,
Но потом воскликнет: «Как мне надоели
Нищие мужчины с похотью во взоре!» –
И по зову краба дева прыгнет в море.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.08.2017 год

* * *

Да, бывают и длинные ноги,
Да, бывают и стройные станы,
Да, бывают и дивные очи,
Как у лучших актрис Индостана.

Но и ноги, и станы, и очи
Обходили меня стороною,
Так что обществом был я обижен,
Обездолен своею страною.

По какому позорному праву
Жар любви мне остался неведом?
От обиды я стал косоглазым,
А вдобавок – большим русоедом.

И теперь патриоты квасные
С их кремлёвским хозяином вкупе
Созерцают меня на ток-шоу,
Словно муху, плывущую в супе.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.08.2017 год

* * *

Неслышный кот прошёл участком
И в кухню летнюю вошёл.
Оттуда визг его донёсся
И женский выкрик: «Брысь пошёл!»

И кот, прижав трусливо уши,
Бежал и скрылся в глубь кустов.
Хотел бы он иметь беруши,
Чтоб не слыхать тех горьких слов.

Ведь он пушист и элегантен,
При чём тут это слово – «брысь»?
Но в жизни так и происходит
Всегда, к чему ни прикоснись.

Ты элегантен, ты художник,
Но в мире кто тебя поймёт?
Считается, что ты не должен
Иметь обыденных забот.

Распорядителями пищи
Расценивается как бунт
Твоя несмелая попытка
Проникнуть в ихний котлопункт.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.08.2017 год

* * *

Комар, похоже, что-то знает –
Звеня занудливой струной,
Он явно мне напоминает
О чём-то, не свершенном мной.

Меня иглою прободая
И порождая кожный чёс,
Он ждёт, чтоб я восстал, решая
Какой-то мировой вопрос.

Но в том и яд таких вопросов,
Что их никак нельзя решить,
И вот теперь комар-философ
Мне не даёт спокойно жить.

Он тьму гудением колышет –
Зачем? Порядок нерушим,
Ведь люди попросту не слышат
Решений, неудобных им.

Решения давно созрели,
И этот факт отнюдь не нов,
Но люди никогда не ели
И не едят таких плодов.

Им нравятся плоды иные –
Эстрада, сладкое кино,
А все вопросы мировые
Для них – унылое говно.

И я не склонен даже пукнуть
Во имя просветленья масс –
Мне проще комара пристукнуть,
Дабы не ныл в мой тихий час.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.08.2017 год

* * *

Баклан смешно на камне топчется,
Суша под ветром оперение,
И моего хватает общества
Ему для дачи представления.

Он раскрывает угловатые
Крыла, и в позе геральдической,
Тщеславен, как и все пернатые,
Имеет вид идиотический.

Не так же ль ты, поэт, бакланствуешь,
А публика глядит скучающе,
Как ты паясничаешь, пьянствуешь
И выглядишь неподобающе.

Но все топтания, виляния,
Принятье образа порочного
Не привлекут к тебе внимания,
По крайней мере – долгосрочного.

Предельно сократи движения,
Стань твердью, море будоражащей:
Достойна глыба уважения,
А не баклан, на глыбе пляшущий.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.08.2017 год

* * *

В созвездия вдавились горы,
И небо вздрагивает сплошь.
В садах – сверчки и разговоры
И те слова, которых ждёшь.

В пещере виноградной двое
Сидят под лампой, пьют вино,
И кем-то слово роковое
Спокойно произнесено.

Во мраке сотни разговоров
Ведутся о судьбе твоей,
Но ты проходишь вдоль заборов –
И с каждым шагом смысл темней.

И ты идёшь в мечтах о чуде,
Не вправе постучаться в сад –
В пещерах виноградных люди
Всё сами за тебя решат.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.08.2017 год

* * *

Не презирай и не озлобься,
Пусть окружающее злит –
Люби, и пой, и антилопься,
И сохраняй весёлый вид.

Скандалят пьяные соседи
Иль скачут, музыку включив,
Но ты не злись, не рвись к победе
Над теми, кто и так не жив.

Найди людей, святое чтущих,
Таких, в которых Бог живёт,
И с ними мудрствуй у текущих
Куда-то в неизвестность вод.

Друзья научат не прельщаться
Тщетой людского бытия,
Меж тем как антилопы мчатся
В свои счастливые края.

Нельзя узреть, нельзя измерить
То, что Господь за степью скрыл,
Но в те края и надо верить,
Покуда только хватит сил.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.08.2017 год

* * *

Нечто с надеждою лезло на берег,
Но, к сожаленью, не вылезло, ибо
В ходе движения окаменело
И превратилось в прибрежные глыбы.

Волны плюют на тяжёлых уродцев,
Не уважая почтенную старость;
Глыбы не в силах прервать униженья,
Но устремленье на берег осталось.

Так же и я из рассола на берег
Рвался – и вдруг оказался из камня;
Я на руках подтянуться не в силах,
А унижения хлещут в глаза мне.

Каменная навалилась усталость,
Так пострадал за былые грехи я,
Но уважайте стремленье хотя бы
Из студенистой первичной стихии.

Мощная приобретённая тяжесть,
Разве она – не предмет уваженья?
Та, что сгустилась в первичном рассоле
Рабства, бесправия и униженья.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.08.2017 год

* * *

В Москве, в угаре алкоголя
(А как ещё прожить в Москве?)
Я всяческие жизнероли
Прокручиваю в голове.

Хочу быть тем, хочу быть этим,
А то ещё блестящим тем,
Но чую, чую: много с этим
Ужасных связано проблем.

И говорю голодным детям
И плачущей супруге: «Цыть!
Не склонен быть ни тем, ни этим,
И вообще не склонен быть».

        Андрей Владимирович Добрынин 31.08.2017 год

* * *

Когда мой труп к земле прибило,
Его окутали мальки
И углубить в меня собрались
Свои ничтожные клыки.

Но тут уж я, конечно, ожил
И возмущённо говорю:
«Вы что же думаете, гады,
Я вам всё тело подарю?

Ну жрите ядра, жрите пенис –
Он всё равно мне ни к чему,
Но вот лицо прошу оставить,
Оно мне нужно – потому,

Что хоронить меня стекутся
Все, кто в Москве не очень глуп,
И этим честным людям надо
Во что-то целовать мой труп».

        Андрей Владимирович Добрынин 01.09.2017 год

* * *

Понятны мне в лесу прибрежном
Слова и символы судьбы:
Раскатистые крики соек,
Увитые плющом дубы.

Сюда герой античных мифов
Пришёл с затупленным мечом,
Услышал этих вечных соек –
И умер, и покрыт плющом.

И снова вскрикивает сойка,
Просвёркивает стрекоза,
И смотрят, смотрят из-под листьев
Пустые мёртвые глаза.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.09.2017 год

* * *

Несчастного кота распяли
Не за какую-то вину,
А просто детки поиграли
С его участием в войну.

Он был врагами в плен захвачен,
И предан пыткам, и казнён,
И чрезвычайно озадачен
Был этаким раскладом он.

Ведь тайн военных он не ведал
И со стола не крал харчей, –
За что ж его Создатель предал
Команде юных палачей?

И Бог внушительно ответил:
«За то, что плохо знаешь жизнь.
Коль видишь, что играют дети, –
А люди все, по сути, дети, –
Подалее от них держись».

        Андрей Владимирович Добрынин 02.09.2017 год

* * *

В том краю, где растут абрикосы,
Виноград, мушмула и инжир,
Старикам задавал я вопросы,
Чтоб понять окружающий мир.

Старики говорить не хотели,
Если водочки им не нальёшь,
А потом выпивали, хмелели
И плели несусветную ложь.

С удивленьем я видел, что смысла
В головах стариковских нема –
Да, обычного здравого смысла,
А не то что большого ума.

