Колбаса времени. 2015 год. Март.

26 марта 2015 года. Простейшие.

  Не так давно внимание океанологов, проплывавших на своем судне близ Галапагосских островов, было привлечено пузырями на поверхности воды, которые, лопаясь, распространяли невыносимое зловоние. При погружении выяснилось, что в этом месте на океанском дне имеются трещины, сквозь которые из раскаленных недр Земли поступает сероводород. Затем он цепочками пузырей восходит к морской поверхности, где смешивается с атмосферой, создавая то самое зловоние, знакомое по опыту не только исследователям, но и обыкновенным людям. Но главное открытие ожидало океанологов впереди: при исследовании проб грунта, взятого со дна возле разломов земной коры, выяснилось: на огромной глубине, под чудовищным давлением, в среде, лишенной кислорода, зато насыщенной вредным газом, существует и процветает жизнь в виде колоний своеобразных микроорганизмов. И питаются эти простейшие не чем иным, как тем самым сероводородом, который, согласно прежним представлениям, убивает все формы органической жизни. Удивление и радость ученых, сделавших такое неимоверное открытие, были, разумеется, беспредельны.

  Океанологов можно понять: эти фанатики науки постоянно то мыслями, а то и во плоти пребывают в морских глубинах и, если не считать немногочисленных конференций и симпозиумов, совершенно оторваны от жизни остального человечества. А будь они лучше знакомы с делами своих сородичей, населяющих земную поверхность, они радовались бы гораздо меньше. В самом деле: ученых потрясло то обстоятельство, что существуют организмы, способные питаться, по сути дела, ничем – газом, причем вреднейшим газом, зловонным отбросом химических реакций, протекающих втайне от людей в воспаленной утробе планеты. Сразу же, как из дырявого мешка, посыпались гипотезы и теории, симпозиумы и конференции, – а между тем наблюдатели, следящие за жизнью человеческого сообщества (да-да, людей, а не каких-то там ничтожных простейших), нисколько не удивились открытию океанологов. Эти наблюдатели, к числу которых принадлежу и я, сразу отметили, что жизнь подводных бактерий, питающихся газообразной дрянью, находит себе полную аналогию в жизни многих людей, ошибочно считающихся сложными существами и венцом творения. Крупные колонии таких человекоподобных простейших мы можем без всякого труда обнаружить, например, на современной Украине.

  Все мы прекрасно знаем, что человек есть существо сколь материальное, физическое, столь же и духовное. Поэтому, обеспечив свою физическую жизнь материальной пищей, затем он немедленно требует пищи духовной. Если он таковой не получает, он неизбежно уничтожится как человек, хотя, возможно, и будет еще какое-то время тяготить собой землю как биологическая единица. Духовная пища весьма разнообразна, от великой поэзии до телесериалов и футбольных матчей – соответственно различиям в этой пище разнятся и люди. Однако среди множества видов и способов духовного пропитания есть нечто подобное вредным подземным газам, нечто отрицательное, зловещий продукт идеологической борьбы, питаться которым могут только особые расы вида homo sapiens, только простейшие среди людей.

  Что поделать – тяга к сладкой жизни у человека огромна, отсюда желание одного людского сообщества разрушить и/или истребить другое, дабы воспользоваться его богатствами (прежде всего – его трудом). Понятно, что самый простой путь разрушения людского сообщества (социума) – это лишение его физической пищи, обычного продовольствия. Однако на практике такой путь в наши дни затруднителен и даже при достижении некоторых успехов желаемого конечного результата не гарантирует, ибо народ (сообщество, социум), уверенный в собственной правоте, может терпеть лишения неопределенно долгое время. А вот без этой уверенности народ вскоре падает духом от любых, даже не слишком значительных неудобств. Иначе говоря, требуется, чтобы народ-жертва духовно отощал, а для этого следует лишить его соответствующей пищи. Необходимо заставить его возненавидеть собственную историю, собственные достижения, проникнуться отвращением к собственным святым, подвергнуть глумлению собственную душу, – однако это еще не все. Считая себя негодным народом, он должен вдобавок поверить в моральное, да и физическое превосходство хищника и увидеть в нем друга, а никак не врага. Пусть на того, кто хочет стать его поработителем, он смотрит как на существо высшего порядка, как на апостола добра, как на благодетеля, и тогда наш доверчивый народ можно брать голыми руками, можно грабить его всласть – подготовленный таким образом процесс ограбления будет восприниматься с благодарностью, как плата барину за науку.

  Однако и это еще далеко не все. Ослепленный может прозреть, одураченный – вновь прийти в разум. Да и совсем без пищи духовной нельзя, а долго питаться одним самоотрицанием не станешь. Поэтому необходимо предусмотреть для жертвы духовные суррогаты: суррогатную историю, суррогатных героев и святых, суррогатный язык, суррогатную культуру, суррогатные нравы и мораль. Понятно, что всё это будет форменной дрянью, отбросами человеческого духа, облеченными в яркую упаковку специально нанятыми и обученными людьми, – иными словами, в сфере человеческого духа и для людей это будет то же самое, что сероводород для галапагосских бактерий. Но и этого мало: дабы отбросы потреблялись с аппетитом, им должен быть присущ дразнящий запах ненависти, как сероводороду присущ его собственный неповторимый запах – не слишком приятный для человека, зато неотразимо влекущий простейших. Иными словами, дабы окормить жертву так, как желательно хищнику, жертве должен быть представлен враг (внутренний, внешний, тот и другой, и т.д.). Ясно, что «образ врага» – это совсем уж тухлый духовный продукт, однако не будем забывать о том, что к моменту создания этого образа жертва уже достаточно оболванена и в духовном смысле представляет собой, по сути, простейшее. А значит, запах гнили ее не оттолкнет – напротив, привлечет, заставит без оглядки глотать и всю прочую духовную заваль, и таким образом процесс создания человека-простейшего будет завершен. Колония простейших станет жадно вбирать в себя духовный сероводород, предоставляя между тем хищнику свободно хозяйничать в среде своего обитания.

  С учетом всего вышесказанного следует признать, что ничего особенного нового океанологи не открыли – чтобы в этом убедиться, можно привести длинный ряд исторических примеров перерождения людских сообществ в колонии простейших. Впрочем, вряд ли стоит злоупотреблять примерами, когда для признания справедливости наших слов достаточно бросить взгляд на современную заднепровскую Украину. Можно, конечно, смеяться над простейшими, но не стоит забывать о том, что они ведь по-своему счастливы. А значит, лучше воскликнуть: «Слава Украине! Простейшим – слава!»

  «Ещё о простейших» можно прочесть здесь.

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*