Колбаса времени. 2015 год. Май.

4 мая 2015 года. Мой русский пессимизм.

  Чем ближе 21 мая, день рождения моего безвременно умершего друга Константина Григорьева, тем чаще я вспоминаю этого удивительного человека. С виду он был как раз совершенно обыкновенен, даже зауряден, но если присмотреться – удивителен, и вдвойне удивителен – если поближе его узнать. Вспоминаю его лицо, напоминавшее то ли Сократа, то ли лесного фавна, очень некрасивое, но чрезвычайно симпатичное; вспоминаю рыжие, вполне подходившие к внешности фавна волосы и бородку; вспоминаю маленькие ярко-голубые глазки, настолько близорукие, что иногда казалось, будто Григорьев смотрит не на собеседника, а на кончик собственного носа; вспоминаю улыбку, лукавую и простоватую одновременно. Что касается лукавства, то это была одна видимость – при мне Григорьеву ни разу не случилось его проявить, хоть на волосок схитрить в собственную пользу. А вот простоват Григорьев действительно был, и ни его природный ум, ни начитанность, ни самообразование никак не могли избавить его от этого свойства, столь неуместного в эпоху первоначального накопления капитала.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*