Ничего в результате не зная,
Я до старости дожил и сам,
И горилка течёт даровая
По моим стариковским усам.

Ибо я без неё не согласен
Просвещать и учить молодняк,
И привык я к плетению басен,
Приучился гонять порожняк.

Надо слушать без лишних сомнений,
Как я слушал других стариков –
Так слагается связь поколений,
Бесконечная цепь дураков.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.09.2017 год

* * *

Водители куда-то мчатся, –
А можно пояснить, куда?
Вам сэкономленное время
Уж так ли важно, господа?

Вы мчитесь с безобразным рыком,
Подобны сказочному псу,
Чтоб дома у телеэкрана,
Зевая, ковырять в носу.

А вот меня вы напугали,
Я испытал холодный страх,
Представив, как лежу я сбитый,
Глотая придорожный прах.

А уж кровищи-то, кровищи,
А уж мозгов, а уж кишок!
От мысли, что тебя задавят,
Всегда испытываешь шок.

А ведь задавят непременно,
Им это пара пустяков, –
Задавят, ибо торопились
На сериал про бандюков.

Я – маленький комочек жизни,
И никому меня не жаль –
При этой мысли ощущаю
Я беспредельную печаль,

Которая перерастает
Затем в томительную злость.
От этой злости я в кармане
Ношу огромный ржавый гвоздь.

Корябаю автомобили –
Порой за вечер штук по сто:
Коль всё равно меня задавят,
Так уж хоть было бы за что.

        Андрей Владимирович Добрынин 02.09.2017 год

* * *

Думалось: что мне любая опасность,
Что за беда меня может пронять,
Ежели эту прибрежную ясность
В душу себе я сумею принять.

Да, я прочувствовал ясности чудо,
Чудо почти неземной чистоты,
Над копошеньем приморского люда,
Чьи побужденья не так уж чисты.

Вот и ещё оградили участок,
Вот и ещё возвели особняк,
Ждут там певичек, актёрок, гимнасток,
А сочинителей? Как бы не так.

Отгородили долину и реку,
В горы уже не пойдёшь погулять,
И ясновидящему человеку
Места не склонен никто оставлять.

Ясное небо никак не повинно
В том, что господствует сила тщеты,
Но пораженье прими как мужчина,
Ежели ясность прочувствовал ты.

Землевладельцы хоромы возводят,
Толпам достались харчевни и пляж,
А ясновидцы тихонько уходят,
Словно разбитое войско уходят,
Ибо сей берег уж больше не наш.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.09.2017 год

* * *

Бывают сны настолько жуткие,
Что впору сигануть в окно
Иль звать на помощь окружающих,
И это вовсе не смешно.

Меня, к примеру, негры лютые
Хотели жарить в этих снах,
А возражения разумные
Отбрасывали с криком: «Наххх!»

И ведь действительно зажарили,
И жрали с жадностью большой,
А в довершенье надругательства
Мерзавцы испражнялись мной.

Я стал с тех пор слегка пованивать
И приобрёл говнистый нрав,
А с ним и полную уверенность,
Что я во всех вопросах прав.

Да, много разных неприятностей
Нам надо в жизни испытать,
Чтоб к жизни как-то приспособленней
И просто мужественней стать.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.09.2017 год

* * *

Изящество женщины этой
Огромно. Оно таково,
Что я её образ лелею
И многого жду от него.

Я верю: она этот образ
В квартиру мою принесёт,
И что-то меж нами большое
И тёплое произойдёт.

Но может случиться такое,
Что дама начнёт рассуждать,
Начнёт за изящество плоти
Пожизненных бонусов ждать.

Конечно, торгашество это
Во мне кавалера убьёт.
Скажу я: «Отсюдова выход
Находится там же, где вход.

Без вас проживу я прекрасно
На тихом своём этаже.
Несите свой образ подальше
И впредь не вносите уже».

        Андрей Владимирович Добрынин 03.09.2017 год

* * *

Среди россыпи бликов в листве
Тенью некая птичка порхает,
И прохожий обличья её
И названья вовек не узнает.

Он запомнит лишь тонкую трель –
И задёрнется листьев завеса,
И таинственным станет опять
Золотое мерцание леса.

Мне достаточно, если хоть раз
Так споёт моя бедная лира,
Что прохожий почувствует вдруг
Всю таинственность этого мира.

Пусть восторга запомнится дрожь,
А не имя моё, не обличье –
Так издревле вершится оно,
Наше дело певучее птичье.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.09.2017 год

* * *

Спотыкаясь, бредёт по посёлку
Тётка толстая лет сорока.
Прибыла она в южный посёлок,
Чтоб себе подобрать мужика.

По прибытии же оказалось,
Что пристроены все мужики.
Значит, надо таскаться на море,
Тягомотное, как рудники,

Погружаться в противную воду,
Втихаря испражняться в воде
И раздумывать: море – повсюду,
А любви не увидишь нигде.

Тётка, знай: я тебя понимаю,
Как и ты, я взыскую любви.
Увидав у кафе «Барабуля»,
Ты мгновенно меня позови.

А уж ежели там не увидишь,
То поверь, что сердиться нельзя,
Это значит – меня в Краснодаре
Задержали плохие друзья.

Там ведь тоже кафе «Барабуля»
У Центрального рынка стоит.
Там сижу я с плохими друзьями,
Перед нами закуска стоит,

Перед нами теснятся бутылки,
И мы падаем с ними в борьбе,
Но при этом я думаю, тётка,
Исключительно лишь о тебе.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.09.2017 год

* * *

Велика эта женская взвинченность,
Не поверите, сколь велика:
Только вымолвил что-то шутливое –
Сразу в пах получаешь пинка.

И кривишься в гримасе болезненной,
Бывший франт, а теперь полутруп,
И сквозь слёзы мучительно думаешь:
«Для чего я пришёл в этот клуб?

Я ведь знал: собираются женщины
В этом клубе, и крепкое пьют,
И, напившись, себя вызывающе
С человеком обычным ведут.

Почему не пошёл я поблизости
В клуб изысканный для голубых,
Где все люди культурны и вежливы
И приязненны взоры у них,

Где любые твои выступления
Понимают лишь в добром ключе,
Ибо ты посетителям нравишься
И как личность, и так, вообще».

        Андрей Владимирович Добрынин 05.09.2017 год

* * *

Есть святые грибы на Кубани
В форме маленьких правильных призм:
Подкрепившись такими грибами,
Сразу видишь вблизи коммунизм.

И такое великое счастье
Накрывает тебя с головой,
Что, казалось бы, даже Чубайса
В коммунизм захватил бы с собой.

И бредёшь, хохоча, по дороге,
И в объятья сгребаешь народ,
А потом заплетаются ноги:
Их всё тот же Чубайс заплетёт.

Упадёшь, разобьёшь себе рыло –
Вот расплата за твой гуманизм,
Ведь чудовищной глупостью было
Брать Чубайса с собой в коммунизм.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.09.2017 год

* * *

Это было три года назад:
Золотой предвечерний туман,
Алычёвый заброшенный сад,
А по саду гуляет фазан.

Он, курлыча, подругу зовёт,
С ним живущую в этом раю,
И закат набухает, как плод,
Заполняя всю память мою.

В этой памяти – звоны сверчков,
Воздух сада – как сладкий настой,
И гуляет меж старых стволов
Величавый фазан золотой.

Если мира неправилен строй,
Если тягостна жизни страда,
В этот сад ухожу я порой,
А однажды уйду навсегда.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.09.2017 год

* * *

Бухта тихая в горном венце,
Вздохи моря и вздохи олив,
Здесь хожу я, небрит и ленив,
И с улыбкой на пьяном лице.

