Колбаса времени. 2016 год. Март.

24 марта 2016 года. Абсолютное добро.

  Когда я усердно занимался своим делом, то есть сочинял историко-публицистическую книгу по заказу некоего богатого человека (книге предстояло выйти в свет под именем этого человека), мне неожиданно позвонила секретарша заказчика и потребовала привезти плоды моих трудов. Я, разумеется, просто выслал их в нескольких файлах. Вскоре мне вдруг позвонил уже мой грозный наниматель собственной персоной. Секретарша, как оказалось, пожаловалась ему на то, что я не желаю выполнять ее распоряжения: в офис не приехал, а тексты хоть и прислал, но вразбивку, а не в соединенном виде. Я хотел было объяснить, что свести несколько файлов в один – пара пустяков и я, если надо, готов сам это сделать, однако работодатель сыпал упреки как из рога изобилия, не дал мне сказать ни слова и наконец бросил трубку. Я как-то машинально свел файлы воедино и послал объединенный текст секретарше, которую в школе, к сожалению, не отучили интриговать и ябедничать. Потом я задумался над услышанным. «Почему вы не хотите приехать?» – спрашивал меня заказчик с горечью. Странно как-то это прозвучало – словно я страдал манией бродяжничества и должен был постоянно хотеть куда-то приехать. Однако главным я счел другой упрек. «Я ведь не тревожу вас лишний раз, плачу аккуратно, создаю условия, – звеневшим от обиды голосом говорил будущий публицист. – Почему же вы не хотите приехать, не считаете нужным отвечать добром на добро?»
  Постепенно мне стала ясна вся та трагическая пропасть, которая разделила мое миропонимание и миропонимание моего работодателя. Я ведь тоже делал для него кое-что – выполнял всю работу в срок, нареканий на качество тоже не было, хотя нынешним богатым клиентам угодить очень непросто. Собственно, в отсутствии нареканий убеждает сам факт нашего успешного сотрудничества в течение полугода, когда я регулярно высылал заказчику готовые тексты и в ответ получал деньги и одобрительные отзывы. Эти отзывы меня не удивляли, так как человек я добросовестный, пером владею, работал быстро (потому что без выходных и праздников). И все же выходило так, что мы не равноправные партнеры. То добро, которое делал мне заказчик, платя деньги, было настоящим, полноправным добром, и за него следовало чувствовать благодарность. А то добро, которое делал заказчику я, честно выполняя его заказ, было на самом деле не добром, а лишь попыткой восполнить, возместить настоящее добро, выступавшее в виде денег нанимателя. Подразумевалось, что полностью возместить пошедшее на меня подлинное добро я никак не могу, а потому из благодарности должен выполнять различные требования, не имеющие прямого отношения к моей работе, – ну, например, немедленно являться в офис по команде не только моего патрона, но и его секретарши. По этой логике те же, к примеру, шахтеры должны не просто добывать уголь в шахте, но и постоянно ощущать благодарность за то, что их допустили к этому увлекательному занятию и даже платят за него деньги. Значит, шахтерам следует из благодарности в выходные дни бесплатно строить дачи или возделывать приусадебные участки своего начальства. Видимо, так получается по Божьему промыслу, согласно коему настоящее, абсолютное добро распределено между людьми неравномерно, и потому воистину добры лишь те, кто распоряжается бесценным даром абсолютного добра, то есть деньгами. В самом деле: ведь эти прекрасные люди вполне могли бы нас не нанять, и тогда пришлось бы нам как-то обходиться без своей толики абсолютного добра, что, как мы знаем, весьма непросто. Но нас наняли, дали нам работу, хотя вполне могли бы этого не делать, – даже ребенку ясно, что это акт огромной моральной силы. Иметь полную возможность не делать добра и все-таки делать его – такое, безусловно, требует самой исступленной благодарности, одним лишь выполнением работы подобную жертвенность искупить невозможно.
  Я лишь изложил ход мыслей моего богатого заказчика. Читатель сам решит, как относиться к такой жизненной позиции. Скажу лишь, что, по словам моих друзей, подобные воззрения среди богатых господ приобретает все большее распространение. И еще одно: на момент вышеописанного разговора за моим заказчиком был-таки должок по оплате моего труда. Небольшой должок, только за полмесяца, но все же. Позднее этот должок так никуда и не делся – я решил прекратить наши отношения, а заказчик решил, что в таком случае платить бессмысленно.

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*