Колбаса времени. 2016 год. Август.

22 августа 2016 года. Кладбища домашних любимцев.

  В моем дворе взгляды прохожих привлекает странный квадратный бугор, поросший кустами и деревьями. Это старое бомбоубежище, укрытое под толстым слоем земли. Из этого слоя торчат выходы вентиляции – два бетонных цилиндра с плоским верхом и круглыми отверстиями по бокам. Эти цилиндры привлекают несчетное количество пьяниц с Петровско-Разумовского, Коптева, Михалкова, Лихобор, Бутырок, улицы Яблочкова и прочих районов Москвы, поскольку напоминают столы и позволяют пьяницам чувствовать себя как бы в питейном заведении, куда все они мечтают попасть и куда им на самом деле из-за безденежья хода нет. Добавляется и прелесть природы, так как над Бомбой – так кратко называется бугор – со всех сторон нависают и приятно шелестят под ветерком огромные деревья, бывшие во времена постройки убежища еще совсем маленькими. Частенько неустанный бубнеж пьяниц, собравшихся на Бомбе, их жуткий смех, вопли и перебранки отравляют жильцам окрестных домов целые дни и даже ночи. Однако порой на бугре никого нет – ведь алкоголики, как известно, непредсказуемы, – и тогда бетонными столами пользуюсь я.
  Однажды в жаркий июльский день мы с приятелем стояли у одного из этих квази-столов, потягивали из банок холодное пиво и негромко беседовали. В это время по тропинке мимо бугра проходила величественная старуха со шпицем на поводке. Заметив нас, она остановилась и объявила:
  – Вот здесь, где вы пьете, мы хороним собак.
  – И кошек? – уточнил я.
  – И кошек, – величественно кивнула старуха.
  – А мышей хороните? – хихикнул мой подвыпивший друг. Старуха презрительно хмыкнула и двинулась дальше своей дорогой. Я, увлеченный беседой с другом, быстро выкинул из головы эту сцену: к тому, что жизнь в Москве полна абсурда, мне не привыкать. Однако на следующий день я вспомнил слова старухи и многое понял. Стало быть, повсюду у нас, на каждом мало-мальски удобном месте, разбросаны кладбища домашних любимцев, а потому все те, кто пьет и веселится в московских дворах, вершат веселье на костях маленьких покойников. Понятно, что покойники терпят такое надругательство лишь до поры до времени. В конце концов их разъяренные души проникают внутрь пьяниц и толкают их из мести на разные самоубийственные акции. Одного из давно примелькавшихся мне выпивох как-то ночью понесло на стройку, где он свалился в уже забетонированный котлован и сломал себе ногу в нескольких местах, так что и доселе передвигается с палкой. Известная в округе баба Аля, которую никто никогда не видел трезвой, но которая раньше отличалась добродушием, вдруг устроила дома страшный скандал и выкинула с балкона семейную гордость – фарфоровый сервиз. Наутро баба Аля рыдала над его осколками и проклинала дело рук своих, но было уже поздно. А тем временем трое друзей бабы Али повздорили из-за того, кто должен с ней амуриться, и два друга забили третьего досмерти. Мертвяк, накрытый мешком, долго лежал в нашем дворе (криминалисты свое дело сделали, но труповозка все не ехала), и это зрелище возбуждало различные толки среди детворы. Но я-то теперь знаю: все дело в ненависти домашних любимцев, которых так долго попирали ногами и чей сон тревожили нечеловеческим гоготом и пьяными воплями. А поскольку домашних любимцев из-за их многочисленности хоронят повсюду, то от их ненависти не убережешься. Так что пьянствовать, вопить и гоготать надо дома, а кошки, собаки, морские свинки, хомяки и все прочие пусть спокойно спят в земле наших дворов. Не мешайте им спать, иначе плохо вам будет.

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*