Хорошо, что в конце бытия
Я вобрал в себя крымский простор
И что старая кожа моя
Как бы мёд выделяет из пор.

Это мёд мускателя, пино
И портвейна различных мастей.
Я живу уже очень давно,
Засиделся я между гостей.

Ну а если пора уходить,
То лишь так, то лишь в горном венце,
И со вкусом портвейна во рту,
И с улыбкой на пьяном лице.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.09.2017 год

* * *

Да, слоны киммерийские складчаты
Раньше были, и стали горами,
И теперь они мирно господствуют
Над землёй и морскими ветрами.

Механизм превращения этого
До конца мне ещё не понятен,
В объясненьях же Макса Волошина
Много белых таинственных пятен.

Ясно только одно: что случаются
Предвечерние миги такие,
В кои выступить может подсказчиком
Ветер, море, другая стихия.

Слушай шёпот иссушенных зарослей,
Гул волны, умирающей в брызгах,
И внезапно поймёшь помышления
Вросших в землю слонов киммерийских.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.09.2017 год

* * *

Тень виноградных листьев
На чистой белой стене –
Это и только это
Хочется видеть мне.

Ведь в образе этом зыбком
Так много заключено:
Чистое небо, ветер,
Горных лесов руно,

На море белые всплески
Среди густой синевы…
Возьмите всё, но оставьте
Тень виноградной листвы.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.09.2017 год

* * *

Малость чокнутый, как все поэты,
Я сижу на тверди парапета,
Отгораживающего пляж,
И ворчу: «А Крым-то всё же наш».

Я, конечно, небольшая птица,
Тем не менее мне Крым сгодится,
Многое я в жизни отдавал –
Пусть шумит о том понтийский вал.

Отобрали многое, не спорю,
Но теперь есть небо, ветер, море,
Складчатые дальние холмы, –
Значит, всё же в выигрыше мы.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.09.2017 год

* * *

Мы сидели в борделе «Эдем»
И массандровский пили мускат,
Понимая, что нам из борделя
Быть не может дороги назад,

Потому что сегодня никто
Просто так нам уже не даёт,
А коль всё-таки чувства проявишь,
Так ещё и в глаза наплюёт.

Тем не менее надо любить
И в соития надо вступать,
Вот поэтому мы и привыкли
Здесь, в борделе, любовь покупать.

Вот поэтому мы и сидим
Каждый вечер в борделе «Эдем»,
Но как только доходит до секса,
Пожимаем плечами: «Зачем?»

Всё равно мы купили любовь
И она не уйдёт никуда,
То есть нас, получается, любят,
Невзирая на наши года.

А того, кто удачлив в любви,
Не пугают уколы проблем,
Потому осуждать и не стоит
Нас, сидящих в борделе «Эдем».

        Андрей Владимирович Добрынин 10.09.2017 год

* * *

Коль спьяну проявил ты щедрость,
То не кори себя за то:
Ты поступил, конечно, глупо,
Но восхитительно зато.

Толпа, напившаяся водки
За твой неистощимый счёт,
Тебя с восторгом вспоминает
И песни о тебе поёт.

Из этих песен ты узнаешь,
Сколь ты велик, сколь ты хорош.
Конечно же, в толпе мелькает
И несколько унылых рож.

Они-то поступали умно,
Остались денежки при них,
Но кто об этих людях вспомнит,
Тем более – споёт о них?

Никто не вспомнит, не захочет
И пары строк о них сложить,
А разве что захочет кучу
На их могилу наложить.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.09.2017 год

* * *

Спит в чистом небе ящер Меганома,
На зыбь морскую лапы возложив;
Ему в тысячелетьях все знакомо,
И он поэтому лишь втайне жив.

И мне всепонимание присуще,
Как небу и как мысу Меганом,
И потому в курортной пляжной гуще
Лежу я, убаюканный вином.

Я всё прочел, я обо всём подумал –
И ничего на свете не люблю,
И потому тяну портвейн угрюмо
И целый день на пляже пьяный сплю.

        Андрей Владимирович Добрынин 11.09.2017 год

* * *

Насторожился ты, мыс Меганом,
Тучные складки напряг,
Ведь наконец-то доплыл до тебя
Я – сухопутный моряк.

Так содрогнись, от земли оторвись –
И поплывём на закат,
В место такое, где все корабли,
Некогда плывшие, спят.

Долго земными и плотскими мы
Были с тобой, Меганом,
Время настало уйти в никуда,
Стать нескончаемым сном.

Сном человека, который в миру
Делает всё, что велят,
Но устремляет порой в никуда
Сном затуманенный взгляд.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.09.2017 год

* * *

Хохлатые птички в пыли на дороге
Порхают, чего-то ища,
А возле дороги струятся оливы,
Спадают завесы плюща.

Я вас умоляю, хохлатые птички:
Летите скорей в небеса,
Оттуда увидите парус на море
И в горных ущельях леса.

Увидите домики, эту дорогу,
На ней – золотящийся свет,
В котором медлительно к морю плетётся
Талантливый русский поэт.

Бредет он в тиши и стихи сочиняет,
Чтоб радовать ими людей, –
Такое не часто увидите, птички,
Вы в маленькой жизни своей.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.09.2017 год

* * *

Сижу в татарском ресторане
И пью «Мадеру серсиаль».
Певичка на телеэкране
Поёт про женскую печаль.

Про то, что счастья в мире нету,
Коль нет любимого лица…
Сопровождает песню эту
Убийственная «ум-ца-ца».

Прислушиваясь машинально,
Я думаю: «Какая ложь!
Ведь в мире то как раз печально,
Что в нём людские лица сплошь.

И надо видеть их ухмылки,
И надо слышать их слова…»
Но, к счастью, есть вино в бутылке,
Вид гор и моря синева.

Нашёптывает мне мадера,
Её мистический букет,
Что счастье – в далях без предела,
Где лиц и не было, и нет.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.09.2017 год

* * *

Младенцы тяжёлую скуку
Наводят всегда на меня.
И что вы так носитесь с ними,
Тетешкая их и дразня?

Подумайте: этот плешивец
В потенции ведь человек,
А значит, он вынужден будет
Прожить человеческий век

Со всей его тягостной болью,
Со всеми страстями его.
Поймите, что всякий младенец –
Несчастнейшее существо,

Ведь мы-то уже притерпелись
К ударам, утратили стыд,
Ему же, бедняге, впервые
Пройти через всё предстоит.

И, чтоб отвести от младенца
Грядущую эту беду,
Всегда я сильнейшего яда
Ему подсыпаю в еду.

И маленькому бормотальцу,
Что вскоре затихнет навек,
Шепчу я: «Возрадуйся! Ибо
Не сбылся ты как человек».

        Андрей Владимирович Добрынин 14.09.2017 год

* * *

«В жизни теперь – только гнусные рожи,
Запах дерьма.
Сводят с ума сожаленья о прошлом,
Сводят с ума».

Так говорил сочинитель известный,
Знающий свет.
Ранее пол к нему жался прелестный,
Ныне же – нет.

То есть он женщин любимых утратил
Очень давно,
Вот и долбит в одну точку, как дятел –
Жизнь, мол, говно.

Что же ему возражу я на это?
Да ничего.
Неинтересны мне муки поэта,
Злоба его.

Я ведь всех женщин, утраченных мною,
Всё же люблю,
Вслед им гляжу, словно чудо морское –
Вслед кораблю.

Чудо морское исследует воды,
Рифы и дно,
Но красоту корабельных обводов
Помнит оно.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.09.2017 год

* * *

Я люблю сенильон, мускатель,
Каберне, шардоне, санджовезе,
Все мускаты, а также мерло
И все вина из Архадерессе.

Стал я весь словно клумба в цвету
От напитков таких превосходных,
И когда я по пляжу иду,
То смущаю всех девушек модных.

И все девушки следом бегут,
И, конечно, я знаю причину –
Просто им не случалось вовек
Благовонного видеть мужчину.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.09.2017 год

* * *

Былины об автомобилях
Рождают в нас живейший отклик,
И саги о постройке дачи,
И сказы про ремонт квартиры.

Но если о страданьях ближних
Нам толковать начнёт зануда,
То эти толки вызывают
У нас сильнейшую зевоту.

Кто эти ближние? Какое
Они имеют отношенье
И к нашему большому телу,
И к нашим дачам и квартирам?

О том, что нам и вправду близко,
Мы лучше всяких ближних знаем,
А лишних сведений не надо
Нам, занятым чрезмерно людям.

Все эти сведенья о ближних
Себе вы в задницу засуньте,
А то ведь мы себя сумеем
Предохранить от всяких ближних.

Сумеем нанести ужасный
Удар и вышибить вам зубы,
Сумеем вас свалить на землю
И долго-долго бить ногами.

Гораздо безопасней будет
О бизнесе составить сагу
И нам – а мы умеем слушать –
Её почтительно поведать.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.09.2017 год

* * *

То, чему не дано случиться,
То, что попросту невозможно,
Постоянно стучится в душу –
Так, что делается тревожно.

Для чего мне любовь былая
Так упорно в душу стучится,
Словно сбыться упорно хочет
То, чему никогда не сбыться?

Или есть бытиё иное,
В коем я воскресну когда-то,
Где исполнятся все надежды,
Где восполнятся все утраты?

Но устал я. С меня довольно
Пережитых здесь треволнений,
Ничего душа не желает,
Подломились её колени.

Слишком много было желаний,
Хоть сбылось и не слишком много.
Я хочу покоя, покоя,
И отсюда моя тревога.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.09.2017 год

* * *

Все детеныши любят играть,
И щенки, и котята, и дети,
Потому что не могут понять
Всей серьёзности жизни на свете.

Только черви не любят играть,
Черви умными сразу родятся
И в различном гнилье потому
С малолетства уже копошатся.

Дети носятся, дико вопя,
И себе черепа разбивают,
Ну а черви работают – и
Процветают и преуспевают.

Большеглазый малец перестал
Голосить, и скакать, и дразниться,
И прилежные черви пришли,
Чтоб над этим мальцом потрудиться,
И грызут его нежную плоть,
И буравят большие глазницы.

До добра не доводит игра,
Ну а труд – он у Бога в почёте.
Я играл и смеялся всю жизнь,
Относился прохладно к работе,
Вот поэтому вы и меня,
Работящие черви, сожрёте.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.09.2017 год

* * *

Надо уметь быть бедным,
Как этот иссохший ствол,
Который в степи полынной
Стоит, совершенно гол.

Ему не нужны прохладой
Наполненные леса,
Ведь все его очертанья
Врезаны в небеса.

Надо уметь быть бедным,
Стать голым среди древес,
Чтоб врезать, как иероглиф,
Себя в пространство небес.

Бедны ствола очертанья,
Зато настолько чисты,
Что стали призывом к небу
Из мира здешней тщеты.

Ствол скинул богатство листьев,
Древесное естество,
И высь пронзает собою –
И высь приемлет его.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.09.2017 год

* * *

Лишайника жёлтые письмена
На зубчатом валуне,
А над валуном – корявый дубок
В безоблачной вышине.

Струятся блики в его листве –
Ведь с моря несётся бриз;
Дубок летит, а валун лежит
И смотрит упорно вниз.

И письмена на его челе
Знающим говорят:
Те, что лежат и землю гнетут,
Не любят тех, что летят.

И прыгнет вниз однажды валун
В весенний мутный поток.
Напрасно ты вырос на валуне
Когда-то, милый дубок.

Растерзан злобной талой рекой –
Иссохнешь, как и она,
За то, что не мог на камне прочесть
Жёлтые письмена.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.09.2017 год

* * *

Эта девушка – маленький Ленин,
Ибо знала немало путей,
К процветанью и счастью ведущих
Нас, простых неразумных людей.

Знала точно, что́ следует делать,
В ситуации каждой она;
Возраженья у ней вызывали
То же бешенство, как у слона.

Знала в точности девушка эта,
Что носить нам и что покупать,
И порой свысока позволяла
На полшишечки с ней переспать.

Ах, любимая девушка-Ленин,
Ах, любимая девушка-слон,
Ты ведь стала невинною жертвой
Наступивших развратных времён.

Расплодился микроб анархизма,
Все кумиры упали во прах,
Да и девушка-слон целлюлитом
Обросла на заду и боках.

Нынче Ленина ниспровергает
Каждый олух, что вхож в Интернет.
Избежала ли девушка-слоник
Злых тенденций? Конечно же, нет.

Не зовут эту девушку больше
Ни на пьянство уже, ни на блуд,
А работать зовут поварихой
Иль совсем никуда не зовут.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.09.2017 год

* * *

«Не можешь или же не хочешь?» –
Вот самый каверзный вопрос,
Который предлагает людям
Их нравственный, моральный босс.

И если попросту не хочешь,
То надо ль хныкать и стонать
Из-за того, что многим людям
Тебя случилось обогнать?

Удачники идут рядами,
Им совершенно всё равно,
Кто там, за ними ковыляя,
Вдруг шлёпнулся лицом в говно.

Тот, шлёпнувшийся, – не хотел он
Все силы приложить к тому,
Чтоб соответствовать счастливцам,
Их цепкой хватке и уму.

Он постоянно отвлекался,
Красо́ты взором он искал,
И, разумеется, в итоге
Лицом ударился об кал.

А я далёк от этих бедствий,
Я просто неподвижен – и
Полёживаю на полянке
В весьма приятном забытьи.

И если со своим вопросом
Возникнет босс в моём мозгу,
Я коротко ему отвечу:
«И не хочу, и не могу».

        Андрей Владимирович Добрынин 17.09.2017 год

* * *

Проживая в приморском отеле,
Я кишечную хворь подхватил –
Так уж принято в этом отеле,
Вот и я эту хворь подхватил.

Упиваясь подхваченной хворью,
Я лежал у себя в номерке,
Ведь больному не надо на море
Выходить и валяться в песке,

И не надо с друзьями общаться
Из различных глухих городков,
Вместе с ними пивком угощаться,
Обсуждая мильон пустяков,

И не надо в плохих заведеньях
Идиотскую слушать попсню;
Эта хворь экономит мне деньги,
Я её по заслугам ценю.

Слоем действий пустых и фальшивых
Обрастает приезд на Юга́,
Ну так кушай немытые сливы,
Абрикосы, – и вся недолга.

Хороши и немытые груши,
Пыльный персик подходит вполне
Для того, чтобы в номере душном
В вожделённой лежать тишине.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.09.2017 год

* * *

Измождённые жарой собаки
С видом страждущим лежат в тени.
Грезятся им мусорные баки –
И хвостами дёргают они.

Мнится им, что пришлые собаки
Возле баков собрались толпой,
И уже настало время драки,
Время начинать смертельный бой

За свои законные отбросы,
И загрызть непрошеных гостей,
Но, по сути, таковы же грёзы
Большей части нынешних людей.

Вся их жизнь – как эта пёсья дрёма,
Все угрюмо грезят наяву
И готовы пасть порвать любому
За свою зловонную жратву.

        Андрей Владимирович Добрынин 18.09.2017 год

* * *

Из-за женщины я горевал,
Мукой совести я угрызался,
Целовал я её, целовал,
А потом целовать отказался.

Не могу, говорю, хоть убей,
В этих глупостях смысла не вижу,
А она из-под ломких бровей
Вдруг пустила солёную жижу.

И бежал я, позорно бежал,
Словно в анус мне сунули перцу,
И раскаянье тысячью жал
С той поры мне впивается в сердце.

Я в буддийский бежал монастырь,
Уповая на горнюю милость,
И духовный сказал поводырь:
«Очень жаль мне, что так получилось.

Так не должен буддист поступать,
Быть для ближних подобьем полыни.
Значит, будешь меня целовать,
Избавляясь от пошлой гордыни».

        Андрей Владимирович Добрынин 18.09.2017 год

* * *

Предпринимательство – для юмористов,
А не для вас, тоскливцы и уныльцы.
Глаза предпринимателей лучисты,
У каждого – улыбчивое рыльце.

Мы для предпринимателей потешны –
С потугами снискать благополучье,
С попытками трудиться всё успешней,
А нам не лучше, – нет, отнюдь не лучше.

Вот вам предпринимательская шутка,
Которая изрядно затянулась,
Вот чьё-то рыльце, весело и жутко
Из-за кулисы глянув, улыбнулось.

И кажется: не по житейской клетке
Мы все шныряем в поисках доходов,
А исполняем в бойкой оперетке
Потешный танец глупых нищебродов.

        Андрей Владимирович Добрынин 19.09.2017 год

* * *

Мне снилось, что пришла проверка
И проверяют паспорта,
И мысль в мозгу заголосила:
«Бежать бы надо, но куда?!»

Потом явилась мысль другая
И стала первой возражать:
«Ведь паспорт у тебя в порядке,
Зачем, дурак, тебе бежать?»

«Не смейте мне дерзить! – вскричала
Мысль первая. – Ведь Путин лют,
Ещё лютей его клевреты,
Они зацепочку найдут.

Они мгновенно дело слепят,
“Хватай и грабь” – вот их девиз.
Куда бежать?» – буквально криком
Кричала пуганая мысль.

И стал я бешено метаться,
Упал с кровати на паркет
И только тут, очнувшись, понял,
Что никакой проверки нет

И что пытать меня не будут,
Не станут водворять в тюрьму,
Что в целом мире я не нужен
На самом деле никому.

        Андрей Владимирович Добрынин 20.09.2017 год

* * *

Собаки чешут задней лапой
Себя под челюстью, – и я,
Как вы, хочу уметь чесаться,
Мои блохастые друзья.

Вот так почешешься при даме,
Приняв весьма довольный вид,
И, пусть от изумленья только,
Но ни одна не устоит.

В президиуме почесаться
Вот так же – и притихнет зал,
Стремясь постигнуть, что за мудрость
Сей чудо-человек сказал.

А если сможешь почесаться
Вот так же в ресторане, то
С тебя гораздо меньше денег
Возьмут за это и за то.

Тогда как если ты заявишь,
Что ты, мол, признанный поэт,
Тебя и сильно обсчитают,
И плюнут с омерзеньем вслед.

        Андрей Владимирович Добрынин 21.09.2017 год

* * *

Гостиница среди олив, и тростников,
И прочих зарослей, – их бриз едва колышет,
А небеса, где нет уж месяц облаков,
На местность скромную слепящим жаром дышат.

Жильцы разъехались – лишь пара стариков
Да грустный пёс Барон здесь нынче проживают
И вечерком, убрав по паре шашлыков,
Под звёздами сидят, спиртное попивают.

Барон не отстаёт – винцо хлебает он
Из чашки той, где харч был ранее наложен,
И чувствует в ночи он жизней миллион
И ощущает, сколь пред Господом ничтожен.

Повизгивает он и стариков смешит,
Но чуют и они бездонность над собою,
И мнится: не тростник, а Млечный Путь шуршит
Под лёгкой и благой Господнею стопою.

        Андрей Владимирович Добрынин 21.09.2017 год

* * *

В жизни курортной хорошего мало –
Пылью вокруг разговоры висят,
Жадно глядят на тебя прилипалы
С вечным вопросом: «Нальёшь пятьдесят?»

И, так как спаян со скукою отдых,
То в разговоры вступаешь, увы,
И угощаешь людишек негодных
С суетным хламом внутри головы.

И размышляешь: «А может, увечен
Сам ты, а эти годны ко всему –
Век производит тот тип человечий,
Что максимально подходит ему».

Век производит стяжателей праздных,
Попусту мечущихся непосед.
Может быть, войн и не будет ужасных,
Но и основ для развития нет.

Есть лишь колючая пыль разговоров,
Вечно висящих, сознанье дробя,
Есть только множество вдумчивых взоров
С мыслью одной: «Обобрать бы тебя».

Пусть поколение сплошь измельчало –
Не зарыдаю от этого я,
Ибо уже приближаюсь к началу
Нового выспреннего бытия.

Страшно одно лишь: вдруг я ошибаюсь
И меня встретит Харон, бородат,
И повлечёт за собой, улыбаясь,
В новый коммерческий пансионат.

        Андрей Владимирович Добрынин 22.09.2017 год

* * *

Надо весело ездить по всем направлениям,
Только сел – и возглавил вагон,
И встряхнул пассажиров своим выступлением,
Отогнал подступающий сон.

И активней начнёт разъезжать население
В тайной жажде увидеть опять,
Как нежданную сказку, твоё выступление –
Ты ведь можешь и спеть, и сплясать,

И тобой сочинённое стихотворение
С выраженьем глубоким прочесть…
И активней начнёт разъезжать население,
Ибо знает, что где-то ты есть,

И отнюдь не во Франции или Фиганции,
А в России, – таков твой закон,
И однажды на стылой безрадостной станции
Ты войдёшь в приунывший вагон.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.09.2017 год

* * *

Устав от друзей, равнодушных к своим обещаньям,
Я стал прибегать как бы к односторонним прощаньям,
Когда порываешь без внешнего спора и шума,
А только в душе, что со временем стала угрюма.

Друзья, у которых сегодня всё так, а назавтра всё эдак,
Острят надо мной, и посыл их иронии меток,
Действительно, я устарел, коммунизма последок,
А в обществе новом сегодня всё так, а назавтра всё эдак.

Конечно, в итоге всё меньше друзей остаётся –
Ведь это не друг, если он надо мною смеётся
И если в смешках растворил талисман пониманья
И главное свойство мужчины – держать обещанья.

А значит, всё реже и реже друзей благородных команда;
Не спорю я с прочими – все они сплошь диспутанты,
Не спорю я с прочими – все они сплошь острословы,
А я – лишь потешный угрюмец, глядящий сурово.

И пусть одиночество горло мне стиснет до хрипа,
Но я не сдаюсь – под окном моим высится липа,
И облик могучий её говорит мне о многом –
О том, что мы оба растём, как положено честью и Богом.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.09.2017 год

* * *

О ясной осени просторы,
Сколь вы безмерно хороши:
Вот деревянные заборы,
А вот бетонные заборы,
А вот из сайдинга заборы –
Ну чем не праздник для души!

О предзакатные промзоны,
Видна в них каждая деталь:
Вот цехи из шлакобетона,
Вот цехи просто из бетона,
А вот из железобетона –
О, сколь насыщенная даль!

О склады, склады Подмосковья,
О, сколь разнообразны вы,
И у одних округла кровля,
А у других двускатна кровля,
И всюду бойкая торговля
Кипит – кормилица Москвы!

О Подмосковья магазины,
Вы вдоль дороги – с двух сторон,
Изделиями из резины,
Из выделанной древесины,
Из замороженной свинины
И прочим всем наш град снабжён.

Такая в Подмосковье осень,
Как мог, я описал её;
Добавлю также неба просинь
И вид, что бизнесу несносен:
Ряд недовырубленных сосен
И дач профессорских старьё.

        Андрей Владимирович Добрынин 23.09.2017 год

* * *

«Не убивает, проклятая, но и житья не даёт», –
Так жаловался в пространство поживший, облезлый кот,
Язву имея в виду на собственной голове,
Над коей чёрные мухи вились, одна или две.

В язву преобразилась былая любовь кота,
Просвечивает сквозь шёрстку зловещая краснота,
Её не вырвать когтями, хоть кот пытался не раз,
И не случайно воем в ночи он тревожит нас.

И тут коты появились с залеченной головой
И предложили пластырь проверенный спиртовой,
Который уничтожает все страсти былых времён
И мух, то есть чёрные мысли, отгонит запросто он.

Но страждущий оскорбился: «Подите к чёрту, друзья,
В иные минуты – стражду, в другие же – счастлив я,
Тогда под моими лапами не лужи, а облака,
И язва приобретает и вид, и запах цветка».

        Андрей Владимирович Добрынин 25.09.2017 год

* * *

Ясным вечером бабьего лета
Вижу девушку в тёмных очках –
Ей не надо закатного света,
Что играет в цветных облачках.

Впрочем, ей однотонность, пожалуй,
Не особенно тоже нужна –
Просто взгляд свой, бессмысленно-вялый,
Под очками скрывает она.

Тот, кто взгляд её встретит случайно,
Начинает уныло зевать,
Ну а так есть какая-то тайна –
Если только очков не снимать.

Ну а так есть надежда как будто:
Вот сейчас она снимет очки –
И рутины постылые путы
Разлетятся мгновенно в клочки.

Этот трюк, разумеется, вздорен,
Разработанный для дурачков,
Ибо люди, чей взгляд жизнетворен,
Не любители тёмных очков.

        Андрей Владимирович Добрынин 25.09.2017 год

* * *

Клёну, кажется, солнце не нужно –
Он ведь светится сам по себе
Густо-жёлтым, лиловым, багряным,
Привлекая все взгляды к себе.

Бледный свет через тучи сочится –
Так отрава течёт по трубе;
Клён же в мёртвенном свете ненастья
Явно светится сам по себе.

И глядят на него пешеходы,
Угнетённые тусклостью дня,
И ворчат с горделивой улыбкой:
«Этот клён как бы списан с меня.

Он – обычное дерево, я же –
Человек, и в житейской борьбе
Не сломаюсь, поскольку умею
Я светиться и сам по себе».

        Андрей Владимирович Добрынин 26.09.2017 год

* * *

Ношу кукурузный початок
В последнее время с собой,
Ведь многие люди болтают,
Шагая житейской тропой.

Болтают о том и об этом
В течение целого дня,
Тем самым нервируя крайне
Попутчика, то есть меня.

Я сведений разных никчёмных
Мильёны в мозгу накопил
И прямо скажу вам, что близок
Уже к помешательству был.

С початком же всем говорливцам
Я быстро даю укорот:
Достану тихонько початок –
И суну в болтающий рот.

Смолкают, упёршись в початок,
Бессмысленные словеса,
Болтун затихает, раздувшись
И выпучив страшно глаза.

Колю я иголкой беднягу,
Как некий потешный баллон,
И, так как он сильно раздулся,
То с треском взрывается он.

        Андрей Владимирович Добрынин 27.09.2017 год

* * *

Я человек весьма плодущий,
Таких людей на свете мало:
Я каждый день пложу такое,
Чего доселе не бывало.

Из образов и обстоятельств
Родится плод стихотворенья;
Вкуси – и в мозг, доселе тёмный,
Начнут захаживать прозренья,

Неся с собою пониманье:
Жить надо так-то, а не так-то.
Я многих изменил стихами,
И это не враньё, а факты.

И ныне я дарю пейзажик
На день рожденья каждой даме –
Как я в долине живописной
Стою, увешанный плодами.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.09.2017 год

* * *

Реальности не параллельны,
Они живут одна в другой –
Так и в моём ковре настенном
Скрывается ковёр другой.

Ковёр привычностью унижен,
И он же – вход в волшебный сад,
Где удивительные птицы
На странных деревах сидят.

Его узоры для сознанья
Коварную сплетают сеть,
И он же продолжает мирно,
Уютно на стене висеть.

И я всегда могу потрогать
Его щетинистую шерсть,
Но что перед его узором
Земная жизнь, земная персть!

И это вовсе не безумье,
Ведь всем давно понять пора,
Что на одном и том же месте
Висят повсюду два ковра.

        Андрей Владимирович Добрынин 28.09.2017 год

* * *

С высоты в прозрачной синей толще
Вижу я белесых червяков –
Это люди, это братья-люди,
Значит, с высоты их вид таков.

Значит, горы, облака и небо
Их воспринимают только так,
Значит, я, с горы на них глядящий,
Тоже, получается, червяк.

Значит, стоит мне с высот спуститься
В видимую сверху толкотню,
Как ничтожным, червяковым станет
Пляжное мое людское ню?

Нет, увольте! Лучше буду камнем,
Буду можжевеловым кустом…
Впрочем, черви сразу возмутятся,
Сообщат в райздравотдел о том.

И тогда, сражаясь за духовность,
Поневоле страшен стану я,
В подступивших снизу санитаров
И швыряя калом, и плюя.

        Андрей Владимирович Добрынин 29.09.2017 год

* * *

Забыл я у девушки шарфик,
Потом изменил ей, и вот
Обиделась девушка люто
И шарфика не отдаёт.

Молил я, в ногах я валялся,
Но девушка крикнула: «Прочь!»
Дрожа, по столице брожу я,
Мне холода не превозмочь.

Болят воспалённые гланды,
И я вспоминаю с тоской
Свой жёлто-коричневый шарфик,
Мохеровый, тёплый такой.

И всем молодым вертопрахам
Скажу я, как строгий отец:
«Коль шарфика нет запасного –
Забудь о разврате, глупец».

        Андрей Владимирович Добрынин 30.09.2017 год

* * *

Тот, кто понял суть моих стихов,
Одинок не меньше моего.
Нет за ним ватаги простаков,
Ищущих, прославить бы кого.

Денег у него наперечёт,
Он не выделяется в толпе
И внимания не привлечёт
Ни ко мне, ни к самому себе.

Слов его не слушает никто,
Одинок его житейский путь.
Он и я – мы платим так за то,
Что порой улавливаем суть.

        Андрей Владимирович Добрынин 30.09.2017 год

* * *

Бетонный панцирь индустрии
Дрожит и выпускает пар,
А лапы загребают землю –
Гектар, гектар, ещё гектар.

Растут цеха, конторы, склады,
И свалки громоздятся ввысь,
А ты идёшь к дракону в лапы,
О человек, – постой! Вернись!

От вредных ламп дневного света
Ты облысеешь, как яйцо,
А испарения металлов
Землистым сделают лицо.

Хозяин пользоваться будет
Богатством тем, что создал ты,
И будет над тобой глумиться,
Рвя наслаждения цветы.

«Что делать?!» – ты воскликнешь нервно,
А я отвечу: «Ничего», –
Ведь к бунту я не призываю,
Я не совсем ещё того.

«Работай, человек, работай», –
Советую с улыбкой я,
Поскольку за призывы к бунту
В законе есть у нас статья.

Ты сам пришёл дракону в лапы,
Стал спицей в страшном колесе,
А значит, сильно запоздали
Призывы правильные все.

        Андрей Владимирович Добрынин 01.10.2017 год

* * *

Позолотила стужа арки
Листвы над входами в аллеи,
И ветер листья, словно марки,
На лужи лепит всё смелее.

Доходят эти злые письма
Легко до моего сознанья,
Они гласят: «Ничто – харизма,
И дерзновенья, и дерзанья.

Ты можешь одолеть все восемь
Ступеней творческого духа,
Но всё равно приходит осень,
А с ней – упадок и разруха.

Разруха проникает в тело
Упорной, неотступной болью,
А боль уже кладёт пределы
И творчеству, и своеволью.

Любого гордого гиганта
Она уподобляет гному,
Рвёт в клочья мантию таланта
И возвращает вас к земному».

        Андрей Владимирович Добрынин 02.10.2017 год

* * *

Из кого я составлю орду?
Не из вас, силачи, крепыши,
А из тех, кто телесно убог,
Но опасен величьем души.

Вот они – ампутанты, хромцы,
Те, кто пьяным полжизни продрых,
Но уж гневом и злобой снабжён
Каждый воин на десятерых.

Вот они – из прокуренных нор
Вылезающие кое-как,
И убожество каждый несёт
На себе, как анархии знак.

Это – гвардия, ибо они
Ни имущества не пощадят,
Ни музеев, ни древних старух,
Ни молодок, ни малых ребят.

Дым пожаров пробудит их всех,
И начнётся потеха в дыму,
Ибо цивилизация их
Наплодила несчётную тьму.

И обратно по норам орда
Не попрячется, сколько ни бей,
Ибо сила, конечно, сильна,
Но ведь ненависть много сильней,

Но ведь чёрные сны об орде
Посещают меня неспроста,
Ибо ненависть рядом живёт,
Мне известны такие места.

Видишь тусклое это окно,
Эту серую пыльную гладь?
В нём я видел такое лицо,
Что вовек бы его не видать.

        Андрей Владимирович Добрынин 03.10.2017 год

* * *

Есть люди, нежные настолько,
Что стоит лишь ругнуться: «Блядь!»,
Как человек, тихонько ойкнув,
С сиденья вдруг начнёт сползать,

И тяжко выпадет из кресла,
Собой загромоздив проход, –
Похоже, мужеские чресла
Он не пускал давненько в ход.

На эту чушь не тратя время,
Карьеру быстро сделал он,
В жюри литературных премий
Воссев, как некий фараон.

А значит, премии благие,
Вас получать – не мой удел:
Нельзя, чтоб фараон плохие
Словечки в тексте углядел.

Иначе рухнет он со стула,
Как будто я сказал: «Умри!»,
А с ним – и добрая культура,
И безмятежность всех жюри.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.10.2017 год

* * *

Всякий русский поэт слабоумен,
Ведь поэзия – глупость и вздор,
Если он отчего-то вспотеет –
Слабоумием пахнет из пор.

Крайне глупо его поведенье
И нелепа одежда его,
Правда, сам он собою доволен –
Самомненье его таково.

Бизнесмен – это дело другое,
Он умён, да и с виду эстет,
И в его состоявшейся жизни
Места всяческим глупостям нет.

Отчего ж его гложут сомненья
Безо всяких весомых причин,
Отчего же своим совершенством
Не утешится сей господин?

Это – тайна, покрытая мраком,
А во мраке не видно ни зги,
Но глядит бизнесмен на поэта –
И строчить начинает стихи.

        Андрей Владимирович Добрынин 04.10.2017 год

* * *

Люблю бывать на вернисажах,
Где я со всеми незнаком,
Ведь там гостям дают покушать
И угощают коньяком.

А это для пенсионера
Довольно важно, господа,
Без вернисажей тарталеток
Я не вкусил бы никогда.

И коньяку без вернисажей
Не довелось бы мне попить,
И в целом делаешься лучше
На вернисажах, что таить.

Подвыпив – я искусствоведам
Готов почтительно внимать,
И живопись, когда покушал,
Уже готов воспринимать.

        Андрей Владимирович Добрынин 05.10.2017 год

* * *

На рок-концертах всякое бывает,
Они ведь презирают тишину;
От злобы некто долго изнывает,
Ну а потом с ружьём идёт к окну

И, выбрав сцену в качестве объекта,
Давай по волосатикам палить.
Вы скажете, что страшен этот некто,
Что он жесток, – не знаю, может быть.

Но фестиваль из-за стрельбы прервали,
И я заснул спокойно наконец,
И брань твою я поддержу едва ли,
Статью об этом пишущий юнец.

Я знаю – жутко было укрываться
От пуль в искусственной концертной мгле,
Но глупость прекратила бесноваться,
И чуть потише стало на Земле.

Я также знаю, сколько душ сгубила
Вся эта нечисть под названьем «рок»,
И я стрелку не плюну на могилу –
Он тоже жертва, спятивший стрелок.

        Андрей Владимирович Добрынин 06.10.2017 год

* * *

Вцепились воспоминанья
В минувшее, словно корни,
И ноют, ноют, как нервы,
Чем далее, тем упорней.

Ведь грунт минувшего горек
И высох весь от печали,
Его ни любовь, ни счастье
Вовеки не увлажняли.

Пора мне в этом признаться,
Пусть даже и поневоле –
Признаться заставят корни,
Рождая приступы боли.

Я был плохим земледельцем,
За это и стражду ныне,
Ведь я позади оставил
Лишь высохшую пустыню.

Я всё променял на строки,
За ними ныряя в небо,
Но счастья на них не купишь,
И даже простого хлеба.

        Андрей Владимирович Добрынин 07.10.2017 год

* * *

Нужно стать знаменитым разбойником,
Чтобы, имя моё услыхав,
Заливались бы краскою женщины
И собаки кричали: «Гав-гав!»

Нужно стать знаменитым разбойником –
Это нужно, во-первых, затем,
Чтобы в жизни уж более не было
Бытовых бесконечных проблем,

Чтоб сантехники все и электрики,
Все жилищники, сколько их есть,
Неустанно мой дом обиходили
И считали бы это за честь;

Во-вторых, чтобы всплыть из безвестности,
Чтобы личность прославить мою,
Чтобы все журналисты ведущие
Рвались взять у меня интервью;

В-третьих, чтобы жениться блистательно
На молоденькой кинозвезде,
Ибо звёзды, увидев разбойника,
Сразу чувствуют зуд кое-где.

А в-четвёртых – чтоб смыть с репутации
Заблуждения все и грехи,
Чтоб никто уже впредь не подумал бы,
Будто я сочиняю стихи,

Ведь поэты – всегда неудачники,
Голоштанников жалких орда,
И ни спорту, ни Церкви финансово
Не помогут они никогда.

        Андрей Владимирович Добрынин 08.10.2017 год

* * *

Скоро в космос отправят ракету,
Чтоб ракета до Марса дошла,
Буду я в экипаже ракеты
И ещё два каких-то козла.

После вылета я застрелю их
И прерву сообщенье с Землёй:
Человечество я ненавижу,
Будет Марс исключительно мой.

Там, на Марсе – пустыня, пустыня,
А над нею – космический мрак,
Но любое большое богатство
Тоже, в сущности, выглядит так.

Там, на Марсе, я буду свободен –
Значит, будут рождаться стихи,
А питать меня будут при этом
Марсианские красные мхи.

И пускай мои строки заглохнут
В марсианской пустынной пыли,
Но они ведь и ранее глохли
В городах населённой Земли.

        Андрей Владимирович Добрынин 09.10.2017 год

* * *

Человек никогда не призна́ет того,
Что ошибочно он поступил –
Таково уж, как видно, его естество,
Так уж Бог его странно слепил.

Укажи на ошибку – и хлынет поток
Оправданий, увёрток и лжи,
Так зачем ты указывал – разве не мог
Промолчать и уйти в камыши?

Чтоб лишь птицы порхали над тихой водой,
А людей уже не было чтоб –
Оправданья людские, тряся бородой,
Пусть оплаченный слушает поп.

Ты же слушай размеренный шум камыша,
Созерцай облака над рекой –
И вздохнёт, исцеляясь от гнева, душа,
Наконец-то вкушая покой.

        Андрей Владимирович Добрынин 10.10.2017 год

* * *

Чудак хотел на вас жениться,
Женился – и почил уже,
Ведь чудака вы унижали,
Создали срач в его душе.

Поэтому чудак и помер,
Стремительно, в один приём,
И вряд ли надо притворяться,
Что вы жалеете о нём.

Не надо кружевным платочком
Сухие утирать глаза,
Тем временем стремясь вплотную
Ко мне приблизить телеса.

Есть в голосе такие ноты,
Такие выраженья глаз,
Которые у вас подмечу –
И сразу понимаю вас.

Вы, в сущности, простая книга:
Слащава первая глава,
Глава вторая – стоны страсти,
А третья – жалкие слова,

Слова о том, что вы несчастны,
А я – сквалыга и палач,
А далее, пусть разным шрифтом,
Единственное слово – «срач».

        Андрей Владимирович Добрынин 11.10.2017 год

* * *

Утопили щенка, утопили –
Он понравиться людям не смог,
А взамен был задорого куплен
Чистокровный, хороший щенок.

Но к нему утонувший являлся
И в ночи его органы ел,
И хороший щенок в результате
Занемог, а потом околел.

Так вот мстит всё былое, плохое:
Недолеченные старики,
И снесённые старые зданья,
И снесённые в речку щенки.

Старики насылают болезни,
Зданья холодом дышат из тьмы,
Про щенков же кошмарную правду
Вам чуть выше поведали мы.

Так что, если с плохим расстаетёсь,
Без попа обойтиться нельзя,
Стариков ли в приют отдавая
Или старое зданье снося.

Даже если вы топите в речке
Разонравившегося щенка,
То попа пригласите на речку,
Поднесите ему коньяка,

Шашлыком угостите, а после
Попросите молитву прочесть,
И не станет щенок утонувший
Возвращаться и органы есть.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.10.2017 год

* * *

Эх, на органы вас разобрать бы,
Но куда же их денешь потом,
Ведь не станешь людской селезёнкой
Торговать на базаре простом.

Ведь не станешь случайным прохожим
Предлагать человеческий глаз,
И поэтому я неподвижен,
И поэтому слушаю вас.

Молча слушаю и понимаю:
Разобрать вас настала пора,
Вы тогда наконец-то заткнётесь
И послужите делу добра.

Пусть прочтёт объявленье заказчик,
Позвонит и предъявит заказ,
И я сразу же встану со стула
И начну надвигаться на вас.

        Андрей Владимирович Добрынин 12.10.2017 год

* * *

Чтоб украсить своё бытиё
Дополнительным скромным доходом,
Я хожу собирать вторсырьё,
К бытовым устремляюсь отходам.

Да, я был кандидатом наук
И главредом различных издательств,
Но поймал меня в сети паук,
Волосатый паук обстоятельств.

Обстоятельства эти – дефолт,
Президент с его тягой к попойкам,
И, забив на приличия болт,
Я пошёл промышлять по помойкам.

Да, бывало, соседи идут
И пугливые взгляды бросают,
Ну а я усмехаюсь – ведь труд
От любых обстоятельств спасает.

Сбор отходов меня защитил
От забвенья – не только от смерти:
Я костюмчик английский купил –
И прекрасно смотрюсь на концерте.

И такое порой отмочу,
Что мои почитатели ахнут,
Про отходы же скромно молчу –
Ведь известно, что деньги не пахнут.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.10.2017 год

* * *

Складчатых гор полукруг
В дымке стоит голубой,
Мир отдыхает, а я
Чувствую сладкую боль.

Этого отдыха мне
В слове не запечатлеть,
Время и мне отдохнуть,
Ведь начинает темнеть.

Время и мне отдохнуть,
Взяв поневоле с собой
Не воплощённый в словах
Мир, словно вечную боль.

        Андрей Владимирович Добрынин 13.10.2017 год

* * *

Баклажаны едят с чесноком,
С тёртым сыром, а больше ни с чем.
Не лелейте надежду, что я
Хоть один баклажан не доем.

Их едят лишь с чилийским вином,
С темпранильо, а больше ни с чем,
Вот и я поглощаю винцо,
Не желая делиться ни с кем.

Я осилю на ваших глазах
Баклажанов четыре кило,
Чтоб задумались вы наконец,
Почему же мне так повезло.

Баклажанов не дам никому
И вина никому не налью,
Потому что иначе никто
Не поверит в успешность мою.

А вот если я жру за троих,
Если пью как бочонок пустой,
То любой понимает, что я
Человек далеко не простой.

        Андрей Владимирович Добрынин 14.10.2017 год

* * *

Почему ваши лица унылы,
Что случилось – неужто беда?
Нет – они постоянно унылы
И тоску выражают всегда.

Ненавидите жизнь от души вы,
Ведь не клеятся ваши дела,
А свирепая жажда наживы
Между тем вам уста обожгла.

Сальдо-бульдо, и дебет, и кре́дит,
И властям непомерная мзда –
Этим всем несмолкаемо бредят
Обожжённые ваши уста.

Не владея всеведеньем Бога,
Всё ж я знаю – так будет и впредь,
Потому что вы очень уж много
В этой жизни хотите иметь.

Я смотрю из окошка трамвая,
Как по улицам движетесь вы,
Унывая, всегда унывая,
С жаждой денег внутри головы.

Эта лютая жажда и в тело
Проникает из мозга потом,
И вибрирует бедное тело,
Ибо много соблазнов кругом.

Не случайно я злые, кривые
Вижу лица на улицах сплошь,
Ибо очень страдают больные,
Не умея унять эту дрожь.

        Андрей Владимирович Добрынин 15.10.2017 год

* * *

Тишина на погосте,
И седые кресты
Оплела повилика,
Обступили цветы.

Говорит разнотравье,
Знаменосная рать:
«Эти мёртвые – наши,
Их нельзя отобрать.

Весь наш полк необорный
Поднимался и зрел
На крови позабытых
Человеческих тел.

Мы забвение пили,
Потому и густы,
Нынче видел не травы,
А забвение ты».

        Андрей Владимирович Добрынин 15.10.2017 год

* * *

Я вечером сижу в укрытии,
В скупом, но всё-таки тепле,
А за окном вершит события
Октябрь, коснеющий во зле.

Он кулаком по раме бацает,
Приказывая: «Отопри!» –
А мне ведь помнятся рыбацкие,
С дневным пригревом октябри.

Нам чудо-осень Левитанова
Была привычна в те года,
Но год за годом гонит заново
Октябрь в Россию холода.

Он хочет, чтобы мы озлобились,
Чтоб строгий счёт вели деньгам,
Чтоб друг от друга обособились,
По тёплым сидя закуткам.

И что же, он достигнул этого?
По крайней мере, не со мной.
Мировоззрение поэтово
Отсталое тому виной.

Меня ведь убедили смолоду,
Что беды – это к братству путь,
Что лучше притерпеться к холоду,
Чем брату дверь не отомкнуть.

        Андрей Владимирович Добрынин 16.10.2017 год

* * *

Я не люблю стихи нелепые,
Ведь я же добрый человек,
Хочу я, чтоб делами мудрыми
Мой ближний заполнял свой век.

И потому стихи нелепые
Воспринимаю с гневом я.
Как вам не стыдно аплодировать
Подобным глупостям, друзья?

Вы на концерт пришли, похлопали,
Поговорили о своём,
Ну а в поэте гордость вспучилась,
Возбухло самомненье в нём.

И он теперь стишки нелепые
Строчит в отрыве от всего,
А между тем под горку катятся
Все предприятия его.

Его детишки ходят пьяные
И по рукам пошла жена –
Так действовала графомания
Всегда, в любые времена.

И пусть вы ближнего не любите
За то, что он подлец и хам, –
Не надо яда! Просто хлопайте
Его уродливым стихам.

        Андрей Владимирович Добрынин 17.10.2017 год




Share Button